Не вашего Исаакия дело

Петербургский суд оставил ни с чем противников передачи Исаакия церкви. Собор передадут РПЦ, но это не точно. Драма в трех актах.


Журналисты едва поместились в зале. © Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Акт первый: согласие

Рассмотрение иска противников передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви началось в понедельник 13 марта. Решить наболевший для Петербурга вопрос предстояло судье Татьяне Матусяк. Она ранее рассматривала резонансные дела о досках Маннергейму и Колчаку, а также занималась судьбой «Охта-центра». Все эти заседания неизменно собирали толпы зрителей всех мастей: журналистов, градозащитников и просто неравнодушных граждан. И раз за разом все они не умещались в небольшой зал под номером 35. Так вышло и на этой неделе.

Но начиналось все вполне дружелюбно. Истцы Сергей Бакешин и Борис Вишневский просили привлечь к процессу представителей Исаакиевского собора, Русской православной церкви, комитета культуры и Минкульта. Судья Матусяк пошла дальше: «если обращение РПЦ поступило на имя губернатора, это его инициатива?»

Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Представительнице комитета имущественных отношений Марии Вишневской оставалось лишь признать: «Распоряжение комитета (о подготовке передачи Исаакия РПЦ) было издано на основании обращения РПЦ, поступившего в адрес губернатора Петербурга». Вишневская добавила, что оно, дескать, не несет никаких правовых последствий для истцов, поскольку является лишь планом мероприятий. В КИО церковь до сих пор так и не обратилась, резюмировала она.

На том и порешили: в суд вызвали еще и губернатора Георгия Полтавченко, а заседание отложили на 17 апреля. Однако уже во вторник истцам стали приходить SMS-сообщения из суда, в которых говорилось, что слушания неожиданно перенесли на 15 марта. То есть на следующий день.

«Основанием для этого стало решение председательствующей судьи Матусяк», — пояснили в Смольнинском райсуде.

Акт второй: отрицание

В среду людей меньше не стало. Напротив, часть из них вставали на скамейки, дабы своими глазами увидеть исторический процесс. Верхнюю одежду вразнобой побросали на заднюю лавку, где лежали папки с делами. К основным действующим лицам присоединился директор Исаакиевского собора Николай Буров.

 — Вы кто? — обратилась к нему судья Матусяк.

 — Директор ГМП «Исаакиевский собор», — негромко ответил тот и присел на край скамейки.

На столе у судьи лежало несколько документов. Основной из них пришел из городского суда накануне. Главная петербургская инстанция подтвердила решение суда Василеостровского, который ранее отказался рассматривать аналогичный иск противников передачи Исаакия церкви.

Коллеги судьи Матусяк отметили, что комитет имущественных отношений города «не принимал решение о передаче имущества религиозного назначения религиозной организации». Проще говоря, оспариваемое распоряжение — всего лишь план, а не решение. Еще проще: обещать — не значит жениться.

Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

«Коллективные истцы обращались в суд, и им было отказано в принятии иска в связи с тем, что их права не нарушаются оспариваемым распоряжением. Суд указал, что распоряжение не порождает каких-либо юридических последствий, прав их не нарушает. Суд ставит вопрос о прекращении производства по делу в связи с тем, что иной суд уже высказался по этому делу», — отрезала Татьяна Матусяк.

Истцы на секунду опешили, но быстро взяли себя в руки.

«Данное определение мне не было предоставлено, в Василеостровский суд я иск не подавал, и это решение меня никак не затрагивает», — отметил Сергей Бакешин — единственный профессиональный юрист среди истцов. С ним был согласен сотоварищ по иску Павел Шапчиц.

«Мне данное определение также не отправлялось — ни мне, ни даже господину Вишневскому, в связи с чем очень сложно воспринимать его на слух и сформировать свою позицию. Но наши иски различаются очень серьезно. В Василеостровский суд был подан краткий иск, в котором не упоминалось о том, что в комитет не поступало заявление от религиозной организации. Да, было какое-то обращение, которое мы пока в глаза не видели. Так что говорить о прекращении производства невозможно», — сказал Шапчиц.

Татьяна Матусяк, кажется, нашла в зале понимание лишь у одного человека. Им стала представитель КИО Мария Вишневская.

«Мы полагаем возможным прекратить производство по делу, поскольку в его материалах нет информации о нарушениях прав истцов», — резюмировала она.

Разрядил обстановку представитель Исаакиевского собора, попросивший время для ознакомления с исковым заявлением. Судья Матусяк пошла ему навстречу и заседание отложила на день.

Акт третий: принятие

Толпа на третьем этаже Смольнинского суда стала уже привычным зрелищем. Татьяна Матусяк с улыбкой пыталась пробиться к своему же залу: «Без меня ведь процесс точно не начнется».

Истцы с первых минут стали засыпать суд ходатайствами.

«Прошу приобщить мое письменное объяснение. Распоряжение, которое мы оспариваем, принято с нарушением закона, поскольку подобные решения могут быть приняты только на основании письменного обращения религиозной организации, которое отсутствует», — отрезал Вишневский.

«Комитет не имеет права принимать акты и решения по вопросу о передаче музейных фондов. Комитет откровенно и очевидно вышел за пределы своих компетенций», — негодовал Бакешин.

«Приобщено, приобщено», — терпеливо говорила Матусяк.

Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Собственное ходатайство было и у представителя Смольного. Слова буквально отскакивали от ее зубов.

«Нарушенные права истцов отсутствуют. Мы поддерживаем позицию о том, что оспариваемое распоряжение не является решением об изъятии имущества из оперативного управления. Оно является планом мероприятий по передаче объекта с учетом его уникальности и значимости», — заключила Вишневская.

Суду также был передан удивительный документ за подписью директора Исаакия Николая Бурова. Из его текста с обилием кавычек следовало, что еще 30 декабря 2016 года он был согласен с передачей Исаакия РПЦ. Но за два с половиной месяца позиция Бурова кардинально изменилась. Доверенное лицо Полтавченко посчитало себя обманутым — мол, в Смольном утверждали о наличии письма из церкви. Но, как выяснилось, никакого обращения в реальности не было.

Документ также был приобщен к делу.

На том и закончили. Судья ушла совещаться, толпу выгнали в коридор. Решения пришлось ждать почти час. Татьяна Матусяк дождалась, пока журналисты установят камеры и включат диктофоны. 
 
«Суд считает, что производство по делу подлежит прекращению», — сказала она. В этом ожидаемо была отсылка к решению городского суда, который подчеркнул, что распоряжение КИО «не порождает юридических последствий и не нарушает прав и законных интересов истцов». 
 
Активисты пообещали обжаловать решение суда. 
 
«Мы все равно их победим», — заключил Вишневский. 
 
Илья Давлятчин
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.