Камень, ножницы, убийство

В Петербурге начался процесс по делу об убийстве медсестер военного госпиталя. Год спустя после трагедии выяснилось, что судьбу женщин решила детская игра.


- © Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Третий окружной военный суд на выездном слушании в Северной столице начал рассматривать резонансное дело против троих бывших военнослужащих. Двум из них инкриминируется убийство медсестер 442 военного клинического госпиталя в Петербурге, разбой и незаконное пересечение границы. На третьем, по версии следствия, крови нет. Зато его обвиняют в попытке дезертирства и уклонении от военной службы. Плюс все те же разбой и переход через границу. Двое молодых людей рискуют остаться в тюрьме до конца своей жизни. 

Большой зал Ленинградского окружного военного суда словно создан для торжественных мероприятий. Высокие потолки, лепнина, огромные люстры, акустика. Сейчас здесь проходят действа иного характера. За большим столом в центре — судья Андрей Ноговицын. Слева — прокуроры и потерпевшие. Справа — адвокаты. За ними — виновники происходящего. В зале — пара приставов и пять журналистов.

О том, ради чего собрались, расскажет государственный обвинитель.

Петербуржец Александр Томский, воронежец Степан Даценко и димитровградец Давид Зиганшин волею судеб оказались в рядах Вооруженных сил РФ. Томского призвали в мае 2015 года, он стал санитарным инструктором, после чего заключил контракт на три года. Служил в части № 6716 в деревне Лемболово Ленобласти. Даценко 1 августа 2015 года был зачислен в Военно-космическую академию имени Можайского с присвоением звания «рядовой». Зиганшина призвали в Брянске, с 20 декабря 2015 года он проходил службу в воинской части в Большой Ижоре в должности механика.

«Характеризуется по месту службы отрицательно», — ставил крест на подсудимых гособвинитель. По его словам, у Томского и Зиганшина смешанное расстройство личности. Но оба признаны вменяемыми. Даценко романтичен, впечатлителен, неуверен в собственных силах, обидчив и эгоцентричен, а также раздражителен и иногда бравирует.

«Росбалт» ранее сообщал, что у всех троих служба не задалась. Представления о российской армии не совпали с реальностью. По разным причинам все оказались в одном месте — в 442 военном клиническом госпитале на Суворовском проспекте Петербурга. По версии обвинения, Даценко имитировал суицид для отчисления из «Можайки». Для этого якобы порезал станком для бритья свое предплечье, после чего его увезли в больницу. В марте—апреле 2016 года психиатрическое отделение клиники приняло военнослужащих. Там они и познакомились. Там же якобы решили сбежать из вооруженных сил прямиком в Финляндию.

«Понимая, что для реализации умысла им необходимо иметь деньги для пересечения границы, обвиняемые вступили в сговор на совершение в ночное время разбойного нападения на дежуривших двух медицинских сестер. При этом Зиганшин и Томский обязались напасть на медсестер, с помощью полотенец задушить их, а Даценко должен был следить за обстановкой. При этом Даценко от участия в лишении жизни медсестер отказался», — продолжал гособвинитель.   Подсудимые в это время сидели, опустив лица, и смотрели в пол.

Задуманное было осуществлено в ночь с 11 на 12 апреля. По словам прокурора, судьбы женщин решила детская забава «камень, ножницы, бумага», в которую сыграли Томский и Зиганшин. Последний проиграл и был вынужден напасть на 63-летнюю медсестру Надежду Иванову. Затем молодые люди проникли в процедурный кабинет, откуда похитили лекарства.   53-летняя Ольга Горохова в это время мирно спала в палате, но при появлении молодых людей проснулась. Если верить следствию, Томский нанес женщине пять ударов ножом. Зиганшин стал душить. Даценко стоял у входа в палату и наблюдал за обстановкой. Один из пациентов выглянул в коридор, но, услышав «Иди в палату и не высовывайся», ретировался.

Затем трое похитили мобильные телефоны и деньги. После этого на попутках доехали до Светогорска. Дошли до леса, затем до границы, где были задержаны погранслужбой ФСБ. Ранее, к слову, сообщалось, что все трое планировали после Финляндии добраться до непризнанной ДНР. Однако упоминаний об этом в речи прокурора не было.

Отношение к обвинению у всех подсудимых — разное. Зиганшин полностью признает вину. Томский — полностью не признает. На заседании выяснилось, что ранее молодой человек носил фамилию Червяков, но пару лет назад сменил ее. «Мне она не нравилась», — пояснил Томский.

Даценко сознался лишь в дезертирстве. Ему в любом случае не грозит пожизненное лишение свободы, в отличие от остальных.

«Даценко полностью признает себя виновным в дезертирстве, он полностью и безоговорочно не признает себя виновным в разбое. Он не помогал ни советами, ни физически. Он находился дальше всех от границы и уговаривал всех участников остановиться», — заявил его защитник Максим Пашков.

Адвокат Томского Вячеслав Казанцев в разговоре с «Росбалтом» сообщил, что заседания по громкому делу будут проходить практически в ежедневном формате.

442 военный клинический госпиталь заявил иск на 810 рублей — столько стоили похищенные лекарства.

Илья Давлятчин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В Ульяновской колонии один заключенный ножницами распорол горло другому

В Магадане будут судить организатора игорных клубов, которые выдавались за центры реабилитации

Женщина пострадала при вспышке газа в жилом доме на юге Петербурга