Душителям из «скорой» прописали полвека

Обвиняемая в подстрекательстве убийства начальницы управления Росреестра в Ленобласти оправдана. Оказалось, что фраза «я хочу ее убить» — это не угроза и не признание, а эмоции.


© СС0 Public Domain

Ленинградский областной суд к недовольству его работников и местных приставов в пятницу наводнила пресса. Четыре месяца в стенах юстиции рассматривалось дело об убийстве начальника управления Росреестра по Всеволожскому району Натальи Захаровой. В подстрекательстве к ее физическому устранению обвинили бывшую подчиненную и в недавнем прошлом подругу — Юлию Новоденскую. В пособничестве ей — еще четверых, в основном, водителей «скорой помощи». В пятницу 13-го наступил апогей.

В коридорах дома правосудия свои порядки, как могли, устанавливали приставы.

 — У нас здесь в коридорах запрещено снимать! — пригрозил журналистам один.

 — Если вы не верите, сходите и почитайте наши внутренние правила! — поддакнула вторая.

Пресса попыталась отстоять право на гласность, но Леноблсуд, похоже, живет своей жизнью. Операторов телекомпаний не пустили даже в коридор — не то что в зал заседаний. Активничала секретарь судьи Ольги Дробышевской.

 — Я, в отличие от вас, знаю законы, — пригвоздила она акул пера. Вопрос «ваш коридор является общественным местом?» остался неуслышанным.

В итоге, когда показались пятеро подсудимых, журналистам пришлось доставать смартфоны.

 — Здесь начали снимать! — истошно завопил один из приставов, словно коридоры суда хранят страшную государственную тайну.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

Подсудимых буквально затолкали в камеру. Даже наручники не сняли.

Следом за ними в зал зашла Дробышевская. И начала читать приговор.

Первым судья за истечением сроков давности прекратила дело против жителя Всеволожска Владимира Толдова. Он знал о совершенном преступлении, но не сообщил о нем в полицию. Но это так, мелочи. Дальше было серьезнее.

Исходя из приговора, дело было так. Летом 2015 года водитель всеволожской «скорой помощи» Михаил Сорокин получил информацию о том, что Захарова нечиста на руки — якобы получает взятки, а крупные деньги хранит у себя дома. После этого он предложил своим коллегам Александру Смирнову и Вадиму Харватову ограбить начальницу управления Росреестра. Преступление наметили на 29 сентября.

В тот день Смирнов караулил Захарову у ее дома на улице Героев. И, увидев выходящую из машины женщину, дал знак своим сотоварищам — водителям «скорой» Хорватову и Михаилу Сорокину. Чиновницу запихнули в машину и избили. Но живой Захарова им уже была не нужна, поэтому Сорокин и Харватов принялись душить свою жертву. Ее бездыханное тело отнесли в другой автомобиль.

После этого злоумышленники решили отвезти и спрятать тело в отдаленной местности. Но что-то пошло не так. Захарова выжила после попыток удушения. Но, увидев, что жертва все еще подает признаки жизни, ее снова стали душить. Теперь уже так, чтобы не очнулась.

Затем Смирнов проник в квартиру погибшей и завладел 2,3 млн рублей. При этом Сорокину отошло 800 тысяч, а остальным — по 500. Вот и цена человеческой жизни — даже нормальную машину не купишь.

Труп Захаровой же перевезли на пляж в Кронштадте. Однако, побоявшись, что тело найдут, выкопали его и перевезли в лесной массив поселка Борисова грива, где утопили.

Первый час, что Ольга Дробышевская читала приговор, звучали обвинительные формулировки в отношении всех подсудимых. Почти всех. Фамилию Новоденской судья не произносила. И стало понятно — почему.

«Суд не находит убедительных доказательств в причастности Новоденской к инкриминируемым ей деяниям», — отчеканила судья.

В этот момент очень хотелось посмотреть на выражение лица государственного обвинителя. Но к залу он, увы, стоял спиной.

Дробышевская же в пух и прах разносила аргументы обвинения. Первый — плохие отношения между Захаровой и Новоденской. Действительно, последняя ранее работала специалистом первого разряда управления Росреестра. Но в какой-то момент выяснилось, что ее диплом — поддельный. Захарова решила помочь своей подруге. Новоденскую уволили, но затем восстановили в другой должности. Правда, потом снова уволили без возможности восстановления. Ряд свидетелей рассказали, что инициатором своего увольнения обвиняемая считала именно бывшую начальницу.

Сама подсудимая подчеркивала, что находилась с Захаровой в дружеских отношениях и не желала ей мстить.

«Суд считает, что отношения между Новоденской и Захаровой, которые ухудшились со временем, сами по себе не доказывают, что Новоденская причастна к убийству», — резюмировала судья.

Аргумент второй — SMS-сообщение с фразой «Я ее убить хочу». Суд принял объяснения подсудимой, которая оправдалась эмоциями. Мол, кто из нас не желал плохого в приступе гнева.

После фразы «оправдать» Юлия Новоденская расплакалась. Слушатели же тоже начали плакать. Но совсем по другому поводу. Михаила Сорокина и Вадима Харватова суд признал виновными в похищении, убийстве и грабеже Захаровой. Им придется провести в колонии строгого режима 18 и 17 лет соответственно. Водителей «скорой» Александра Смирнова и Андрея Иванова в убийстве экс-чиновницы оправдали. Но за похищение и грабеж Захаровой им придется провести в заключении 10 и 9 лет колонии.

У злоумышленников при обыске нашли деньги, якобы принадлежавшие погибшей. Их вернут родственникам.

Выводили осужденных из зала столь же стремительно, как и заводили. Сорокин попытался прорваться через приставов к своей жене.

 — Дай жену поцеловать! — успел он крикнуть приставу.

Супруга свой гнев выместила на журналистах.

 — Да уберите вы свои камеры! — оттолкнула она операторов и побежала прочь.

Оправданную Новоденскую увели в конвойное помещение. Спустя полчаса она показалась перед журналистами. Впервые за два года — свободная.

«Два года я провела в СИЗО. Меня никто не слышал, надо мной издевались. И я не верила, что есть судьи, которые разбираются в деле, смотрят и понимают. Спасибо большое судье Ольге Александровне Дробышевской», — сказала женщина.

Новоденская вновь крайне негативно отзывалась о следователе Тамерлане Караеве, который занимался ее делом. Она недовольна ходом следствия.

«У меня муж 23 года проработал в полиции, он уволился из-за меня, просто чтобы не позорить. Не развелся со мной, а ушел с работы. Хотя она была для него всем», — добавила Новоденская.

Адвокат оправданной Игорь Толчильщиков также предъявил претензии к следователю Караеву.

«На мой взгляд, в отношении следователя Караева нужно возбуждать уголовное дело, и я обратился с заявлением к руководителям Следственного комитета Ленобласти. И кто-то из заместителей мне прислал ответ, что они не видят оснований», — рассказал юрист.

По его словам, данное решение было обжаловано в суде, который в ближайшее время должен рассмотреть иск. Сам следователь Караев, по словам адвоката, пошел на повышение. Из следственного отдела по городу Всеволожск — в СУ СК по Ленинградской области.

Илья Давлятчин  

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.