Поп-арт: провокация без оскорблений

На выставке в Петербурге представлены работы Уорхола и малоизвестных в России мастеров. Есть среди них и совершенно таинственные персонажи.


© Фото Людмилы Семеновой, ИА «Росбалт»

В выставочном зале «Арт-банк» на Невском проспекте, 62 до 13 декабря открыта экспозиция «Поп-арт». На ней представлены около 80 графических листов, плакатов, шелкографий, афиш и обложек музыкальных альбомов. Все они выполнены в революционном для своего времени стиле естественного искусства.

Фронтменом выставки стал американский художник Энди Уорхол, чье имя известно даже людям, далеким от искусства и массовой культуры. Услышав словосочетание «поп-арт», многие представляют себе исключительно стилистику комикса и рекламы, кричащие цвета, вездесущий звездно-полосатый флаг и знаменитые баночки супа Campbell. Но это определение на самом деле гораздо шире.

Расцвет этого авангардного жанра пришелся на 1950—1960-е годы, когда остались позади тяжелые отголоски Второй мировой войны и других потрясений первой половины XX века. Общество стало чувствовать себя более комфортно. Появилось время и возможности для увлечения чем-то ярким, занятным и необременительным — модой, покупками, погоней за брендами, украшением себя и своего быта.

Поп-арт именно об этом. Это время красоток «пин-ап», которые родились раньше, но в 1950-е годы обрели особенно эротизированный облик эталона преувеличенной женственности с чертами соблазнительной любовницы и одновременно хозяйки домашнего очага, воспетой позже в «Стэпфордских женах».

Это эпоха революции нравов, которая меняла не только жизнь, но и искусство. К примеру, шоу бурлеск под ее влиянием трансформировалось из сатирического в чувственное, воспевающее телесную красоту.

Это расцвет потребления и маркетинга, который облагораживал и поэтизировал все предметы быта уютных домиков и зеленых лужаек одноэтажной Америки: от панкейков с ореховой пастой до стирального порошка. Это стиль одежды, напоминающий то оптическую иллюзию, то детскую игру с красками.

Конечно, это и время кафе с музыкальными автоматами, кока-колы, рок-н-ролла. И хотя знаменитых стиляг в США действительно не существовало, те, кто стоял у истоков этой субкультуры у нас, явно вдохновлялся поп-артом.

В литературе яркий пример отсылки к этому жанру — рассказ Стивена Кинга «Рок-н-ролл никогда не умрет». Он описывает мистический городок, населенный призраками рок-звезд и своим антуражем похожий на картины Нормана Рокуэлла и на сказки братьев Гримм.

Тема поп-арта отражена в фильме Тима Бертона «Большие глаза». Помимо того, что главной героиней является реальная художница этого жанра Маргарет Кин, весь его антураж выдержан в неестественно радужной стилистике, придающей киноленте тревожный оттенок.

В этом и тонкость поп-арта: стоит чуть перебрать с красками — и получается не яркое и привлекательное зрелище, а нечто странное и пугающее.

Из упомянутого фильма можно также узнать, что произведения поп-арта часто брались за основу сувенирных изделий и даже домашней утвари. Отчасти за это он подвергался в свое время критике: его обвиняли в поощрении банальности и вульгарности как основных черт общества потребления.

Данный культ пережил второе рождение в эпоху яппи и тогда уже в культуре вызывал не умиление, а совсем другие чувства. Стоит вспомнить хотя бы книгу Брета Истона Эллиса «Американский психопат» со скрупулезным выписыванием марок одежды и названий блюд. А также одноименный фильм, где каждая тарелочка с пирожным пристрастно показывается в кадре и в конечном счете отвлекает от настоящего смысла этой истории.

Но поп-арт 1960-х годов гораздо более добр.

На выставке в «Арт-банке» представлены знаменитые мастера, к примеру, «король» жанра Уорхол с легендарными Campbell и шелкографиями с портретом Мэрилин Монро. Или Рой Лихтенштейн, чей плоскостной рисунок и кислотные цвета, очевидно, основаны на образах мультипликации и комикса.

Но есть и менее известные в России имена — поэтичный портретист Алекс Кац, мастер граффити Кит Харинг; Роберт Раушенберг — философ будничного мира, обращающийся к газетам, рекламе и уличным вывескам (что в итоге принесло ему, а вместе с тем и жанру, признание на Венецианской биеннале 1964 года); Джаспер Джонс, сумевший превратить поп-арт в поп-символизм.

Поп-арт, как показывает выставка, охватил отнюдь не только США. Здесь также представлен универсальный английский художник Питер Филлипс, освоивший и живопись маслом на холсте, и яркие проекты мультимедиа и архитектуры. Конрад Клафек — художник из Германии, преуспевший в мотивах техники, машин и быта. Родом из Великобритании такие мастера техники и провокационного новаторства, как Питер Блейк, Патрик Колфилд, Аллен Джоунс.

Есть в экспозиции и таинственные персонажи. Например, английский коллектив Prefab77 — его анонимные мастера известны произведениями политизированного, как правило, анархистского толка, по при этом они владеют тонкостями печати, коллажа и искусства линии. Еще один таинственный художник — также выходец из Англии под псевдонимом Бэнкси, придерживающийся социальной и политической тематики.

Настоящий вызов современным феминисткам — работы Аллена Джоунса, Мела Рамоса и Тома Вессельмана. Они со вкусом подчеркивают чувственность, даже «аппетитность» женского тела, а Рамос и Вессельман и вовсе бессовестно помещают обнаженных красоток рядом с поджаристыми пончиками или молочным коктейлем.

Провокация? Безусловно. Оскорбление? Вряд ли, потому что к искусству эти мастера относятся уважительно и разумно, не отвергая каноны рисунка и живописи. Они лишь берут от них то, что считают приемлемым лично для себя. И человеческие образы рассматривают тоже как часть искусства, причем интересную и красивую.

Поэтому большинству той аудитории, чье знание о поп-арте ограничивается именем Уорхола, безусловно, стоит посетить выставку на Невском проспекте. В тусклые осенние дни ее красочность наверняка порадует петербуржцев.

Людмила Семенова

Фотографии с выставки смотрите на сайте «Петербургский авангард».

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.