Что еще Петербург может отдать РПЦ

Корреспондент «Росбалта» выяснил, на какие здания, помимо Исаакиевского собора, может претендовать Русская православная церковь.


В городе на крестные ходы выходят чиновники и депутаты. © Фото Евгения Зубарева

Петербург второй день обсуждает решение, принятое губернатором Георгием Полтавченко. Во вторник, 10 января, градоначальник заявил: вопрос о передаче Исаакиевского собора Московскому патриархату «решен». В ответ представители общественности пригрозили отставкой и акциями протеста уже самому Полтавченко. Но мало кто из активистов обратил внимание, что процесс передачи петербургских зданий в пользование активно шел весь 2016 год. Заметим, не только Русской православной церкви. В Смольном «решали» вопрос, руководствуясь федеральным законом от 2010 года.

ФЗ № 327 предусматривает передачу имущества религиозной организации как в собственность, так и в безвозмездное пользование на определенный срок. При этом заявителю может быть отказано в случае, если объект не является имуществом религиозного назначения, а цель его использования «не соответствует целям деятельности, предусмотренным уставом религиозной организации или федеральным законом». Закон также прямо предусматривает запрет для иностранных организаций.

Можно сказать, что РПЦ одержала убедительную победу в борьбе за Исаакиевский собор. И эта победа Московского патриархата в Северной столице — не первая за минувшие годы. В 2006-м власти Петербурга приняли решение о передаче Преображенской церкви на Аптекарском острове Санкт-Петербургской епархии. Казанский собор, работавший под вывеской Музея истории религии и атеизма, отошел церкви в начале нулевых. В феврале 2016 года музейным объектом перестал быть и Смольный собор.

Но случались и проигрыши. Здание Музея Арктики и Антарктики РПЦ так и не досталось. Борьба закончилась победой теперь уже экс-директора музея Виктора Боярского.

В настоящее же время петербургские власти готовятся передать РПЦ здание Благовещенской церкви Александро-Невской лавры, в которой располагается филиал Государственного музея городской скульптуры. Сам музей планируется переместить в помещения памятника федерального значения Уткина дача, расположенного на мысе у слияния Оккервиля и Охты.

Не исключено, что РПЦ предпримет попытку вернуть себе и здание храма Спаса-на-Крови. Впрочем, вице-губернатор города Михаил Мокрецов подчеркнул, что пока таких заявок не поступало.

В 2016-м году Петербург передал религиозным организациям порядка двух десятков зданий и помещений. Справедливости ряди отметим, что не все из них отошли Русской православной церкви. Так, Приход Святой Екатерины Римско-католической Церкви в Санкт-Петербурге получил в собственность две квартиры на Невском; Евангелическо-лютеранская Церковь Ингрии на территории России стала обладателем здания в Кронштадте, а Ингерманландский финский Евангелическо-лютеранский приход Тюре Кирхи святого Иоанна — собственником нежилого здания в Ломоносове.

Но подавляющее большинство объектов все же получил Московский патриархат — как в безвозмездное пользование, так и в собственность. «Росбалт» обратил внимание на последнее постановление комитета имущественных отношений о передаче в безвозмездное пользование РПЦ Екатерининского собора в Царском Селе. Здание, заложенное в 1835 году по указанию Николая I, передается церкви на 49 лет.

В пресс-службе КИО агентству сообщили, что конкретного перечня объектов, на которые могут претендовать религиозные организации, не существует.

«Мы работаем с церковными организациями по запросам, поскольку это требует участия не только нашего комитета. К нам поступает запрос, он тщательно проверяется, и на основании данной проверки принимается решение», — подчеркнули в пресс-службе.

«Росбалт» вместе с историками составил примерный перечень тех объектов, которые может отдать Смольный. Для этого, как известно, вовсе не нужно советоваться с местными жителями — главное, чтобы вопрос был «решен».

Первой на ум приходит Центральная городская публичная библиотека имени Маяковского на Фонтанке, 44. До 1917 года там находилось подворье Троице-Сергиевой лавры, включавшее монастырскую гостиницу, церковную лавку и домовую церковь. После революции в здании появился Богословский институт, однако спустя три года он прекратил свою деятельность. Позднее там расположился дом коммунистического воспитания молодежи «Старая и новая гвардия».

Лакомым кусочком можно назвать дом церковнослужителей Казанского собора на Невском проспекте — там ныне находится бизнес-центр. Угловое здание в стиле позднего классицизма было построено в 1813 году по проекту известного архитектора Василия Стасова. Октябрьская революция внесла свои коррективы и 114 лет спустя, когда часть жильцов была выселена, а часть сбежала, большинство квартир там стали коммунальными.

Под раздачу может попасть и Институт кино и телевидения на улице Правды, 13. Тем более символично, что два года назад на фасад этого здания вернулась мозаика «Христос, благословляющий детей», закрашенная в советские годы. До прихода к власти большевиков там находилась образцовая церковно-приходская школа с храмом в память императора Александра III. Церковь же носила имя князя Александра Невского. Здесь же разместился училищный совет Синода, созданный для управления приходскими школами. Однако в 1918 году здание передали Институту фотографии и фототехники, позднее переименованному в Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения.

Любопытно, как к возможным изменениям отнесутся арендаторы, занимающие помещения бывших доходных домов на Невском проспекте. Многие из этих зданий принадлежали церкви. А в доме Энгельгардта, где сейчас размещен вестибюль станции «Невский проспект», была церковь великого князя Александра Невского.

На Захарьевской, 16 в конце XVIII века появилась Миловская церковь, которую позднее посетил сам Павел I. Церковь принадлежала единоверцам, которые в свою очередь признавали официальную православную церковь и подчинялись Святейшему Синоду, но проводили богослужения по старопечатным дониконовским книгам. В доме 87 на набережной Обводного канала была церковь во имя Преподобного Кирилла Челмогорского при подворье Челмогорской Кирилловской Богоявленской пустыни Олонецкой епархии. Позднее она была заменена приходским храмом, но и он в итоге был закрыт, а здание подворья — отдано под жилье. А на улице Марата, 22-24 в свое время размещались богадельня для престарелых женщин и гимназия с училищем единоверческого братства.

Ну и конечно не стоит забывать про здания Сената и Синода, где ныне находится Конституционный суд РФ. К тому же под угрозой по-прежнему остается Музей Арктики и Антарктики.

Историк Борис Миронов считает, что петербургские власти, передав Исаакиевский собор РПЦ, прошли своеобразный «водораздел».

«С моей точки зрения, нельзя войти в одну и ту же реку дважды. За сто лет ситуация изменилась коренным образом — ну не выселять же людей только потому, что кому-то что-то принадлежало тогда? Это просто антиисторично. Нужно искать компромисс, но сейчас с историей про Исаакий, на мой взгляд, граница целесообразного пройдена», — заключил Борис Миронов.

Илья Давлятчин      


Ранее на тему Противники передачи Исаакия церкви обратились в Конституционный суд

Дело в отношении трех сотрудников комитета имущественных отношений Петербурга отправлено в суд

Петербургские музейщики: Ради чего уничтожается музей в Исаакиевском соборе?