«Цивилизацию разрушат не инопланетяне»

Последствия объединения двух крупнейших библиотек страны будут губительными, считает сотрудник РНБ Татьяна Шумилова.


© Фото ИА «Росбалт»

С идеей объединения двух крупнейших библиотек страны к министру культуры Владимиру Мединскому обратились их руководители Владимир Гнездилов (РГБ) и Александр Вислый (РНБ). Одобрили такую инициативу далеко не все. Авторитеты отечественного библиотековедения направили письмо президенту РФ Владимиру Путину, в котором просят не допустить слияния учреждений. Их поддержали российские филологи и историки.

О том, как сотрудники Российской национальной библиотеки относятся к возможному объединению с РГБ, и обсуждался ли этот вопрос с коллективом, корреспонденту «Росбалта» рассказала главный библиограф информационно-библиографического отдела РНБ Татьяна Шумилова.

— К каким последствиям может привести объединение двух крупнейших библиотек страны?

 — Наша библиотека просто прекратит свое существование в нынешнем виде. Многие обращают внимание на заявление генерального директора РНБ Александра Вислого о том, что при преобразовании не возникнет нового юридического лица. Конечно, его не возникнет. Останется одно лицо в виде РГБ. Поэтому все и понимают, что речь идет не о слиянии, а о поглощении.

— То есть можно поставить знак равенства между словами «объединение» и «уничтожение»?

 — Да, безусловно. Объединение означает смерть нашей петербургской библиотеки. После того как РНБ станет отростком РГБ, превратится в филиал, работа с читателями перестанет финансироваться. Мы не сможем предоставлять им весь спектр услуг. Плюс ко всему нам придется перейти на систему РГБ, а это нежелательно. Нам говорят, что каталоги обеих библиотек построены по одному принципу. Это не так. Между ними большая разница. Перестроить систему будет очень сложно. Разнообразие в работе должно быть сохранено.

В Москве находится административный ресурс. В столице и правительство, и Министерство культуры. В пределах Москвы и Подмосковья работают Российская государственная библиотека, Всероссийский институт научной и технической информации, Государственная публичная научно-техническая библиотека, Историческая библиотека, Библиотека иностранной литературы, до недавнего времени в полную силу работал ИНИОН РАН. А на Северо-Западе есть только две библиотеки крупного ранга — Российская национальная библиотека и Библиотека академии наук. После слияния останется одна.

— Я так понимаю, что после объединения в РНБ не будет поступать обязательный печатный экземпляр. Новые книги станет получать только Москва?

 — Это один из пунктов экономии. Якобы не надо тратиться на два комплекта обязательных печатных экземпляров, достаточно одного и электронной копии. А в итоге Петербург просто перестанет получать большинство новых книг. Это достаточно циничная экономия денег за счет только одной библиотеки. За счет нас, а не за счет РГБ, которая возникла гораздо позже РНБ. А все потому, что эта библиотека расположена под боком в Москве. Напрямую об этом никто не говорит, но все же понятно.

— Но электронный-то экземпляр все-таки будет поступать в РНБ…

 — Мне вообще не понятна идея предоставления вместо печатной книги ее электронной копии. У нас есть масса людей, которые по медицинским показаниям не могут и не должны пользоваться компьютером. Почему мы их должны лишать печатной копии? Это просто неприлично. Кроме того, мы знаем, каким природным катаклизмам могут быть подвержены электронные ресурсы. Энергоколлапс, скачок напряжения в сети, отказ сервера — и все пропадает. Библиотека не должна зависеть только от одного вида ресурса.

Люди, принимающие глобальные, судьбоносные решения для обоснования их любят ссылаться на опыт других библиотек и даже других стран. Но нигде национальные библиотеки не получают только электронный экземпляр печатных изданий. Можно, наверное, объединять библиотеки в Дании, но Российская Федерация — другая страна, совсем с другой территорией и количеством населения. Оставаясь с прежним названием, РНБ перестанет быть в действительности национальной библиотекой. А городские и районные у нас в городе и так есть. К нам приходят, как в последнюю инстанцию, когда некуда больше идти.

И никто, наверное, реально не понимает, что электронный экземпляр — это не только книги, но и журналы, газеты.

Видимо, решения принимают люди, которые чтением не занимаются и в библиотеки не ходят. Как только министр культуры писал свои диссертации и книги — по интернету? Или за него это делал кто-нибудь другой?

 — Откуда вообще взялась идея объединить библиотеки?

 — Слухи об объединении циркулировали уже давно. Только ими мы и можем питаться. Ведь никто же официально ничего не произносил. Еще рано делать какие-то умозаключения из текущих фактов. Сегодня никто уже не опровергает того, что разговоры об объединении ведутся. Раньше, видимо, было недосуг, может, стыдно или неловко. А сейчас уже не стыдно.

После распада СССР директор «публички» Владимир Зайцев был обеспокоен возможной судьбой учреждения. Тогда и появилось название Российская национальная библиотека. Многим оно не понравилось, но он считал, что оно придаст устойчивость, обезопасит нас от посягательств. Хватило этого, как видно теперь, ненадолго. Сейчас в качестве повода для объединения библиотек называют возможность сэкономить миллионы рублей. Можно, действительно, посчитать чохом стоимость книг и недвижимости. А как оценить нематериальный актив? Сколько здесь обучалось людей, сколько их выросло — от студентов до ученых. Здесь они писали диссертации и монографии. Если ты пишешь реферат, основанный не только на двух источниках, то тебе без библиотеки не обойтись. Это серьезная исследовательская работа.

— Существует мнение, что нынешний директор РНБ Александр Вислый был направлен во «временную командировку» в Петербург именно для того, чтобы осуществить слияние двух библиотек. Вы с этим согласны?

 — Чиновники редко нисходят до прямого разговора при объяснении причин своих действий. Они считают, что не должны отчитываться перед налогоплательщиками. Нам официально никто ничего не объявлял. Но разговоры о возможном объединении появились сразу после того, как пост директора РНБ в начале 2016 года покинул Антон Лихоманов. На вакантное кресло прочили ведь не только Вислого. Среди возможных кандидатур называли директора петербургской библиотеки имени Лермонтова, а также руководителя Карельской республиканской библиотеки.

Между уходом Лихоманова и приходом Вислого прошло несколько месяцев. Мы не знали, что именно обсуждалось в течение этого времени. Видимо, шла какая-то торговля. По слухам из московских кругов, Александр Вислый не очень хотел переезжать в Петербург, но его все же уговорили это сделать для выполнения определенных функций. А тот факт, что в РГБ до сих пор не назначен генеральный директор, а есть только исполняющий обязанности, только наводит на грустные размышления по этой теме.

Да и в Петербурге Александр Иванович не интересуется текущими делами. Он занимается строительством, ремонтом Ленинского зала, посетил отделы каталогизации и комплектования. Кстати, по мнению чиновников, именно функции этих отделов дублируются в РНБ и РГБ. То есть он не занимается библиотекой в целом, хотя он и генеральный директор и должен отвечать за все, что происходит в РНБ. Видимо, такая ситуация с кем-то оговорена. Никто не поставит ему этого в упрек.

— Вопрос возможного объединения библиотек с коллективом РНБ обсуждался?

 — Тематических встреч с трудовым коллективом не проводилось и не планируется. Перед нами никто не отчитывается. Общего собрания сотрудников нет. Есть практика информационных совещаний — это формат расширенной дирекции, на которые приглашаются заведующие отделами и секторами. Однажды мои товарищи выразили желание принять участие в таком совещании, но их просто выгнали. Все разговоры об объединении сотрудники ведут только между собой.

— И о чем ведутся разговоры?

 — Хорошего говорят мало. Все опасаются за свое будущее. Но что могут сделать рядовые сотрудники библиотеки? Кто-то подписал письмо в защиту, а кто-то — нет. Кто-то оставил подпись под петицией. А что еще можно сделать? Нам нужна массовая сторонняя поддержка, но как ее получить? Люди ведь мало что знают об объединении библиотек. Даже если они захотят получить информацию о последствиях этого объединения, то куда они полезут? В «Яндекс.Новости». И что они там увидят? Пожар, пропавший школьник, сбитый пешеход, падение с высоты. Новостей про культуру практически нет.

И как объяснить преподавателям, студентам, школьникам, что будет с библиотекой? Как их убедить, что эта проблема касается и их в том числе? Ведь даже студенты к нам за учебниками ходят, потому что вузовские библиотеки обделены новыми поступлениями книг. А ведь среди наших заказчиков, которым мы предоставляем информацию, и Законодательное собрание, и Следственный комитет, и ФСБ, и МВД и другие организации. Получается, что им тоже все равно. Или они наивно считают, что ничего не изменится. Может они не понимают последствий?

— Вы не думали организовать акцию протеста, выйти на митинг?

 — На этот митинг из сотрудников библиотеки мало кто придет. Каждый опасается, что начнется сокращение, что именно его отдел ликвидируют. Есть перспектива оказаться на улице. А есть люди, которые пережили в библиотеке голодные 90-е годы на копеечной зарплате. Ее, правда, платили регулярно. Это заслуга директора Владимира Зайцева, который постоянно ездил в Москву за зарплатой и буквально сидел в приемной министра.

Так что на митинг придут далеко не все. Никто не хочет потерять работу. Да и посмотрите, сколько, например, людей пришло выступить в защиту Исаакиевского собора? Гораздо меньше, чем могли бы.

Люди сегодня окружены информационным шумом. Тут тебе и Крым, и Украина, и Америка. Старушки на автобусных остановках обсуждают не проблемы культуры, а американских президентов Обаму и Трампа. Все в стране пребывают в полной растерянности.

— А какие последствия объединение будет иметь для читателей? Вот, например, из плюсов называют то, что по читательскому билету РНБ можно будет посещать и РГБ в столице.

 — В начале читатели перемен не почувствуют. Они просто ничего не поймут. Ведь какие-то книги будут продолжать к нам поступать. Качественные негативные изменения накапливаются незаметно, они не видны сразу. В Германии в 1933 году тоже не все сразу поняли, что именно происходит.

Замена печатного экземпляра электронным, помимо вопроса сохранности и безопасности, приведет к очередному оттоку читателей — особенно пожилых людей, которые зачастую не любят или не могут читать электронную книгу. Да и многие молодые на предложение обратиться к электронному источнику отвечают: «Не надо мне вашего интернета, я пришел книги читать». Сведение количества живых читателей к минимуму, скорее всего, приведет и к следующему шагу: закрытию библиотеки вообще: «Зачем? К вам ведь никто не ходит».

А что касается единого читательского билета двух библиотек, то это не слишком большое преимущество. Читатель РНБ может спокойно записаться в «Ленинку», а читатель «Ленинки» — в РНБ. Сделать это очень просто, достаточно иметь паспорт. Даже фотографию теперь в пункт записи приносить не надо.

— Так есть ли какой-то выход из сложившейся ситуации или процесс поглощения РНБ необратим?

— Очень не хочется мириться с тем, что это произойдет. Но сами сотрудники РНБ мало что в состоянии сделать, они практически не могут повлиять на ситуацию. Должны высказаться авторитетные люди, видные деятели науки и культуры, с которыми вынуждены считаться властные структуры. А так получается, что из всего библиотечного сообщества города по теме высказались только Аркадий Соколов и Валерий Леонов. Ни вузы, ни музеи нас открыто не поддержали. Это печально.

Не думаю, что город сможет решить проблему, взяв библиотеку в свое подчинение. Это будет только отсрочкой смерти. Обеспечить достойный бюджет РНБ за счет средств города невозможно. Не знаю, какие еще варианты по спасению библиотеки у нас есть. Упущено время на поиск спонсоров, которые могли бы финансово нас поддержать.

— Что вообще думают об объединении сотрудники РГБ?

 — Они молчат, поскольку их объединение не затронет. Они будут существовать, как и прежде. Делать то же, что и раньше. Получать обязательные экземпляры — печатный и электронный. Негативные последствия могут быть только для нас, то есть для Российской национальной библиотеки.

Самое краткое определение культуры: «Культура — это передача традиций». Нарушение в производстве, накоплении и освоении национального достояния (а библиотеки являются неотъемлемой и очень важной составляющей этого процесса) во все времена приводило к крушению цивилизаций. Потом ищут инопланетян, которые прилетели и все погубили. Виновники на самом деле гораздо ближе.

Беседовал Александр Калинин


Ранее на тему Рашкин раскритиковал МГУ за отказ рассматривать диссертацию Мединского

Сотрудники РНБ готовят письмо в поддержку увольняемого библиографа

Главному библиографу РНБ грозит увольнение после интервью «Росбалту» с критикой руководства