Битва за сурдоцентр проиграна

Уникальный петербургский cурдоцентр, где дети с имплантами и слуховыми аппаратами учились слышать и говорить, перевели на ОМС. Начались увольнения. Сроки реабилитации сократили.


Родители надеются, что власти к ним прислушаются. © СС0 Public Domain

Случилось то, чего так опасались родители слабослышащих и глухих детей. Детский сурдоцентр, где маленькие пациенты с кохлеарными имплантами и слуховыми аппаратами учатся говорить, перевели на систему финансирования в рамках обязательного медицинского страхования (ОМС). Уничтожается уникальный коллектив организации. Сроки реабилитации пациентов сильно сократились. Родители возмущены происходящим, но понимают — в битве за финансирование они уже проиграли.

Городской центр восстановительного лечения для детей со слухоречевой патологией № 1 (так официально называется Детский сурдоцентр) начал работать в Петербурге в 1995 году. Сначала он занимал отдельное здание на Новочеркасском проспекте, а потом власти уплотнили его до нескольких кабинетов в поликлинике на проспекте Шаумяна.

Несмотря на все трудности, центр продолжил свою работу. И до 1 января получал финансирование из бюджета Петербурга. Центр давал возможность детям с кохлеарными имплантами и слуховыми аппаратами пройти бесплатную реабилитацию — научиться слышать и говорить. Для многих это открыло двери в обычные, а не коррекционные школы.

Реабилитацию проводит и НИИ ЛОР. Но бесплатна она там только для детей с имплантами. В НИИ ЛОР курс реабилитации длится 10 дней. А в Детском сурдоцентре до недавнего времени он занимал 2,5 месяца. В обоих организациях работают не только врачи, но и педагоги, психологи. Но подход к реабилитации в двух учреждениях, по словам экспертов, разный.

О том, что уникальной составляющей педагогической методики сурдоцентра грозит уничтожение в связи с переводом на схему финансирования в рамках ОМС, «Росбалт» писал в конце прошлого года. Тогда взволнованные родители подготовили петицию и пытались вести переговоры с чиновниками.

В комитете по здравоохранению искренне удивлялись такому беспокойству. Мол, зачем волноваться — это же, наоборот, хорошо — перейти на ОМС.

«Вы представляете себе, что такое ОМС? Медицинское. Педагогического здесь ничего не предусмотрено», — возражали родители. Они опасались, что под сокращение могут попасть немедицинские работники — воспитатели и педагоги.

Однако в комитете по здравоохранению говорили, что дополнительное финансирование можно будет попросить у районной администрации.

Наивная идея о том, что чиновники проявят понимание и выделят средства на такое «излишество», конечно, не оправдалась. Первый заместитель главы администрации Красногвардейского района Ольга Козлова сообщила корреспонденту «Росбалта», что «система ОМС не предполагает бюджетного финансирования, и статьи расходов на финансирование сурдоцентра в бюджете администрации не предусмотрено». Уведомления о сокращении с 1 апреля уже получили два педагога-воспитателя, музыкальный преподаватель, педагог-психолог и врач-физиотерапевт.

По ОМС будут оплачиваться осмотры детей у врачей-специалистов, услуги учителей-дефектологов, логопедов и медицинского психолога (он заменит психолога-педагога).

Сложившийся коллектив разваливается на глазах.

Срок реабилитации теперь сократили до 10 дней. Правда, курс можно повторить до 4 раз в год. То есть в идеале — 40 дней. Однако за это время, по словам родителей, специалисты не успевают провести необходимые занятия, а дети — привыкнуть к врачам и педагогам.

«Теперь, когда срок прохождения курса сократили до 10 дней, времени на реабилитацию недостаточно. Ребенку провели полную диагностику, проверили, как он слышит, как развита речь. Только начали занятия, а там уже выходные. Несколько дней — и все закончилось. А после перерыва нужно начинать все заново — проходить полную диагностику. В итоге на сами занятия остается очень мало времени. Плюс, чтобы попасть на реабилитацию, необходимо каждый раз собирать справки от педиатра, из детского сада, сдавать анализы. Когда курс длился 2,5 месяца, ситуация была иной, времени на реабилитацию было больше, и собирать справки несколько раз не приходилось», — отмечает представитель НКО «Я тебя слышу» Зоя Бойцева.

«Это не отлаженная реабилитационная работа, а сплошная гонка. Хотя, педагоги, выбиваясь из сил, все же пытаются даже этот короткий 10-дневный курс сделать максимально эффективным. Но долго ли они продержатся?» — задается вопросом член правления общественной организации родителей детей-инвалидов «СПб АРДИС» Светлана Ильина.

По ее информации, всем специалистам настойчиво рекомендовали повысить нормативы приема детей, причем педагогам — с 6 до 8 человек, а медикам — еще больше. Все это усложняет работу специалистов.

Родители из общественной организации «СПб АРДИС» уверены, что с переводом на ОМС систему реабилитации в сурдоцентре фактически уничтожили. А пресловутая «оптимизация» показывает полную некомпетентность чиновников в вопросах реабилитации детей-инвалидов с кохлеарными имплантами и слуховыми аппаратами.

Впрочем, в районной администрации говорят, что смена схемы финансирования не связана с оптимизацией расходов. Просто услуги сурдоцентра исключили из отраслевого перечня, который утверждает комитет по здравоохранению. Однако это все формальности, важнее сейчас — что будет с учреждением.

Деньги на платные занятия есть не у всех. Родители очень хотят, чтобы власти прислушались к их просьбам и сохранили коллектив и сложившуюся программу сурдоцентра. Но сами признают — надежды почти не осталось.

Антонида Пашинина

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.  

Ранее на тему В Ивановской области не кормили пациентов с психиатрическими расстройствами