Петербург - все новости
15 февраля 2017, 23:20
4928

Библиограф РНБ Никита Елисеев раздумывает об уходе после уведомления о дисциплинарном взыскании от директора Вислого

© Фото Александра Калинина

Известный литературный критик и публицист, легендарный библиограф Российской национальной библиотеки Никита Елисеев получил уведомление о дисциплинарном взыскании от руководства РНБ.

Как рассказал корреспонденту «Росбалта» Елисеев, это второе уведомление, которое он получил за 30 лет своей работы в Публичке. Первый был связан с тем, что библиографу понадобился штатив для фотоаппарата, который он и вынес из библиотеки. В этот раз библиографу поставили на вид, что он нарушил порядок сдачи ключей и ударил дверь в кабинет заместителя генерального директора по библиотечной работе. В разговоре с корреспондентом «Росбалта» Елисеев отметил, что он «может быть, слегка шлепнул дверь в эмоциях».

Библиограф раздумывает о том, чтобы самому написать заявление об уходе из библиотеки. «Почему человек, который 30 лет отдал библиотеке, должен оправдаться за то, что он в эмоциональном порыве просто пнул дверь, не сдал во время ключи. Зачем? Как? И перед кем собственно?» — недоумевает Елисеев.

Библиограф предоставил текст, поступившего ему уведомления. Документ подписан директором РНБ Александром Вислым: «Уважаемый Никита Львович! 02.02.2017 года в 21 час 00 минут вы нарушили порядок сдачи ключей в системе ключевого хозяйства, что повлекло сбой и перенастройку системы специалистами обслуживающей организации, а также 08.02.2017 года в 17 часов 30 минут вы ударили ногой дверь в кабинет заместителя генерального директора по библиотечной работе Е. В. Тихоновой. По фактам совершенных правонарушений имеются свидетели и видеозаписи с системы видеонаблюдения. В соответствии со статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации, просим предоставить в течение двух дней после получения настоящего уведомления письменное объяснение причин нарушения п. п. 4, 6 п. 7.2 Правил внутреннего распорядка федерального государственного бюджетного учреждения «Российская национальная библиотека»».

Никита Елисеев уже подготовил объяснительную записку, в которой заявил, что при сдаче ключей от помещения был оскорблен работником службы безопасности (СБ), однако не стал сообщать об этом администрации и простил его. 
 
«Но ситуация складывается так, что я вынужден на него пожаловаться, — говорится в объяснительной. — 02.02.2017 в 21:00 я вставил штекер с ключами в гнездо конденсатора, не приложив магнитную карту, как поступают едва ли не все сотрудники и сотрудницы Нового здания РНБ (Публичной библиотеки). Всякому, кто хоть как-то знаком с принципами физики и механики, известно: гнездо конденсатора от этого нимало не расшатывается и уж тем более от этого не могут произойти те техногенные катастрофы, о которых сообщено в служебной записке начальника СБ (…). Магнитные карты при сдаче ключей прикладывают для того, чтобы по зажегшимся зеленым лампочкам определить местонахождение штекера. Это делают те, у кого много ключей. Если ключ один и сотрудник точно знает местонахождение гнезда штекера, то какой смысл прикладывать магнитную карту? Только терять время. Свое, свободное время.
 
Итак, я вставил штекер в гнездо конденсатора и собрался уходить. Работник СБ опрометью бросился к конденсатору и попытался вытащить штекер из гнезда, чем, несомненно, это гнездо расшатал. Когда победила техника и работнику СБ не удалось вытянуть штекер, работник … мускульного труда вылетел в коридор и прокричал следующий монолог. Прошу прощения, но из песни слова не выкинешь. Цитирую: «Стой! Стой, гад! Псих!.. (нецензурно — прим. «Росбалта»)! Говнюк! Засранец!.. (нецензурно)!», после произнесения этой мантры работник СБ приговаривал: «Вставил! Вставил!» Дама, проходившая в этот момент по коридору, с ужасом на нас посмотрела.
 
Ее можно понять. Из комнаты выходит один мужчина, следом за ним выскакивает другой, неистово и очень громко матерясь, плачущим голосом повторяя: «Вставил! Вставил!» Это ж невесть что можно подумать. Просто какой-то мужской вариант финала второго акта драмы Виктора Гюго «Король забавляется» (переделанной Верди и Пьяве в широко известную оперу «Риголетто»): «Выходит Бланш. Одежда ее в беспорядке». Чего только не случается в коридорах и комнатах Публички, так могла подумать дама. Кто же может вообразить, что такой источник живого великорусского языка, с таким напором, такой эмфазой забил из-за того, что ведущий библиограф группы соц.-эк. вставил штекер в гнездо конденсатора, не приложив магнитной карты?
 
Со своей стороны, я (после происшедшего) торжественно клянусь и обещаю: отныне я буду вставлять свой штекер в гнездо конденсатора работника СБ не так брутально, а нежно, с предварительным прикладыванием магнитной карты, дабы услышать в ответ не оргиастические вопли, а удовлетворенное мурлыканье. Кроме того, я бы очень просил начальника СБ (…)  пригласить лектора из общества «Знание», чтобы тот прочел лекцию работникам его подразделения о культуре поведения в общественных местах, библиотеках, музеях, театрах et cetera. Начать можно с петровского «Юности честное зерцало»: «Матерно браниться на ассамблеях отнюдь невместно… (…)»
 
Напомним, что в настоящее время широко обсуждается вопрос возможного объединения Российской национальной библиотеки и Российской государственной библиотеки — двух крупнейших книгохранилищ страны. Считается, что инициатива исходит от директоров библиотек Александра Вислого и Владимира Гнездилова. Однако официального подвтерждения этой информации нет. В Минкульте заявили, что объединение не ведется. По словам Вислого, речь идет о возможном объединении фондов. Ранее из РНБ уволили главного библиографа Татьяну Шумилову. Это произошло после того, как она высказалась против возможного слияния РНБ и РГБ на пресс-конференции «Росбалта» и дала интервью агентству.
По теме