«День, который перевернул все»

Обвинение оценило в 4 года гибель семьи зампреда петербургского ЗакСа Павла Солтана. По 2 года за человека. Самоубийство дочери Анастасии — не наказуемо.


Павел Солтан с дочерью Анастасией © Фото со страницы Анастасии Солтан в «ВКонтакте»

В зале судьи Всеволожского районного суда Ленобласти Натальи Ивановой  часы застыли на отметке 4:36, календарь — на 20 октября. Народу внутри — непривычно много для утра понедельника.

«В зал, помимо участников, проходят три человека», — попытался навести порядок секретарь.

«Ваша честь, разрешите скамейку пронести. Резонансное дело же», — упросила Иванову пресса.

Наталье Ивановой через несколько дней предстоит решить судьбу сотрудника мебельной фабрики Дмитрия Изотова. Именно он, по версии следствия, является виновником аварии, унесшей жизнь вице-спикера городского ЗакСа Павла Солтана и его супруги Светланы.

Вечером 14 августа 2016 года для Солтан началась трагическая череда событий, которая фактически не оставила камня на камне в жизни некогда успешной семьи. На Выборгском шоссе автомобиль Toyota, за рулем которого находился Павел Солтан, в тот момент вице-спикер петербургского ЗакСа, лоб в лоб столкнулся с Mercedes. Последним управлял сотрудник мебельной фабрики Дмитрий Изотов, который ехал вместе с супругой и ребенком. Изотовы выжили в автокатастрофе. Но для Солтан ДТП стало роковым.

Зампред городского парламента погиб на месте происшествия. Его супругу доставили в больницу, однако спустя несколько часов она скончалась от полученных травм. В машине также находилась младшая дочь Анастасия. Она выжила в автокатастрофе. Но судьба продолжила наносить удары по семье Солтан. Анастасия рассталась с мужем — муниципальным депутатом Алексеем Плотниковым. Затем последовали упреки в адрес сестры Вероники и ее мужа. 25 ноября 2016 года девушке исполнилось 22 года. Вечером она покончила жизнь самоубийством.

Виновником случившегося семья Солтан считает Дмитрия Изотова. В понедельник он поведал суду свою версию той аварии.

«Он отправил на тот свет моих родителей»

Изотов за рулем больше десяти лет. В то воскресенье вместе с супругой и ребенком они отправились в торговый центр на Парнасе — нужно было купить детские перегородки. Вот только их они не нашли — нужный магазин прекратил продажу этого товара.

«Мы покинули торговый центр. Двигались по обычному маршруту, по которому ездили часто. Направились в сторону Выборгского шоссе в сторону трассы „Скандинавия“ и вспомнили, что не купили то, что необходимо. В итоге решили съездить в ближайший поселок и там в садоводстве поискать перила. Я развернулся на трассе под виадуком, где была прерывистая. Затем двигались в потоке машин — пристроились к машине, которая шла впереди. Джип что ли. На закруглении нам на встречу выскочил другой автомобиль. Я ничего не смог сделать — произошло столкновение», — вспоминал Изотов.

Обвиняемый уверенно заявил — на встречную полосу он не выезжал.

«Во время удара я потерял сознание. Жена потом рассказывала, что думала, что я погиб — потому что не мог очнуться. У меня голова была в крови. Мне на тот момент показалось, что у меня вообще оторвана рука, потому что я ее не чувствовал. И из машины меня не могли долго достать — дверь никак не открывалась. А врач ругался — мол, давайте быстрее — у него кровь идет», — рассказывал подсудимый.

После ДТП Изотова положили на носилки, но карета «скорой помощи», по его словам, долго не двигалась. Якобы не было соответствующего приказа. Затем, впрочем, его отвезли в больницу Сестрорецка.

 — А когда к вам в первый раз пришел следователь? — поинтересовался адвокат подсудимого Владимир Гарнин.

 — Помню, что очень быстро. Я лежал в реанимации и, как только меня перевели в общую палату, сразу пришел. 17 августа был первый допрос. Еще ко мне репортеры ломились постоянно. Они мне и рассказали вместе с сотрудниками больницы, кто погиб в аварии. Знаковая фигура, — ответил Изотов.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

Обвиняемый утверждает, что он ехал по направлению из Петербурга. Однако, первоначальные показания, данные в больнице под протокол, совершенно другие.

«Проезжая деревню Парголово по направлению в Санкт-Петербург при скорости 80-90 километров в час, внезапно я почувствовал удар в левую часть, от которого потерял сознание. Когда очнулся, увидел, что на ограждении висит автомобиль Toyota. Могу точно сказать, что этот автомобиль не ехал впереди меня. Могу уверенно сказать что мой автомобиль находился на своей полосе движения», — говорится в показаниях Изотова.

Сейчас подсудимый уверяет, что тем словам верить нельзя — что-то он якобы мог спутать, что-то забыл из-за стрессовой ситуации.

 — А как вы отличили то, что вам приснилось, от того, что было на самом деле? — удивился прокурор Кирилл Крохин.

 — Ну я, наверное, могу отличить то, что было. Детали какие-то.

Изотов также вспомнил про общение по телефону с женой, которая также оказалась в больнице, но другой. Разговор, по его словам, был только о состоянии здоровья. Об обстоятельствах ДТП не беседовали.

 — Просто вопрос тогда будет стоять так — вам было все равно на то, кто виноват? — уточнил гособвинитель.

 — Я просто себя хорошо знаю. Я правила дорожного движения не нарушаю вообще, — уверенно ответил Изотов.

К обвиняемому заявлены гражданские иски. От брата Павла Солтана Александра на 1 млн рублей и от дочери Вероники — на 6 млн. Изотов их не признает, но готов помочь семье потерпевших.

 — Я не считаю себя не виновным. Я это все знаю и видел. Но я не снимаю с себя имущественную компенсацию.

 — А компенсацию за что вы им хотите выплатить? — продолжал недоумевать прокурор.

 — Я был участником тех трагических событий.

 — Послушайте, Советский Союз был участником Великой Отечественной войны. Он Германии что ли платить должен?

 — Я не Советский Союз. Я хочу просто по-человечески помочь другим людям.

 — А почему именно им? Там столько ДТП происходит постоянно.

 — Послушайте, я иногда детям больным помогаю. Судьба нас свела просто.

Изотов уверяет, что в свое время звонил брату погибшего Павла Солтана и приносил извинения. Готов был и финансово помочь, да только необходимых реквизитов у него не было. Реакция потерпевших была резкой.

 — Я помню, как Настя много раз повторяла, что он не извинился, а его мама за меня молится. Дмитрий Павлович, вы обманываете, что приносили извинения, — говорит Вероника.

 — Но он обращался к вам? — уточнила судья.

 — Это было только на одном из заседаний. Но для меня важно, чтобы этот человек понес наказание. Он отправил на тот свет моих родителей.

«Следствие не справилось»

Судебные прения были предсказуемыми. Гособвинитель Крохин уверен — это Изотов нарушал ПДД. А все изменения показаний — это лишь попытка уйти от ответственности.

«Виновность подсудимого подтверждается совокупностью предъявленных доказательств. Версия, которую изложил Изотов, может быть жизнеспособна только в том случае, если развернулись и он, и Солтан. Последний, видимо, что-то должен был забыть в лесу», — реплика прокурора вызвала вялые смешки в зале.

Гособвинитель же продолжал сыпать доказательствами: показания свидетелей, биллинги, камеры видеонаблюдения. И элементарной логикой.

«Зачем Изотову разворачиваться на трассе, если необходимые магазины могут быть и на трассе, и в районе проживания подсудимого?», — недоумевал Крохин.

Последним аргументом стал тот факт, что Изотов ранее неоднократно нарушал правила дорожного движения. На весах правосудия в пользу обвиняемого — наличие несовершеннолетнего ребенка. И резюме.

«Прошу назначить наказание Дмитрия Изотову в виде лишения свободы на срок 4 года с отбыванием наказания в колонии-поселении», — заключил гособвинитель.

По мнению адвоката потерпевших Сергея Апончука, показания обвиняемого опровергаются всеми доказательствами.

«Из показаний свидетелей, биллингов и камер видеонаблюдения следует, что автомобиль Toyota двигался по направлению в Санкт-Петербург, а автомобиль Изотова со стороны Санкт-Петербурга в сторону поселка Огоньки. Об этом же говорила и погибшая Анастасия. Так что, слова Анастасии были ложными? Каких-либо малейших оснований сомневаться в ее показаниях нет. Она очень переживала эту трагедию и еще больше ее боль осложнялась показаниями Изотова, который врал. К большому сожалению, Анастасия так и не смогла справиться с переживаниями и погибла спустя три месяца после трагедии», — говорил Апончук.

О том, что подсудимый привирает, говоря, что не нарушает ПДД, по мнению адвоката, говорит и спидометр машины Mercedes. Его стрелка замерла на отметке 110 с лишним километров в час.

«Прошу назначить Изотову наказания на срок 5 лет 6 месяцев с лишением права управлять транспортными средствами на срок 3 года», — заключил Апончук.

Речь дочери Павла и Светланы Солтан Вероники была более эмоциональной.

«Я потеряла в этой аварии всю свою семью. Папу, маму, сестру, которая не смогла перенести последствия этой аварии. Для нас было важно, чтобы Изотов извинился. Но извинений не было. Вместо извинений он устраивает спектакль, считая всех дураками, в том числе и моего папу. Периодически я вижу на себе его циничный взгляд и ухмылки. Подсудимый наглым образом врет. Он переложил ответственность на папу. Он регулярно дает интервью СМИ, в которых оскорбляет папу, ссылаясь на его должность», — процедила Вероника.

«Я пережила страшнейшую трагедию. Вся моя жизнь изменилась 14 августа. Я не могу обнять маму, не могу обнять папу и свою сестру. За такой короткий срок я потеряла трех самых близких людей. А у Дмитрия все хорошо. Уважаемый суд, я прошу, чтобы этот человек был наказан максимально строго», — закончила свою речь Вероника.

Брат погибшего Александр Солтан обратился напрямую к подсудимому.

«Ты-то как жить будешь теперь? Как будешь жить? Это был святой человек, нам всем как до луны до него. Теперь сиди и думай».

Жена Изотова — Людмила Путинцева, пострадавшая в том ДТП, также является потерпевшей. Своего супруга она попросила оправдать.

«Это день, который перевернул все. Он перевернул всю нашу жизнь. Я прошу понять, что я до сих пор не восстановилась. Мне нужна поддержка мужа — как моральная, так и материальная. Я не могу самостоятельно отнести ребенка в спальню. Я прошу суд учесть все обстоятельства дела и вынести справедливый приговор, оправдав моего мужа», — заключила она.

Защита Изотова, в свою очередь, напомнила о показаниях нескольких очевидцев. Так, ряд свидетелей заявили, что на встречку вылетел автомобиль темного цвета, правда марку не указали. Солтан находились в черном Mercedes, Изотов — в иномарке Toyota вишневого цвета.

«На мой взгляд, следствие не справилось с задачей найти виновника ДТП, потому что оно велось изначально с уклоном в сторону виновности Изотова», — резюмировала адвокат Анна Сунгурова.

Изотов в последнем слове не признал вину.

«Мне безмерно жаль утрату потерпевших, тут нечего говорить. В тот день произошла ужасная трагедия, и я не отказываюсь от того, что готов помочь. Но хочу сказать всем — поймите меня правильно — я не выезжал на встречную полосу и не совершал того, что привело к таким страшным последствиям. Прошу учесть тот факт, что у меня есть семья и она тоже пострадала», — заключил он.

Приговор Изотову будет вынесен 31 октября.

Илья Давлятчин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Обжалован приговор по делу о ДТП, в котором погиб зампред петербургского ЗакСа Солтан