«В России реализуется чудовищная программа уничтожения культуры»

«В России реализуется чудовищная программа уничтожения культуры»

Труппу театра Петербургской консерватории уволили прямо во время спектакля. Как это было, рассказал хореограф Олег Виноградов.


Хореограф Олег Виноградов © Фото из личного архива Олега Виноградова

Хореограф Олег Виноградов несколько лет работал в США по приглашению Джорджа Буша. Он попытался вернуться на родину и возглавил труппу Театра оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории. Но теперь такого театра больше нет: в июне всю труппу уволили. Как это произошло и кто уничтожает русский балет, Олег Виноградов рассказал в интервью порталу «Петербургский авангард».

— Почему вы решили вернуться в Россию?

 — 10 лет назад я услышал призыв нашего президента: «Соотечественники, возвращайтесь!» Я уже 27 лет живу и работаю в США и других странах мира, руковожу проектами и создаю новые, не прерывая связь с родиной. Я достаточно занят и хорошо зарабатываю, чтобы не думать о хлебе насущном.

Помимо призыва президента, сыграла свою роль еще одна причина: моему ребенку, который родился в США, нужно было поступать в школу. А мы с женой всегда считали, что наше образование лучше американского.

Вскоре Сергей Стадлер, который в то время был ректором Санкт-Петербургской консерватории, предложил мне место декана факультета музыкальной режиссуры и художественного руководителя театра при консерватории, фактически — балетной труппы.

— И как вы восприняли предложение о работе в учебном театре?

 — Когда мне предложили эту труппу после тех театров, которыми я руководил и в которых работал по всему миру, включая Мариинский и Михайловский театры, Ковент-Гарден, Парижскую оперу, Театр в Новосибирске, Национальный балет Сеула, меня это не смутило. Я могу сделать конфетку из чего угодно, поскольку у меня большой профессиональный опыт и огромная работоспособность.

Я всегда хотел хорошо жить, поэтому очень много работал. Я и сейчас неплохо обеспечиваю свою семью. Дело в другом: в июне всю труппу Консерваторского театра во главе со мной — 80 человек — уволили.

Про мою зарплату в этом театре говорить неудобно и даже неприлично — 30 тыс. рублей в месяц, несмотря на все мои звания, заслуги, регалии и 60-десятилетний опыт. Но у моих артистов зарплата была еще ниже, и мне за это всегда было стыдно. Чудовищный факт заключается в том, что на улицу выкинули молодых способных людей, которых государство выучило, потратив на это немалые средства. На обучение одного артиста балета необходимо 6-9 лет. У них есть семьи, дети…

Работая в театре, они получали 9 тыс. рублей в месяц. Солисты балета чуть больше — 12 тыс. И даже этого их лишили!

 — А вы почему ушли?

 — Я не мог бросить труппу, поскольку солидарен со своими коллегами. Я тоже подписал приказ об увольнении, хотя мне предлагали остаться в консерватории в другом качестве. Сейчас мы ищем возможность как-то сохранить этот творческий коллектив.

 — В каком состоянии был коллектив театра, когда вы к нему присоединились?

 — Труппа Консерваторского театра была малочисленной. Но все равно она пополнялась — например, артистами, которые приезжали из других городов и хотели жить и работать в Петербурге. В то время танцовщики принимали участие в основном в одноактных балетах. Для больших постановок не было средств.

Когда я реанимировал труппу, и к нам пришли новые артисты, мы смогли создать несколько полноценных спектаклей. Это были балеты «Золушка» на музыку Прокофьева и «Щелкунчик» Чайковского. Все замечательно танцевали и даже выезжали за рубеж, в том числе в Южную Корею.

 — Какие гастроли вам особо запомнились?

 — Буквально после официального уведомления об увольнении у нас состоялось триумфальное турне по Крыму. Там нам устроили такой прием, который обычно бывает только за рубежом. Гастроли в Крыму были благотворительными. На наши выступления пришли больные дети, инвалиды, ветераны, и было такое впечатление, что эти люди впервые увидели настоящий балет.

В театрах, где проходили наши спектакли — в Севастополе, Симферополе и Ялте — мест в зрительном зале не было совсем, даже в проходах стояли. Более того, были открыты двери в фойе, и та публика, которая не попала в зал, через двери смотрела наши спектакли. Люди принимали нас овациями. Это было счастье. Труппа театра консерватории — забитая, униженная, оскорбленная — почувствовала успех и надежду на то, что еще не все потеряно…

Но до этого трумфа нас всех уволили прямо во время спектакля «Лебединое озеро». Чиновники пришли за кулисы с приказом, который все артисты вынуждены были подписать. После этого они выходили на сцену со слезами на глазах, но танцевали потрясающе, как будто в последний раз.

 — Как вы думаете, в чем причина ликвидации театра?

 — Причина просто замечательная. Руководство консерватории объяснило эту «оптимизацию» тем, что есть приказ министра культуры о повышении зарплаты профессорско-преподавательского состава вузов. Администрации учебного заведения было предложено самостоятельно разработать меры повышения зарплат. Якобы поэтому было решено ликвидировать единственный консерваторский театр в мире. Хотя мое личное мнение — здание самого театра на Театральной площади, в настоящее время находящегося на капитальном ремонте, для кого-то готовят. Не буду называть конкретного имени, но людям, знающим ситуацию, догадаться нетрудно…

— А Министерство культуры РФ как-то принимало участие в судьбе театра?

 — На протяжении всех 10 лет моей работы в Консерватории нам постоянно грозили закрытием. И мы не могли поверить в это, но только с приходом господина Мединского это осуществилось.

Самое интересное, что я пережил нескольких министров культуры. Со многими был в очень хороших отношениях, особенно с Фурцевой, которая мне во всем помогала. Но с таким министром, как господин Мединский, я столкнулся впервые.

Он приезжал знакомиться с консерваторией в Петербург. Прослушав его невзрачную, бесцветную речь, я задал ему вопрос: «Скажите, пожалуйста, будет ли больше внимания уделяться консерваторскому театру?» Он спросил: «Какому театру?»

Я ему рассказал, что в Санкт-Петербурге — единственная в мире консерватория, которая имеет свой собственный профессиональный Театр оперы и балета. Он удивился: «И что, у вас идут спектакли?» Мы говорим, что да, и не только идут, а их любят зрители, и многие посещают наши спектакли постоянно потому, что у нас самые доступные билеты в городе.   Этот уважаемый историк, очевидно, даже не знает, что на сцену консерваторского театра выходили такие выдающиеся артисты, как Елена Образцова, Анна Нетребко и многие другие. Театр был организован более 50 лет назад. Балетная труппа создавалась одним из ведущих хореографов ХХ века Федором Лопуховым и профессором Петром Гусевым, моим учителем. Мудрость создания театра заключается в том, что опере и балету всегда были и будут необходимы талантливые постановщики и хореографы. Включить в процесс обучения полноценный театр было логично. И на протяжении более чем полувека театр помогал консерватории воспитывать режиссеров, хореографов, музыкантов…

 — Выходит, что в Петербургской консерватории фактически «сократили» уникальное культурное явление?

 — На мой взгляд, сейчас в России реализуется чудовищная программа уничтожения нашей русской национальной культуры — в режиссуре, опере, балете, музыке, хотя в музыке в меньшей степени.

Так, многие десятилетия авторитет нашего русского балета был непререкаем и недосягаем. Но последние 20-30 лет в нашей культуре появилась группа «умников», которые провозгласили, что академическая классика сегодня не нужна, что от этого нужно отказаться, что сегодня ее никто не смотрит, и все наши традиции отжили. Они полагают, что мы должны выходить на так называемый «мировой уровень».

Каков же этот уровень? Например, в апреле прошлого года на сцене Мариинского театра я видел постановку, в которой танцуют абсолютно голые люди, а уж что они делали на сцене, я даже не берусь пересказывать… Это была труппа знаменитого французского хореографа Анжелена Прельжокажа. Бедный Мариус Петипа в гробу, наверное, не только переворачивался, но и бился об его крышку, пытаясь достучаться до сегодняшних руководителей театра! К сожалению, пока ему этого сделать так и не удалось…

Я полагаю, что все это происходит от отсутствия понимания сути самого прекрасного вида искусства — балета — и невежества тех, кто оказался у руля власти.

О том, что хореограф думает о постановке Кирилла Серебренникова «Нуреев» и собирается ли он вернуться в США, читайте на сайте «Петербургский авангард».

Беседовала Юлия Иванова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В Нижнем Тагиле артисты молодежного театра пожаловались Путину на зарплаты в 5 тыс. рублей

Очевидцы: В петербургском парке поселились черные лебеди