«Это последнее дело — экономить на образовании народа»

Объединение двух библиотек — РНБ и РГБ — нанесет урон одной из них. И приведет к уничтожению библиотек в регионах, опасаются эксперты.


Эксперты опасаются и за судьбу редких книг. © CC0

Слухи о возможном объединении петербургской Российской национальной библиотеки и московской Российской государственной библиотеки появились уже давно. Но особого значения этому никто не придавал, пока в январе к президенту России Владимиру Путину не обратились три авторитета отечественного библиотековедения — профессор СПбГИК Аркадий Соколов, главный научный сотрудник Научного центра исследований книжной культуры РАН Юрий Столяров и научный руководитель Библиотеки Академии наук Валерий Леонов. Они выступили против возможного объединения. 

Открытое письмо было опубликовано на сайте Regnum. Но также, по словам авторов обращения, оно официально зарегистрировано и отправлено в приемную президента. В своем послании ученые недоумевают, почему Министерство культуры заинтересовано в создании «библиотеки-кентавра» с головой в Москве, а хвостом в Петербурге» и просят «предотвратить готовящуюся антибиблиотечную, антикультурную акцию».

Авторы обращения отмечают, что план по сращиванию крупнейших в стране книгохранилищ был подготовлен генеральными директорами РГБ и РНБ — Владимиром Гнездиловым и Александром Вислым. В конце 2016 года с просьбой подержать эту идею они обратились к министру культуры Владимиру Мединскому.

Вислый возглавил РНБ в марте 2016 года, а до этого сам являлся директором РГБ. Переезд нового руководителя в Северную столицу профессионалы библиотечного дела сравнивают со «служебной командировкой». Они отмечают, что нынешний директор «публички» «кровно не связан» с библиотечным делом, хотя и смог сделать карьеру в этой сфере. Он кандидат физико-математических наук, защитил диссертацию по теме движения тел в атмосферах планет, а библиотека для него лишь объект автоматизации.

По словам одного из авторов «письма библиотекарей», профессора Аркадия Соколова, сегодня существует реальная угроза того, что после слияния со столичной РГБ фонды петербургской РНБ утратят свое общероссийское значение и перестанут быть национальным достоянием. Ученый напомнил, что согласно закону «Об обязательном экземпляре документов» издательства для вечного хранения обязаны предоставлять и в РГБ, и в РНБ экземпляры книг, брошюр и журналов. Петербургская библиотека свои обязательные экземпляры получала аж со времен Екатерины II. Объединение библиотек означает, что эти экземпляры будут доставаться москвичам, но не петербуржцам, считает он.

«На базе обязательных экземпляров формируются выставки новых поступлений. Придя на них, люди могли сориентироваться и в научной, и в художественной литературе. Если обязательный экземпляр будет локализован в Москве, то значит, в ней и будет своя выставка новых поступлений. А что остается делать петербуржцам? Рассчитывать на то, что, упразднив обязательный экземпляр, выделят дополнительные деньги на комплектование, не приходится. Если поток поступлений сокращается, то можно сократить и сотрудников. Ведь обработка и хранение требует людских ресурсов. Теперь их будет меньше. Экономия налицо, и в том числе экономия на зарплате», — сказал Соколов.

Есть и еще ряд моментов, которые вызывают опасения у библиотечного сообщества. Так, Соколов напоминает, что согласно законодательству перепрофилирование и ликвидация национальных библиотек запрещены. А это значит, чтобы запустить процесс слияния, придется сначала поменять законодательную базу. В библиотеках хранятся экземпляры, которые причислены к национальному достоянию. В РНБ, например, рукописи и редкие инкунабулы хранятся в особых условиях, а при объединении статус их защиты должен понизиться, считает Соколов.

«Нас уверяют, что все книги оцифруют, и у читателей не будет никаких проблем. Говорят, что оцифровывание литературы спасает от пожаров и наводнений. Это миф. Оцифрованные издания горят так же, как и печатная продукция. Странно, что Министерство культуры не подумало о национальных интересах в области культуры. В министерстве ссылаются на то, что будет создана национальная электронная библиотека. Можно будет вообще не ходить в библиотеку, читатель будет дистанционно иметь доступ к любой книге. На самом деле это не так», — уверен Соколов.

Кроме этого, в здании РНБ находится штаб-квартира Российской библиотечной ассоциации (РБА), которая должна защищать интересы библиотек всей страны. Слияние скажется и на деятельности этой организации.

Еще один автор письма Валерий Леонов заявил, что не хочет давать комментарии о ситуации с объединением РНБ, потому что «обо всем сказано в письме». «Больше нам сказать нечего», — заявил он. Сотрудник библиотеки Академии наук указал, что письмо отправлено, зарегистрировано, и теперь подписанты ждут ответа, если он придет — сами они понимают, что ответа может и не быть.

Отрицательно относится к объединению двух крупнейших библиотек и директор Центральной городской публичной библиотеки им. Маяковского, президент Петербургского библиотечного общества Зоя Чалова. Слияние нанесет урон по РНБ, полагает она.

«Филиал есть филиал. Все сокращения, вся экономия будет отражаться на нашей петербургской библиотеке. Обязательный экземпляр останется один. Он будет идти в Москву. Хотя что-то и будет доставаться Петербургу. В РНБ ведут колоссальную научную и методическую работу, которой никогда не занимались в Москве. Как с этим быть? Я знаю российские библиотеки. Слияние вызовет реакцию глупых объединений и сокращений по всем регионам. Начнут уничтожать детские и юношеские библиотеки, сливать их, превращать в какие-то конгломераты. Очень жаль, что с нами нет Владимира Зайцева (возглавлял РНБ с 1985 по 2010 годы). Он в течение двадцати лет доказывал, что национальная библиотека в Санкт-Петербурге имеет право быть самостоятельной. Безвластие привело к трагедии. Мы, конечно же, будем драться и отбиваться, но опыт подобных отниманий, как я вижу, заканчивается всегда впечатлительно», — заявила Чалова.

Литературный критик и публицист Никита Елисеев, работающий в Российской национальной библиотеке библиографом, отмечает, что открытое письмо против слияния составили опытные в библиотечном деле люди. Оснований им не верить у него нет.

«Я всего лишь библиограф, но все-таки интересуюсь историей библиотек. Могу сказать, что это беспрецедентный случай слияния двух крупнейших библиотек страны. Я не представляю, каким образом будет осуществляться управление двумя разными библиотеками, с разными историями, с разными организационными и каталожными структурами. Приводятся аргументы, что подобное «укрупнение колхозов» приведет к экономии. Но экономичнее всего было бы просто закрыть библиотеку. С бюджета бы сразу можно было снять такую непосильную нагрузку. Но я не понимаю, почему надо экономить на библиотеках. Это последнее дело — экономить на образовании народа. Для людей, которые работают в библиотеке, понятно, что слияние — это катастрофа», — сказал Елисеев.

В свою очередь директор Российской национальной библиотеки Александр Вислый признался, что не согласен с доводами авторов письма. По его словам, пока стоит вопрос только о том, что объединиться должны ресурсы библиотек.

«Учредителем РНБ и РГБ является даже не Министерство культуры, а правительство РФ. Об этом мало кто знает. Принятие решений о том, сливать или не сливать, объединять или не объединять библиотеки — это компетенция правительства РФ. Мы только обратились с вопросом объединения ресурсов библиотек. А сколько будет юридических лиц — решать правительству», — заявил Вислый.

По его словам, сегодня в РГБ работает примерно 1550 сотрудников, численность персонала РНБ — примерно 1320 человек. То есть в двух библиотеках работает чуть меньше 3 тыс. человек. Ежегодно в РГБ записываются порядка 300 тыс. человек, а в РНБ — 200 тыс. человек. В случае объединения читатели с билетом РГБ смогут свободно посещать РНБ и наоборот.

«Вроде бы мелочь, но приятно», — подчеркнул директор «публички».

Вислый не возражает, чтобы вопрос объединения РГБ и РНБ обсуждался на Всероссийском библиотечном съезде. На этом, в том числе, настаивают авторы письма президенту.

По мнению директора РНБ, принимать решение необходимо только после ширококо профессионального и общественного обсуждения. То есть к дискуссии о слиянии должны быть подключены не только библиотечные работники, но и читатели.

Александр Калинин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Преподаватель Омского госуниверситета возмущен 20-кратной разницей в зарплате с ректором

Рашкин раскритиковал МГУ за отказ рассматривать диссертацию Мединского

Путин учредил должность советника глав партий Госдумы