Дело Минкульта стало делом ФСО

Дело Минкульта стало делом ФСО

Директора «Балтстроя» осудили условно по делу о хищениях на господрядах и тут же снова задержали. Слова благодарности от Путина не смогли перевесить воровство в его же резиденции.


© Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

В зале петербургской судьи Юлии Трофимовой рядом с дверью висел лист бумаги с грозной надписью: «Из зала вышел, дверь закрыл!» В помещении царило оживление: с десятка три зрителей, среди которых журналисты и группа поддержки. Подсудимый лица не прятал. Напротив, был общителен: «Ну, как у вас дела? Все хорошо?»

Приставы вольнодумства пытались не допустить.

«Никакого общения с публикой!» — грозно сказал один из них, сложив руки на груди.

Вообще происходящее в Куйбышевском райсуде Петербурга в понедельник можно было условно разделить на три акта: вступление, кульминация, развязка.

Акт первый. В зал судьи Трофимовой заводят обвиняемого — директора компании «Балтстрой» Дмитрия Сергеева. Фирма известна многими подрядами. Она реконструировала Малый театр, Адмиралтейство, стены и башни московского Кремля, цирк Чинизелли и другие здания. В марте 2016 года Сергеева задержали ФСБшники в рамках расследования дела о хищении бюджетных средств, выделенных на строительные и реставрационные работы.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

По «делу реставраторов» под стражу взяли также замминистра культуры Григория Пирумова, директора управления имуществом и инвестполитики Минкульта Бориса Мазо, главу государственного предприятия «Центр реставрации» Министерства культуры Олега Иванова, главу ФГУБ «Дирекция по строительству и реставрации» Минкульта Бориса Цагараева, руководителя проектов «Балтстроя» Владимира Сванбека и советника генерального директора ООО «Линнит консалтинг» Никиту Колесникова. Все фигуранты дела признали вину. Один приговор уже вынесен — Колесников получил 5 лет условно. Сергеев должен был стать вторым осужденным.

Суть предъявленного главе «Балтстроя» обвинения в деталях расписала помощник прокурора Центрального района Петербурга Степанченко. У Сергеева три эпизода, связанные с реставрациями Псковского академического драмтеатра имени Пушкина, усадьбы Асеевых в Тамбове, Новодевичьего монастыря в Петербурге.

По версии следствия, Сергеев не позднее августа 2015 года по предложению главы департамента управления имуществом и инвестиционной политики Минкультуры РФ Бориса Мазо вступил в созданную замглавы Минкультуры РФ Григорием Пирумовым организованную преступную группу. Пирумов и Мазо во всех случаях гарантировали победу связанных с Сергеевым компаний («Балтстрой» и «Стройфасад») в конкурсных процедурах.

Затем выигравшей право проводить работы компании поступали авансовые платежи (в случае в драмтеатром транш составлял 151 млн рублей, 229,6 млн — на усадьбу, 542 млн — на монастырь). Работы выполнялись не в полном объеме. В истории с драмтеатром поводом для этого было названо ненадлежащее исполнение своих обязанностей предыдущим подрядчиком. Тот якобы скверно укрепил фундамент, поэтому контракт должен был быть расторгнут. При этом в актах было указано, что стоимость работ до того момента составила 30 млн рублей.

В итоге в октябре 2012 года контракт был расторгнут, Пирумов и Мазо подписали документы о приемке театра. В августе 2013 года Сергеев поручил не осведомленному о преступных планах бизнесмену принять на счет организации 76,2 млн рублей. После этого 30 млн были направлены на счета компаний, подконтрольных неустановленному лицу. Следствию известно лишь его имя — Альберт. Затем деньги распределялись по членам преступной цепочки, причем сумма зависела от иерархии. Разумеется, самую большую долю получали чиновники Минкульта. Так, в случае с усадьбой Асеевых из обналиченных 11 млн рублей в министерство ушли 10. Сергеев довольствовался лишь 1 миллионом.

Общая сумма ущерба, инкриминируемая преступной группе, составляет 164 млн рублей. Из этой суммы Сергеев получил вознаграждение в 11 млн. При этом в ходе заседания в Куйбышевском суде его адвокат Елена Васильева продемонстрировала документы, свидетельствующие, что весь ущерб, нанесенный Минкульту, ее подзащитным уже погашен.

Сам обвиняемый полностью признал себя виновным и еще на стадии следствия разоблачил соучастников, рассчитывая на снисхождение Фемиды. Однако гособвинитель Степанченко, признав его роль помощника следствия, видела предпринимателя исключительно в колонии.

«Ввиду того, что Сергеев обвиняется в совершении трех тяжких преступлений, прошу признать его виновным и назначить ему наказание за каждое преступление в виде лишения свободы на срок 4 года. Путем частичного сложения окончательно назначить наказание на 5 лет без штрафа, без ограничения свободы с отбыванием в колонии общего режима», — сказала прокурор.

У адвоката в руках было много козырей. Здесь и почетная грамота от ФСО за работы в президентской резиденции Бочаров Ручей, и благодарность экс-президента Дмитрия Медведева за большой вклад в организацию реставрации Морского Никольского собора в Кронштадте, и признательность от патриарха Кирилла за проведение патриаршей елки в Кремле. И, в довершении всему, благодарность от Владимира Путина за «значительный вклад в подготовку и проведение Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи».

Кроме того, за Сергеева заступились в Малом театре, реконструкцию которого проводил «Балтстрой».

Адвокат Васильева, поведав о раскаянии Сергеева, перешла к главному — у подсудимого на свободе трое несовершеннолетних детей и пожилые родители.

«Безусловно, нахождение отца под стражей оказывает негативное влияние на психоэмоциональное состояние детей. Мы должны задуматься о том, что назначение наказания необходимо для того, чтобы человек, совершивший преступление, имел возможность осознать его и исправиться. Мой подзащитный социально адаптирован, и впредь, я думаю, он не совершит подобных ошибок, не запятнает свою репутацию и не позволит родным и близким страдать так же, как и он», — сказала Васильева. Затем повернулась к Сергееву и поставила точку: «Видите? Мой подзащитный переживает. А я переживаю за него».

Глава «Балтстроя» достал исписанный листок бумаги и обратился к суду с последним словом.

«Я совершил серьезную ошибку и раскаиваюсь. Самая важная причина, которая не дает мне оступиться в будущем, — это моя семья. Когда ты попадаешь в места лишения свободы, с тобой туда попадает вся семья. Ваша честь, в вашей власти не ломать мою судьбу и судьбу моих детей. Безусловно, я совершил ошибку, за которую, как мне кажется, и я, и моя семья серьезно расплачиваются. Я преступник, но по воле своего неправильного решения», — заключил Сергеев.

На этом первый акт был завершен. Судья ушла на постановление приговора.

Второй начался неожиданно. Друзья и родственники Сергеева стали держать оборону зала суда от журналистов, ожидавших приговора. Самым деловитым оказался плотный мужчина в цветастой рубашке — он загородил вход прессе и пропускал семью обвиняемого.

«Вы чо, родственники что ли?» — спросил «цветастый» у корреспондентов, удивившихся таким порядкам.

Впрочем, в зал журналисты все же смогли пройти. Но и там семья и близкие Сергеева были не рады повышенному вниманию прессы.

«Эй, убери от головы эту хрень», — возмутился мужчина в синей футболке, когда журналист поднял удочку с микрофоном.

В душном и тесном зале как гром среди ясного неба прозвучали слова судьи Трофимовой.

«Сергеева признать виновным <…> и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев со штрафом в размере 800 тыс. рублей. Назначенное наказание считать условным с испытательным сроком на 4 года», — огласила приговор судья.

Раздались радостные возгласы, кто-то захлопал в ладоши. Сергеева, который провел под стражей полтора года, должны были отпустить в зале суда. Это был конец второго акта.

Журналисты и родственники вышли из здания суда. Кто-то дописывал новости, кто-то курил, другие с заметным облегчением делились впечатлениями. Но тут началось нечто совершенно непредсказуемое. Здание Куйбышевского райсуда превратилось в осажденную крепость. Приставы закрыли главный вход, несмотря на то, что внутрь стремились попасть участники других заседаний. Затем в суд зашли силовики в масках. Спустя несколько минут им на помощь подоспели полицейские в бронежилетах и с оружием в руках.

На лицах родственников Сергеева появилась растерянность. Спустя еще несколько минут стало известно — предприниматель вновь задержан. Причем прямо в зале суда и после условного приговора. Причина этого была неизвестна, однако ранее источник «Росбалта», знакомый с ситуацией, намекал на такой исход.

Фамилия гендиректора «Балтстроя» фигурирует в материалах дела о хищении средств, выделенных на строительство резиденции президента в Ново-Огарево. Согласно собранным на данный момент материалам, на первых ролях в схемах распределения строительных денег «от ФСО» были два человека. Это петербургский миллиардер, совладелец «Балтстроя» Дмитрий Михальченко, который и организовывал все госконтракты с ФСО. А также сам Сергеев.

По состоянию на июль Сергеев числился свидетелем по этому делу. Однако, судя по всему, в ближайшее время его статус изменится на подозреваемого. По предварительным данным, петербургский предприниматель будет этапирован в Москву для следственных действий.

Илья Давлятчин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Адвокат: Минкультуры отозвало свой иск по «делу реставраторов»

Путин указал врио главы Адыгеи на аварийное состояние школ и торговлю местами в больницах

Фигурантам «дела «Балтстроя» могут добавить обвинения в хищениях при реконструкции резиденции Медведева