«Если крыша течет, при чем здесь бакланы?»

Зенитовские фанаты — не какие-то оторвы и отбросы, а нормальные образованные люди. Чем, кстати, они выгодно отличаются от фанатов «Спартака», отмечает политик Марина Шишкина.


© Фото из личного архива Марины Шишкиной

Новости про «Зенит-Арену» продолжают будоражить общественность. О причинах популярности матчей сине-бело-голубых на новом стадионе, о футбольных скандалах и фанатах «Росбалту» рассказала давняя болельщица петербургского футбольного клуба, политик и журналист Марина Шишкина.

— Домашние матчи «Зенита» уже три раза становились самыми посещаемыми в туре. На «Санкт-Петербург Арену» каждый раз приходит более 40 тыс. человек, на игру с «Утрехтом» были проданы все билеты. Как думаете, с чем связана такая популярность?

 — Это действительно уникальное явление. Стадион заполнен, несмотря на текущую крышу и не самые дешевые билеты, если речь идет о центральных секторах. Но на самом деле у человека чистых, не замутненных ничем радостей немного. В духовном потреблении сейчас образовался вакуум: телевизор смотреть невозможно, театр не всем нравится, а поехать куда-то-то в отпуск слишком дорого. Но спорт тоже относится к чистым радостям. Просмотр спортивных состязаний уравнивает людей, между ними не остается ни социальных, ни демографических различий. Ты становишься участником уникальной страты болельщиков. Из-за этого ощущения причастности люди приходят и будут приходить на стадион. Особенно в Петербурге, который объединен любовью к одной команде.

Большие города часто разделены на две части: ЦСКА против «Спартака», «Манчестер Юнайтед» против «Манчестер Сити». Но у нас есть только «Зенит». У него, как у любого ребенка, были и победы, и жуткие провалы. Никто в нас не верил, но мы взяли и Кубок УЕФА, и Суперкубок в Монако, а потом опустились на пятое место в Чемпионате России, пробовали разных тренеров. Сейчас Роберто Манчини открывает новую страницу в истории клуба. Мне нравится, как при нем стал играть «Зенит», я вновь поверила в эту команду. Манчини ввел моду на записки, он передает их, чтобы менять тактику игры. Такого нигде нет, и это очередная мелочь в копилку петербургской исключительности. Мы, петербуржцы, вообще объединяемся вокруг вещей, которые в другой среде просто не работают. «Зенит» тоже нас объединяет, и иногда стадион напоминает мне Марсово поле, куда тоже выходят очень разные, но в чем-то похожие люди.

— Какое впечатление на вас в нынешнем состоянии производит сама арена? Почти на каждом матче там обнаруживаются новые проблемы.

 — Как бы ни ругали стадион, нельзя не признать, что за последние 20 лет это единственное новое знаковое сооружение в Петербурге, если не считать ЗСД. Последним масштабным спортивным объектом был открытый еще при губернаторе Яковлеве Ледовый дворец. Поэтому для города появление стадиона европейского уровня — это реальное событие. Нужно понимать, что за это время Петербург потерял лидирующие позиции в разных сферах. Сегодня мы не можем сказать, что город знаменит научно-технической базой, промышленными предприятиями, открытиями. Наличие стадиона возвращает нам забытое внутреннее ощущение лидерства хотя бы в чем-то. И если закрыть глаза на недоделки, это впечатляющее сооружение. Проект очень красивый, стадион расположен у воды, в излучине, рядом с пешеходным мостом. Да и по стоимости он не сильно отличается от аналогичных сооружений в Европе. Но встает вопрос качества исполнения.

Строительство было долгим и муторным, а истории про бакланов не улучшают ситуацию. Лучше бы признали честно все недостатки. Если крыша течет, при чем здесь птицы? Возможно, вице-губернатор Игорь Албин увидел, что пошла волна, и решил возглавить юмористическое движение. Но ничего смешного здесь нет, речь идет о почти 50 млрд бюджетных рублей. К сожалению, наша власть никогда не извиняется и не кается. Посадили бывшего вице-губернатора Марата Оганесяна и думают, что теперь все будет нормально.

— Недавно губернатор Петербурга и спикер ЗакСа тоже оказались в центре футбольного скандала. В Сети появилось видео того, как они кричат «Ахмат-сила» во время визита в Чечню. Зачем им было это делать?

 — Конечно, есть законы гостеприимства, их могли попросить это сказать. Но, думаю, существовало много способов этого не делать. Возможно, они не знали, что «Ахмат — сила» — это кричалка футбольного клуба, не знали, что через неделю будет матч между «Зенитом» и «Ахматом». Может быть, они не знали и о законах существования информации в онлайн-пространстве, которые описаны в песне Семена Слепакова «Люба — звезда „Ютуба“». Ладно, сказали, не поняли, совершили глупость. Но меня расстроило то, насколько небрежно к губернатору и председателю ЗакСа отнеслись те люди, которые разместили эту запись прямо перед матчем. Это что — отношение к Петербургу и его жителям? Можно не быть болельщиком, но «Зенит» — это символ Ленинграда и Петербурга. Мы можем его ругать, разочаровываться в нем, но это наше родное.

— Нынешний губернатор Петербурга не часто приходит посмотреть футбол…

 — На ближайшую игру ему бы стоило прийти. Говорят, губернатор не интересуется футболом. Не знаю, искренне ли интересовалась футболом Валентина Матвиенко, но она ходила почти на каждую игру, я ее видела и в Монако на Суперкубке. Потому что надо быть со своим городом и понимать, что ценят горожане. Приди и посмотри, где и что там клюют бакланы. Даже если прием со стороны фанатов будет не самым радостным.

— Думаете, владельцы клуба не могут повлиять на фанатов? Они не отличаются протестными настроениями, и есть мнение, что власть даже использует их своих целях.

 — Фанаты — это отдельная субкультура, существующая вне политического режима. Она живет по своим законам. Фанаты были и в советское время, есть и сейчас. Их наличие не зависит от строя или режима в стране. Фанатское движение будет существовать до тех пор, пока есть игра. И у меня нет фактов, говорящих о том, что болельщиков активно используют в каких-то политических целях. У них есть один бог — их команда. В принципе пытаться контролировать процессы в такой субкультуре — гиблое дело. Даже у нас. А вы посмотрите, какими агрессивными могут быть британские фанаты, российские по сравнению с ними — скромные Новосельцевы

Я теоретически могу представить, что Алексей Миллер (председатель правления «Газпрома») может попросить их что-то не делать. Но они уже кричали «Губернатор — жлоб» на протяжении нескольких игр, и их никто не останавливал. Я вообще горжусь  зенитовскими болельщиками, они делают много удивительного, каждый раз приходят на стадион с новой «мулькой». Только за один баннер в виде записки офицера «Курска» им можно простить любые беспорядки. Но это была никакая не политика. Такой поступок говорит о том, что у болельщиков есть принципы и ценности. Нормальные человеческие ценности, а не «традиционные», о которых сейчас любят говорить. Вспомнить о чем-то забытом при огромном скоплении народа — это дорогого стоит. И показывает, что зенитовские фанаты — не какие-то оторвы и отбросы, а нормальные образованные люди. Чем, кстати, они выгодно отличаются от фанатов «Спартака»

 — С этим не согласятся жители окрестностей стадиона, которые жалуются на поведение фанатов, мусор, шум.

 В городе действительно по-разному относятся к стадиону и к играм. Проблема в том, что инфраструктура Крестовского острова пока не приспособлена к большому числу болельщиков. Нет достаточного количества туалетов, нет небольших кафе, где можно отсидеться после матча. А ведь для болельщика важны не только предчувствие матча и сама игра, но и послевкусие. Хочется сесть с друзьями, обговорить детали. Но сделать это на Крестовском пока негде, кроме довольно дорогих ресторанов. Город будет вынужден создавать прилегающую инфраструктуру, даже если местные жители от этого не в восторге.

— Но в целом можно сказать, что Петербург в спортивном плане становится настоящим европейским городом, в котором любой житель может в выходной пойти с семьей посмотреть футбол?

 — Он может стать таким. Но пока нельзя сказать, что этим охвачен весь город. Из 40-50 тыс. человек половина — постоянные посетители матчей, так что это все равно немного кастовая история. Огромный минус в том, что у игры нет визуализации. Получается такой римский акрополь: идут бои, но их видит только тот, кто на них присутствует. Нет местного канала, который бы транслировал матчи, нет «домашнего» комментатора, у которого бы была своя тональность, свое видение. Игра смотрится совсем по-другому, когда ее комментрирует Геннадий Орлов. Трансляция по «Матч ТВ» все-таки лишена этого личного ощущения. Необходим более широкий информационный охват, чтобы люди увидели игру по телевизору и захотели лично прийти, привести детей.

К тому же футболу тоже нужен элемент шоу, подобного тому, что устраивают на хоккее в Ледовом. Ты сидишь и наслаждаешься интерактивом, взаимодействием с игроками, чувствуешь себя частью игры. Это далеко не то же самое, что смотреть дома. На футболе у нас пока какая-то глухая чаша, не слышно звука пассов, криков, игра выглядит мертвой. Шоу необходимо, и мне кажется, стадион на Крестовском постепенно к этому придет. И есть еще один минус у всей этой ситуации. У нас элитная, дорогая команда, но это совершенно не подкрепляется снизу. Массовый спорт не развит, нет доступных и бесплатных футбольных полей. Поэтому и не подрастает новое поколение. Вместо того, чтобы взять ребят с российскими паспортами, «Зенит» импортирует игроков. Пока футбол — это игра, которую мы смотрим, но не в которую играем.

Беседовала Софья Мохова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Безопасность во время матча ЦСКА-«Зенит» в Москве обеспечивали более 3 тысяч человек

Кирилл Шулика. Придется экономить на спорте

Болельщики возмутились ценами и местами на стадионах для россиян во время ЧМ-2018