«Если бы наша стеклянная пластмассовая эстрада была ближе к зрителям»

Музыкант из Петербурга Константин Битеев стал сенсацией на украинском телепроекте «Х-фактор». Он покорил судей и зрителей авторскими песнями о бывшей девушке, которую до сих пор любит.


© Фото предоставлено Константином Битеевым

Музыкант рассказал «Петербургскому авангарду», что остается за кадром шоу, с какими проблемами сталкиваются участники, почему его песни так понравились молодым мамам и как на самом деле относятся к музыкантам из России украинские зрители.

 — С какой целью вы поехали на «Х-фактор»?

 — Хотел попробовать свои силы, на победу не надеялся. Всегда верил в то, что моя музыка искренняя и найдет свою аудиторию.   Уже на первом выступлении исполнил свою песню «Щечки», личную, посвященную моей бывшей девушке, хотя сначала не собирался ее петь. Я был очень взволнован и немного не соображал. Поэтому так странно отреагировал, когда Константин Меладзе нажал на «золотую кнопку» (то есть отправил сразу в финал конкурса, избавив от всех предварительных испытаний — прим. «Росбалт»), но скорее это была напущенная странность, я как бы за ней спрятался. Сейчас работаю над тем, чтобы быть более открытым на сцене, а не «отмороженным» или отрешенным, как говорил один из судей Антон Савлепов из группы «Агонь».

— Как проходили отборочные этапы на шоу?

 — Нужно было снять видео, на котором ты поешь. Я снимал уже в третий раз. Еще два раза отправлял видео на «Голос», туда пока не позвали. На Украину проще попасть. Но все равно буду пытаться попасть на «Голос», надеюсь, что на пятый или на шестой раз получится. Мне важно, чтобы мои песни услышали как можно больше людей.

Хотя эти шоу, по сути, ничего не дают. Продюсеров у меня не появилось. Вообще пройти одно шоу достаточно для старта, а идти потом на второе, третье… Как говорил Меладзе, не нужно превращаться в конкурсного робота. Но на «Голос» пойду: у меня был пиар на Украине, а в России еще не было. Только нужно быть готовым и записать свои песни в хорошем качестве. Нужно, чтобы людям было что послушать, а то сейчас «подсели» только на «Щечки».

— А как вы себя чувствовали, когда на шоу раскручивали вашу историю отношений с девушкой?

 — В конце я понял, что лучше бы меня позиционировали как простого парня с улицы, который пытается петь авторские песни. Только в этом нет никакой грустной истории, рейтинга для программы. Зато история с девушкой попала в точку. Некоторые писали мне, что благодаря моей песне они помирились со своими любимыми. Но потом, когда это мусолили дальше, я уже сам понял: надо было быстрее переключиться на другую волну.

— Много ли фанатов и хейтеров у вас появилось?

 — Да, фанаты появились. Летом, выступая на улице два месяца, мне удалось довести количество подписчиков в группе до тысячи. А когда вышел первый выпуск шоу, у меня за три дня было уже 2 тыс. Потом еще и еще. Сейчас больше 5 тыс. Помню, когда мы сняли первый клип на песню «Солнце и ветер», я радовался тому, что у меня 600 просмотров на Youtube. А сейчас на «Щечках» — более 1,5 млн. Но мне интересны те поклонники, которые и другие мои песни знают. Пусть лучше будут 100-200 человек, увлеченных моим творчеством, чем несколько тысяч, знающих лишь одну песню.

Хейтеры, я думаю, тоже есть. Но на базе проекта их неприязнь обоснована посторонними причинами, а не моим творчеством. Если появятся хейтеры творчества, мне будет интересно с ними пообщаться. А у этих людей, наверное, просто были другие фавориты на шоу, и они чувствовали обиду на меня.

— Что можете посоветовать тем, кто хочет стать участником подобного телепроекта?

 — Приходить с готовым материалом! Потому что шоу не помогает найти себя. Наоборот, путает. Все дают слишком много советов. Психолог сказал одно, преподаватель — другое, а постановщик вообще: «Забудь все, что они говорят». В итоге нужно «забивать» на все. Ты должен сам знать, как будет лучше. Тебе делают прическу, не нравится — переделываешь. Не стоит идти слишком молодым: на телешоу нужно уже иметь багаж самобытности, чтобы тебя запомнили, нужно выделяться.

— Не было обидно вылететь с проекта?

 — Нет, в том, что слетел, виню только себя. Я сразу неправильно себя вел, слишком холодно. Надо было раньше раскрываться. Но это постепенный процесс, мне пришлось бы себя заставлять. А тут все происходило само собой, более живо.

Я был немного разочарован, думал, что получится продержаться подольше. Хотя еще один или два эфира ничего бы мне не дали. Выиграть не получилось бы. Очень много факторов против… И то, что я из России, наверное, тоже.

 — К слову, как к вам относились люди на Украине?

 — Проблем не было с этим. Хотя, думаю, что в некоторых комментариях и была предвзятость. А так по Киеву нас особо гулять не выпускали. Мы все время были взаперти, потому что первый месяц никто не должен был знать, что мы попали в двенадцать, а затем начались репетиции.

Но по тому, что я видел, могу сказать: в Киеве царит постсоветская атмосфера. Ларьки везде, немного мусорно, люди живут скромно и одеваются так же. Зарплаты средние. В маленьких городах, как Полтава, получают в пересчете на российские рубли по 5-6 тыс. В Киеве в среднем — 10-15 тыс.

— Раньше вы играли на улице, планируете снова возвращаться к такому формату?
 
 — Я бы хотел попробовать поиграть в метро, там теплее. Но, думаю, будет классно стать известным и потом поиграть на улице. Это замотивирует людей. Мне приходит много писем такого содержания: «Вот я увидел, что ты простой парень и смог чего-то добиться, и я поверил в себя, в то, что нужно продолжать делать то, что делаю».

Если бы наша стеклянная пластмассовая эстрада была ближе к зрителям… Если бы Дима Билан выступил на улице, мы бы увидели, что он простой человек. И что мы тоже можем такими стать. Нужно показывать, что все люди одинаковые. Я против того, чтобы создавать себе кумиров. Я за то, чтобы создавать что-то из себя.

Полную версию интервью читайте на сайте «Петербургский авангард».

Беседовала Аниса Шакирова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.