Тайное имя в деле банкира

Суд отпустил на свободу совладельца банка «Фининвест». В его деле есть «неустановленное лицо», имя которого может оказаться вполне знакомым.


© СС0 Public Domain

Суд отпустил на свободу совладельца обанкротившегося два года назад банка «Фининвест». Выше него в преступной схеме было лишь одно «неустановленное лицо». Его имя может оказаться знакомым.

Валентина Ландграфа доставили в зал Василеостровского райсуда Петербурга под конвоем. В голубой рубашке, с аккуратной прической он выглядел явно более уверенным, чем год назад, когда его арестовывала судья Леонова. В зале— немногочисленная публика в лице корреспондента «Росбалта», супруги Ландграфа Натальи и сына Андрея. На странице Натальи в одной из соцсетей можно найти фотографию со счастливым семейством, которое отмечает некий праздник. Фото датировано 3 марта 2015 года. Спустя три месяца совладелец банка Валентин Ландграф был задержан. Вместе с ним под следствием оказалась экс-председатель правления «Фининвеста» Наталья Громова. Против них было возбуждено дело по статье 159 УК РФ «мошенничество».

Банк, впоследствии получивший название «Фининвест», был зарегистрирован в октябре 1990 года в Саратове. Через 17 лет бизнес-интересы сосредоточились уже за пределами этого города — филиалы банка открылись в Москве, Петербурге и Ростове-на-Дону. За эти годы финансовое учреждение сменило несколько названий: «Мокроус-Банк», «Оберег», «Поволжье-Инвест» и в конце концов получило наименование ООО «Банк Фининвест».

7 июля 2014 года ЦБ отозвал лицензию у банка. Как указывал регулятор, это решение о применении крайней меры воздействия вызвано неисполнением ООО федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность. Банк России также установил, что «Фининвест» проводит слишком рискованную кредитную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы. Спустя месяц арбитраж признал банк несостоятельным (банкротом). Примерно в это же время в «Фининвесте» творились дела, далекие от легальных банковских процессов.

Обвинение против бывшего менеджмента учреждения можно разделить на пять эпизодов. По версии следствия, в июле 2013 года Ландграф и Громова выдали кредит некоему ООО «Содружество» на сумму 487 млн рублей. При этом они достоверно знали, что эти деньги не вернутся в кассу. В итоге сумма была растрачена. В октябре того же года был подписан протокол о продаже ООО «Век» 55 тысяч облигаций Минфина. Их стоимость была оценена в 162 млн рублей. Деньги за ценные бумаги на счет банка также не поступили.

В мае 2014 года Ландграф одобрил заявку на кредит, поступивший от ООО «Волна». Соответствующий договор был подписан Громовой, и в результате коммерческой структуре перечислили 491 млн рублей. Не позднее июня 2014 совладелец «Фининвеста» дал указание своим ни о чем не подозревавшим сотрудникам подыскать физическое лицо, которое бы согласилось стать совладельцем ООО «Невская жемчужина». Эта фирма не осуществляла никакую деятельность, но при этом подала заявку на получение кредита в сумме 492 млн рублей. За эту сумму якобы должны были быть приобретены вексели «Фининвеста».

Наконец, летом того же года, еще до банкротства банка, Ландграф подписал протокол об одобрении сделки по продаже нежилого трехэтажного здания на улице Нахимова, 15, лит. Е. Любопытно, что по этому же адресу было зарегистрировано ООО «Банк Фининвест». Из документов должно было следовать, что 307 млн рублей за продажу объекта поступили на счет банка. Следствие установило, что в реальности все было не так. Громова дала указание своему подчиненному выписать документ о внесении покупателем денег за здание. Никаких средств на счет банка в итоге не поступило.

Первоначальное обвинение о мошенничестве следствие затем переквалифицировало на статью «присвоение или растрата». Громова свою вину признала. Процесс над ней запомнился конфликтом в коридоре Василеостровского районного суда. Адвокат подсудимой Алексей Мартынов ударил по камере фотокорреспондента «Коммерсанта» Александра Корякова, который пытался сфотографировать Громову. Сама же обвиняемая пошла на сделку со следствием и дала развернутые показания, поэтому дело рассматривалось в особом порядке, без исследования доказательств. 23 мая суд приговорил Громову к 3,5 годам лишения свободы условно, удовлетворив гражданский иск «Фининвеста» на сумму 1,8 млрд рублей.

Свою вину позднее признал и Ландграф, его защита вполне стала рассчитывать на условное наказание. К тому же в ходе слушаний к делу было приобщено поручительство от некой компании, которая заявила о готовности трудоустроить обвиняемого. Более того, на иждивении у Ландграфа двое несовершеннолетних детей, пожилая мать, а также супруга с зарплатой в 20 тыс. рублей.

«Надо учитывать роль Ландграфа — он выполнял роль номинального исполнителя и активно способствовал раскрытию преступления», — заявил в ходе прений его адвокат Михаил Лебедев. А затем неожиданно добавил: «Его фактически использовали втемную, он доверял организатору преступной схемы».

Так, впервые за время следствия и суда прозвучала фраза о некоем «неустановленном лице», которое якобы и было на самом верху преступной схемы. Но имя этого человека в суде так и не назвали.

Сам обвиняемый отказался выступать с речью, попросив суд об условном наказании. Прокурор настаивала на реальном сроке — 4 года лишения свободы в колонии общего режима со штрафом в 1 млн рублей. Судья Виктория Волкова была благодушна.

«Окончательно путем частичного сложения назначить Ландграфу наказание на срок 4 года. Назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 4 года», — огласила она приговор.

Эта фраза Виктори Волковой позднее окажется во всех новостных лентах. Но интересно и то, что судья в приговоре также несколько раз упоминала все то же «неустановленное лицо». Оно якобы предоставило необходимые документы для выполнения незаконных операций, а также открыло счет в банке для зачисления денежных средств. Число подходящих кандидатур начало сужаться ближе к концу приговора, когда Волкова заметила, что этот человек использовал «служебное положение в общем собрании участников ООО «Фининвест» и ООО «Капитал» и «полностью контролировал собрание участников».

ООО «Капитал», как следует из отчетности Центробанка по состоянию на февраль 2014 года, являлось совладельцем банка «Фининвест». Компании принадлежало 40% акций. Основная доля — у ЗАО «Фининвест Капитал». Обе фирмы зарегистрированы по адресу 7-я линия Васильевского острова, 76 лит А. Согласно базе данных «Спарк», их руководитель — Максим Ванчугов — владелец ГК «Город» и брат депутата Госдумы Романа Ванчугова. В настоящий момент он находится под домашним арестом по делу о мошенничестве, связанному с хищением денег дольщиков.

На февраль 2014 года, то есть, в период между эпизодами растраты в банке «Фининвест», Максим Ванчугов владел 30% голосов в ЗАО «Фининвест Капитал», которому, в свою очередь, принадлежали 99% голосующих долей ООО «Капитал». Основная доля (70%) на тот момент была у Ландграфа. Также Ванчугов владел 30% голосов в ЗАО «Фининвест Капитал». Этой компании принадлежали 99% голосующих долей ООО «Фининвест». Последняя обладала 60% акций в позднее обанкротившемся банке.

«Росбалт» обратился за комментарием к адвокату Валентина Ландграфа. Вопрос был, собственно, лишь один: упоминал ли Ландграф в своих показаниях имя Максима Ванчугова? Юрист Михаил Лебедев, сославшись на подписку о неразглашении, был краток: «Без комментариев».

Илья Давлятчин