Таинственный сад Эдварда Беккермана

В Русском музее проходит выставка «Рай». Эдакая волшебная новогодняя искорка на фоне темной, переменчивой и угрюмой городской зимы.


Сам живописец главной темой своего творчества считает мир и свет. © Фото Людмилы Семеновой, ИА «Росбалт»

Удивительные цветы и ангелы художника будто бы написаны светящейся краской. Экспозиция понравится петербуржцам, которым в преддверии новогодних праздников хочется увидеть что-то одновременно экстравагантное и красивое.

Конечно, о другой части выставки — фантасмагорических портретах — складывается иное мнение. Они скорее напоминают чудовищ, порожденных сном разума и без его контроля воплощенных грубыми, жесткими мазками на холсте. Так что зрители с богатой фантазией могут счесть данное собрание противостоянием светлых и темных сил.

Беккерман является нередким гостем в выставочных залах России — осенью «Рай» экспонировался в Сочинском художественном музее, а два года назадв музее современного искусства в Москве состоялась персональная выставка «За пределами снов». До этого были две экспозиции в Петербурге: в 1994 году — «Хранители души» в Мраморном дворце Русского музея, в 2006 году — «Сны и пророки» в галерее Edge. Кроме того, он принимал участие в разных групповых выставках, к примеру, «Власть воды» и «Коллаж в 20-м веке». Обе экспозиции проходили в Русском музее.

Но на самом деле многие российские искусствоведы продолжают считать художника не гостем, а своим — ведь Эдвард Беккерман родился в Сочи, затем обучался в Московском хореографическом училище, а в 1974 году с семьей эмигрировал в США. Его отец Игорь Беккерман был известным в СССР скульптором.

Эдвард Беккерман вначале тоже занимался лепкой, но вскоре обратился к живописи. Он получил образование в Нью-Йорке, в Художественной студенческой лиге, где в свое время учились Джексон Поллок и Марк Ротко.

Еще в 1990-е годы, с момента самостоятельных достижений в изобразительном искусстве, художник определил для себя три центральные темы: экспрессивные «Клоуны», призрачные «Цветы» и мистические «Ангелы».

В следующее десятилетие Беккерман увлекся загадками подсознания, яркий пример — серия Dreams. В настоящий момент он живет и работает в Нью-Йорке, где получил признание художника «с грандиозным видением реальности».

Сам живописец главной темой своего творчества считает мир и свет. По словам Беккермана, он больше всего опирался на традиции Пикассо, Матисса, Ван Гога, Бэкона и даже Иеронима Босха. Но первым художником, с творчеством которого Беккерман познакомился вдумчиво, был Михаил Врубель. И пожалуй, в игре американского живописца со светом, в бледно-фиолетовых, багровых, холодных золотых пятнах в его цветовом калейдоскопе, в тихой и болезненной тональности картины действительно есть отсылки к творчеству этого великого мистического мастера.

Заведующий отделом новейших течений Русского музея Александр Боровский давно интересуется творчеством Беккермана. На открытии он назвал необыкновенные цветы живописца «затягивающими внутрь себя».

Выставка включает в себя 26 работ разных лет из частных коллекций. Художник пользуется смешанной техникой — масло, акрилик, уголь на холсте.

Серия из цветов, которые Беккерман назвал «магическими», выглядит чрезвычайно нарядной и таинственной. Они похожи на сказочные подсвечники, бокалы, виньетки, кондитерские шедевры. При этом все изображения написаны в тихом, ненавязчивом тоне, с искорками и звездочками, тончайшими прожилками и стебельками, которые при взгляде на расстоянии светятся словно фосфорические.

Другая яркая серия — изображения ангелов-хранителей. По утверждению американской прессы, они призваны нести зрителям красоту, проникать в их сердца, но в то же время в трактовке Беккермана они далеки от классического образа светлого хранителя. Художник наделил их странными чертами, зачастую характерными для бестиария, а не для религии. У них могут быть четыре руки, четыре пальца, ярко выписанная женская грудь, лукавый взгляд, панцирь из черных чешуек, гротескные черты лица. Крылья у этих ангелов не оперенные, а как будто слюдяные, как у насекомых. В них есть нечто неправильное, дикое, природное. И в то же время легкие, небрежные с виду мазки и приятные лучистые краски придают картинам одухотворенность.

Самые колоритные работы на этой выставке — это сюрреалистичные портреты («Это Я», «Автопоротрет», «Дива», «Размышления», «Мать-Земля», «Когда я был молод и красив»). Они будто служат противовесом бесплотным «Хранителям» и небесным «Цветам»: грубо вырубленные очертания, преувеличенные пропорции, контрасты черных и резких цветных пятен, жирные густые мазки, отталкивающие выражения лиц. Это произведения того сорта, что всегда симпатичен богемной публике, но малопонятен для всех остальных. Однако нельзя отрицать, что такое сочетание показывает отточенную технику художника, по его желанию становящуюся небрежной и брутальной или поэтичной и тонкой.

А что касается «Цветов» Беккермана, то они на этой выставке удостоились прекрасной оценки — нашлись посетители, пожелавшие повесить изображение такого цветка у себя дома. Сейчас мы все реже слышим о произведениях, вызывающих такие эмоции, поэтому стоит успеть полюбоваться этим космическим цветником.

Выставка Эдварда Беккермана в Строгановском дворце (Невский проспект, 17) продлится до 12 февраля 2018 года.

Людмила Семенова

Фотографии с выставки смотрите на сайте «Петербургский авангард».

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.