Депутаты и «майдан»

С этого лета уличные встречи с российскими парламентариями фактически приравняли к митингам. В попытке изменить ситуацию оппозиционеры дошли до Конституционного суда.


Массовые сборища в центре города, пусть и без сцены и громкоговорителей, властям пришлись не по душе. © Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Раньше было просто: депутаты всех уровней могли встречаться с избирателями в любое время в любом месте. Не все народные избранники пользовались этой опцией, но некоторые, и правда, были вынуждены беседовать с жителями на улице. Например, из-за отсутствия нормальных приемных.

Но, как оказалось, депутаты могли использовать эту лазейку и для проведения вполне оппозиционных акций. Так случилось в Петербурге этой зимой. Городские депутаты-оппозиционеры позвали жителей города на улицу, чтобы обсудить ситуацию с передачей Исаакиевского собора в ведение РПЦ.

Массовые сборища в центре города, пусть и без сцены и громкоговорителей, властям пришлись не по душе. «Вы так нам тут майдан устроите», — возмущались единороссы. Оперативно был написан проект регионального закона, приравнивающий встречи с избирателями к митингам. А уже летом подобная норма стала федеральной.

Теперь депутаты всех уровней могут встречаться с избирателями без предварительного уведомления только в помещениях и «на внутридворовых территориях», где это не мешает ни проходу граждан, ни проезду «скорой». А если хотите публичное мероприятие на площади или улице, то необходимо согласовать его с исполнительной властью. В данном случае закон приравнивает депутатов к организаторам митингов и обязывает подавать уведомление.

В Госдуме закон был принят голосами «Единой России». Оппозиционеры остались недовольны. В результате 104 парламентария из КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР пожаловались в Конституционный суд, заявив, что новые правила нарушают не только их права, но и права их избирателей.

Один из самых слабых доводов заявителей — нарушение права на свободу собраний. Как отметил коммунист Юрий Синельщиков, новый закон «усложняет и без того непростую практику 31-й статьи Конституции». Скажем честно, про эту статью в России в большинстве случаев вообще можно забыть.

Другой аргумент — принижение статуса законодателей и нарушение принципа разделения властей. «Депутаты всех уровней поставлены в зависимое положение и теперь обязаны согласовывать свои действия с исполнительной властью», — отметил на заседании суда Синельщиков. Политик привел в пример случай из Татарстана, когда депутату-организатору согласовали митинг только на окраине города, рядом с мусороперерабатывающим заводом.

По мнению парламентариев, новые правила фактически устанавливают «разрешительный» порядок согласования встреч с гражданами. Особо парламентариев волновали так называемые «стихийные» собрания. Порой во время визита депутата вокруг него действительно невольно собирается толпа желающих высказаться.

«Любая встреча на улице теперь может попасть под понятие митинга. Мы считаем, что закон носит расширительный всеохватывающий характер и препятствует деятельности депутата. Потому что стихийные встречи не носят предварительного организационного характера», — отметил в суде «справедливоросс» Олег Шеин.

Впрочем, в Госдуме и Минюсте согласились, что стихийные встречи — это все-таки не митинги, и требуют особого регулирования. Однако ни один из представителей власти не посчитал, что новые правила хоть как-то противоречат Конституции.

Напротив, было подчеркнуто, что хотели же как лучше: необходимо было «упорядочить порядок» согласования, позаботиться о безопасности граждан и так далее. И если депутаты решили, что их подвергают дискриминации, то власти возразили: напротив, мы вам гарантируем право на встречи и выделяем из числа остальных граждан.

«Уведомление о проведении публичного мероприятия подается депутатом в срок не ранее 10 и не позднее пяти дней до события. В то же время для остальных лиц установлен другой срок — не ранее 15 и не позднее 10 дней. Вопреки доводам заявителя, оспариваемый закон не умаляет права депутата на проведение встреч с избирателями. Напротив, законодатель дополнительно гарантирует право на проведение этих встреч путем возложения на орган исполнительной власти обязанности по определению соответствующих мест и порядка их предоставления», — сообщила представитель Госдумы в КС РФ Татьяна Касаева.

Представители власти нарисовали на заседании идеальную картину. Что власти не могут запретить проведение публичного мероприятия, а вправе лишь предложить иное время и место. Что обязаны предоставить организатору другую площадку, которая позволит реализовать его цели. И это обязательно должно быть мотивировано. Но любой организатор оппозиционного мероприятия скажет вам, что так это не работает.

Но, как сказал представитель Совета Федерации Андрей Клишас, «перегибы на местах» вроде митинга у мусороперерабатывающего завода в Казани — это «дефекты правоприменительной практики». «А они не говорят о порочности самой нормы», — сообщил сенатор.

Представитель президента Михаил Кротов обратился к опыту Франции, Великобритании и США, заявив, что и там депутаты должны действовать в соответствии с местными законами о митингах, особого порядка там не предусмотрено.

«Нам, по сути, предлагается наделить депутатов такой привилегией, что в случае их участия в любом митинге никакие требования законодательства на них распространяться не должны. Я полагаю, что подобные требования не укладываются в положения Конституции», — заявил Кротов. По его словам, депутат такой же гражданин, как и остальные, и у обязательств у него должно быть не меньше, чем у других.

Представители власти неоднократно подчеркивали, что действующий порядок согласования встреч является не разрешительным, а уведомительным.

«Я уж не говорю о том, что в моем понимании проведение публичного мероприятия в форме митинга трудно сопоставить с обсуждением текущих вопросов. На митинге вряд ли можно услышать какие-то конкретные предложения. Я что-то не помню ни одного митинга, на котором бы принимались рекомендации поправок в законодательные акты», — отметил Кротов.

Сенатор Клишас и вовсе заявил, что оппозиционеры намеренно «обостряют ситуацию», потому что проведение встреч в форме митинга — это «исключительный случай». А депутат Касаева, представляющая в КС Госдуму, сказала, что лично она не испытывает никаких проблем с обратной связью.

«Для меня самой лучшей формой взаимодействия является личная встреча, но они ни разу не переросли в митинги. И мы почему-то все время в негативном смысле озвучиваем, а ведь митинги есть и в позитивном смысле. Они не только о проблемах, но и о победах, например, митинги ко Дню России. Нормально, что в этом процессе должна быть обеспечена безопасность», — подытожила Касаева.

В заключительном слове Юрий Синельщиков обратил внимание на то, что новые правила усложнили жизнь только оппозиции, а для «Единой России» ничего не изменилось.

«Встречи депутатов из ЕР организует исполнительная власть, представители которой состоят в ЕР. Но сильно то государство, которое имеет сильную оппозицию», — сказал коммунист.

Суд заслушал все доводы и удалился для закрытого принятия решения. О вердикте КС мы узнаем примерно через месяц.

Софья Мохова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Возле Смольного прошел пикет против незаконной торговли

СМИ: В школьную программу могут включить «нравственные основы семейной жизни», разработанные РПЦ

На Васильевском острове у бизнесмена отобрали $53 тысячи