«Тролли» из Ольгино ушли в тень

Очередной иск к «фабрике троллей» пролил свет на кухню платных комментаторов. Правда, представители организации свои лица уже не показывают.


© Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Небольшое четырехэтажное здание на улице Савушкина в Петербурге ничем не выделяется из ряда таких же. Но, как говорят, там вершится высокая политика. Десятки пальцев в ежедневном режиме стучат по клавиатурам. Этим бы людям в журналистику идти или писателями стать. Но это сложнее — за каждое слово нужно отвечать и перед законом, и перед читателями. С анонимными комментариями все проще: кинул пару слов «на вентилятор» и вперед — в соседнюю «ветку».

О так называемой «фабрике троллей», сотрудники которой занимаются комментированием новостей в сети, рассказали уже, кажется, все. Журналисты устраивались туда на работу, предавали огласке имена и фамилии кураторов, подкарауливали работников, судились с компанией. Сама организация за эти годы переехала из района Ольгино в Новую Деревню.

«Анонимный интернационал» сообщал, что финансируют «фабрику» компании, связанные с известным бизнесменом Евгением Пригожиным. Сам «кремлевский повар» через суд требовал удалить из «Яндекса» подобные статьи. После резонанса, впрочем, от иска отказался. А «фабрика троллей» все это время продолжала и продолжает функционировать.

Ранее платные комментаторы работали под вывеской ООО «Интернет-исследования». Но, как следует из базы проверки контрагентов, 2 сентября 2015 года это юрлицо было ликвидировано. А пятью месяцами ранее в Петербурге было зарегистрировано общество с ограниченной ответственностью «Тека», одним из видов деятельности которого является «консультативная и работа в области компьютерных технологий». Уставной капитал — 10 тыс. рублей, один учредитель и один гендиректор. Но смысл тот же.

О том, что под маской ООО «Тека» скрываются все те же тролли, рассказала петербургская «Команда 29». О смене юрлица стало известно в ходе подачи иска петербурженки Людмилы Савчук, которая просила предоставить ей штатное расписание, положение о премировании и иные акты, затрагивающие права работников. Ранее Савчук уже выиграла один суд против «троллей» и получила моральную компенсацию в размере одного рубля, а также официальное оформление и выплату заработной платы за последний месяц.

К слову, в ходе того процесса два года назад представители «фабрики троллей» как-никак, но были вынуждены общаться с прессой. Теперь же обитатели здания на Савушкина заняли глухую оборону. И в суд не приходят. Хотя их там очень ждут.

Очередной иск, на этот раз к ООО «Тека», подала Ольга Мальцева, которая проработала в «фабрике троллей» с августа 2014-го. За непыльную работу ей платили 30 тыс. рублей, в мае 2015 года оклад пообещали повысить до 40 тыс. рублей. Обещание было выполнено. Но официально оформлять отношения руководство якобы не собиралось.

В феврале 2016-го Мальцева обратилась с просьбой о предоставлении ей отпуска по беременности. Однако начальство, по ее словам, не ответило на обращение. Девушка направила ряд писем, но ответа также не последовало. После этого Мальцева обратилась в суд.

«Шаг влево, шаг вправо — расстрел. Все штрафуется, даже смех. Меня оштрафовали за смех — на тысячу рублей», — так Мальцева на канале в YouTube рассказывала о нравах, царящих на «фабрике».

Как следует из искового заявления, копия которого имеется в распоряжении «Росбалта», истица просит официально оформить трудовой договор на неопределенный срок по должности «копирайтер», внести соответствующую запись в трудовую книжку, а также выплатить ей задолженности по пособию по беременности и по уходу за ребенком. Фигурирует в иске требование компенсации морального вреда — 50 тыс. рублей.

Представители «фабрики троллей» в Невский районный суд прийти не пожелали, хотя, по словам судьи Юлии Михалиной, им направлялись повестки. А зря. Есть возможность прославиться не только в России, но и за рубежом. В суд приехали телевизионщики из Германии. Правда, с судебными порядками в нашей стране они, видимо, не очень знакомы. Из-за отсутствия мест в зале часть иностранцев разместилась на полу.

 — Стулья же свободные есть, — удивилась судья.

Некоторые из журналистов все же нашли в себе силы переместиться с пола на полметра выше. От судьи Михалиной они требовали экшена.

 — Нам нужно картинку снять! Чтобы вы сказали: «Встать, суд идет!» — громогласно объявила корреспондент в черном.     Служитель Фемиды начала раздражаться на неугомонных иностранцев и съемку запретила. Что, впрочем, не помешало, некоторым из них снимать исподтишка.

Дальше все пошло своим чередом. Представитель истицы Максим Оленичев из «Команды 29» рассказал суду, что Мальцева в «Интернет-исследованиях» писала комментарии к определенным постам в интернете, работала по графику 2 через 2, но официально оформлена так и не была.

 — А зачем она тогда осталась там работать? — поинтересовалась судья.

 — Все люди хотят получать заработную плату, чтобы прожить, — пожал плечами Оленичев вместо Мальцевой, которая в суд не пришла.

 — Где было ее рабочее место?

 — На Савушкина, 55. Там было рабочее место: компьютер и стол на втором этаже.

Пришел черед рассказать о «фабрике» другим ее бывшим сотрудникам. Первым свидетелем выступила Анастасия Юдина. В «Интернет-исследования» она устроилась в мае 2014-го, уволилась — в феврале 2015-го. В ее трудовой книжке красуется запись «специалист по работе с социальными сетями».

 —  У нас были разные отделы. Познакомились мы с Ольгой в курилке, извините за такое слово, — смутилась Юдина. — Там был отдельный выход из здания, где все курили, пили кофе, и там мы познакомились. Было это в сентябре 2014 года. Я сначала была копирайтером, потом меня перевели на другой этаж в отдел СЕО.

 — А вы, когда пришли, отдали трудовую книжку? — уточнила Михайлина.

 — Мне новую сделали, — ответила свидетель.

 — А заработную плату как получали?

 — Официальную зарплату нам платили на карту банка «Санкт-Петербург», а остальное бухгалтерия давала.

 — Вход на территорию был ограничен, или могли все зайти? — взял слово юрист «Команды 29».

 — У нас были магнитные пропуска, на входе стояли турникеты. Потом турникеты сделали и в курилке. А охранники стояли на главном входе и на запасном.

 — А в чем состояла работа?

 — Нам на компьютер приходили рабочие задания. Я знаю, что Ольга писала посты и комментарии к определенным ресурсам, к примеру, Livejournal.

Вторым и последним свидетелем в суде выступила Людмила Савчук.

 — Вы пришли устраиваться на работу. Как вы нашли вакансию? — начала допрос судья.

 — В интернете: там очень много вакансий. Основное собеседование проводит Олег Васильев, он очень большой начальник, но не называет свою должность, только представляется.

 — У вас трудовую книжку взяли? — последовала отсылка к суду двухгодичной давности.

 — Нет, но зато мне предложили подписку о неразглашении. Там больше ничего не предлагается. А я, как работник, ожидала, что у меня все спросят, соберут документы. Они же сказали принести паспорт. Я принесла. Принесите фото — пожалуйста.

 — А заработную плату вам как выплачивали? — уточнил Оленичев.

 — Я получала деньги лично в руки, это не сопровождалось никакими документами.

По словам Савчук, средняя зарплата в «фабрике» составляла от 30 до 40 тыс. рублей.

Судья слушания отложила на 22 февраля.

 — Надеемся что ответчик защитит свою позицию, — вздохнул Оленичев.

 — Ну вот пока не защищает, — пожала плечами судья.

Илья Давлятчин


Ранее на тему В Петербурге будут судить водителя за «пьяное» ДТП с погибшим

На проспекте Художников иномарка сбила пенсионерку