Дело Солтана «съехало» с мертвой точки

Два свидетеля в суде о гибели в ДТП вице-спикера петербургского ЗакСа заявили о подтасовках следствия. Один вспомнил о криках председателя парламента Макарова.


Супруга политика скончалась в больнице. © Стоп-кадр видео

Во Всеволожском городском суде подходит к логической развязке резонансный процесс по делу о гибели в ДТП вице-спикера петербургского ЗакСа Павла Солтана и его супруги. Авария, случившаяся ровно год назад, пустила под откос судьбу некогда счастливой семьи.

Вечером 14 августа 2016 года на Выборгском шоссе автомобиль Toyota, за рулем которого находился Павел Солтан, лоб в лоб столкнулся с Mercedes под управлением сотрудника мебельной фабрики Дмитрия Изотова. Он вместе с супругой и ребенком выжил в автокатастрофе. А для четы Солтан авария стала роковой. Вице-спикер ЗакСа погиб на месте происшествия. Его супругу доставили в больницу, однако врачи не смогли ее спасти.

Младшая дочь Анастасия Солтан выжила в автокатастрофе, но случившееся стало лишь началом трагических событий. Последовало расставание с мужем — муниципальным депутатом Алексеем Плотниковым. Затем — взаимные упреки и обвинения. Анастасия корила во всем старшую сестру Веронику и ее мужа. По ее словам, родные отобрали у нее деньги и телефон, так как девушка слишком много времени проводила в соцсетях. 24 ноября 2016 года Анастасии исполнилось 22 года. Вечером того же дня она покончила жизнь самоубийством.

В социальных сетях писали, что одним из виновников трагедии семьи Солтан стал тот самый водитель автомобиля Mercedes. Но Дмитрий Изотов своей вины не признал. Еще в марте он сказал журналистам: «Если бы авария произошла с обычными людьми, такого резонанса бы не было».

Чтобы подтвердить невиновность Изотова, его защитники нашли семейную пару Эскиных. Марина и Александр вечером 14 августа проезжали мимо места ДТП, когда внезапно сотрудник ДПС махнул жезлом и остановил их автомобиль.

«Муж, находившийся за рулем, остановился, открыл окно. Нас попросили быть понятыми, потому что произошло ДТП», — вспоминала в суде о событиях того вечера Марина Эскина.

По ее словам, брать на себя такое обязательство ни ей, ни супругу в жизни не приходилось.

Процедура была стандартна — сотрудники полиции при свидетелях изъяли из машины Изотова различные предметы, в том числе образец подушки безопасности с кровью.

«Затем они открыли бардачок, а там лежал видеорегистратор. И сотрудник полиции говорит: „Вот жалко, был бы включен — и не было бы проблем“», — рассказала Эскина.

После этого понятые пошли на осмотр тела погибшего Павла Солтана. Его автомобиль Toyota с раскуроченной передней частью в тот момент находился на бордюре, перпендикулярно дороге.

«Это было какое-то месиво, даже непонятно, что за марка», — ужаснулась свидетель.

Понятым дали документы с большим массивом информации, схемами, фотографиями и описанием места ДТП. На что Эскина, по ее словам, отреагировала с удивлением — мол, как она может расписаться за то, чего не знает? Но якобы услышала от сотрудника ДПС ответ: расписаться необходимо не за содержание, а за то, что документы составлены на месте происшествия. Одно свидетель запомнила четко: автомобили были сдвинуты.

 — На основании чего вы так решили? — уточнила адвокат подсудимого Анна Сунгурова.

 — Мы тут же залезли в интернет и нашли фотографии, где было видно, что машины стояли совсем не так, как они были *(расположены) сначала. Mercedes находился дальше от Петербурга по направлению к городу и немного под углом к ограждению. А Toyota стояла перпендикулярно трассе — нос на дороге, а часть — в кювете.

Фотографий с места аварии в интернете — большое количество. И на них четко видно, что Mercedes Изотова находится в крайней правой полосе. Однако Эскина считает, что этот автомобиль изменил местоположение. Такой вывод она сделала, исходя из того, что долгое время в районе ДТП машины вообще не двигались. Однако затем пробка стала неожиданно рассасываться.

 — Вы сами лично видели, что автомобили сдвигались? — поинтересовался адвокат потерпевших Сергей Апончук.

 — Сама лично я этого не видела.

Слово взял гособвинитель.

Стоп-кадр видео

 — Свидетель, скажите, а вы лично в ДТП попадали?

 — А какое это имеет отношение к делу? — вскипел адвокат Изотова Владимир Гарнин.

 — Здесь нас защита пытается уверить… Вы действительно не понимали, что подписывали в протоколе? — повысил голос прокурор.

 — Я вам объясняю — я начала читать протокол и увидела там очень много информации.

 — Может, вам угрожали? — настаивал гособвинитель.

 — Нет.

 — Тогда как вы могли расписаться в схеме, если вы в ней не разбираетесь?

 — Ваша честь, прокурор пытается воздействовать на свидетеля, — взяли слово Сунгурова и Гарнин.

 — Ваша честь, я прошу сделать замечание стороне зашиты! — не выдержал Апончук.

Разобраться в странной ситуации вокруг положения машин на месте аварии решила судья.

 — Свидетель, вы где-то в протоколе указали, что содержание не соответствует действительности? — спросила Наталья Иванова.

 — Как я могла такое писать? Я же не могла на месте это оценить, — заявила Эскина.

Свидетель отметила, что на странности она обратила внимание в тот момент, когда адвокаты Изотова показали ей фотографии. Явные нестыковки в показаниях свидетеля заметил адвокат потерпевших.

 — То есть теперь свидетель говорит, что обратила внимание на расположение машин тогда, когда фото ей показал адвокат! — воскликнул Апончук.

Прояснить странную ситуацию мог муж свидетеля — Александр Эскин. Его позвали в зал заседаний следующим. Мужчина добавил деталей. Оказалось, что с Павлом Солтаном они отнюдь не посторонние люди — учились на одном факультете Ленинградского электротехнического института. Правда, лично знакомы не были.

14 августа 2016 года Эскины поехали за грибами в Выборгский район вместе с друзьями, которые сидели на заднем сиденье и частично видели место аварии.

 — Mercedes стоял мордой к городу. У меня, правда, очков не было с собой, я без них вижу средне.

Свидетелю продемонстрировали фото из материалов дела. На нем обстановка примерно та же, что и на всех фотографиях из интернета — Mercedes Изотова стоит в крайней правой полосе, Toyota Солтанов висит на ограждении.

 — Вообще вот этой ситуации не было! — удивился свидетель. — Когда мы остановились, Mercedes был на обочине. Видимо, за пределом фотографии.

 — Вы можете сказать, какие документы подписывали?

 — Какие-то акты. Вот мне говорят: «Подпишите здесь, подпишите здесь». Схему мы подписали. Они зачитывали, мы подписывали. Все было очень жестко и быстро. Исправлений там не было, во всяком случае, я из не видел. Схема составлялась не при нас.

 — А как вы подписали схему, если она не соответствует вашему видению? Что вы тогда фиксировали? Почему вы фиксировали, если не могли подтвердить, что оно составлено здесь, в этом месте? — негодовала судья.

 — Ну это же документ. Следователь сказал, что до того, как оттащили машины, они стояли вот так.

 — Я вам сейчас так любой документ покажу. А там явка с повинной. И что дальше будет?

Под конец Александр Эскин вспомнил, что в тот момент, когда машины якобы растащили, на месте находилась некая съемочная группа. Ей всячески противодействовал спикер петербургского Заксобрания.

 — На месте бегал мужичок — (Вячеслав) Макаров, который кричал, что не надо снимать ничего, — рассказал свидетель.

 — Ну что — нам Макарова вызывать теперь? — задумчиво произнес один из адвокатов.

На этом заседание отложили.

Адвокат потерпевших Сергей Апончук критически отнесся к показаниям свидетелей.

 — Мы увидели противоречие на противоречии, они сами не могут вспомнить, что конкретно было в тот день, — сказал он «Росбалту».

Илья Давлятчин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Обжалован приговор по делу о ДТП, в котором погиб зампред петербургского ЗакСа Солтан

Обвинение просит 4 года колонии для участника ДТП, в котором погиб вице-спикер петербургского ЗакСа Солтан

В Петербурге обещают небольшой дождь