Поминки по протесту

В России прошли акции памяти Бориса Немцова. За три года эти митинги приобрели характер «обязаловки» и утратили былой политический накал.


© Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

За последний год в Петербурге прошло меньше десятка заметных массовых акций. Четыре из них организовали сторонники Алексея Навального, при этом ни одна не была согласована властями. Но они собирали по 10 тыс. человек, которые шли маршем по центральным улицам города, заполняли Дворцовую площадь и вообще по максимуму доставляли дискомфорт городским управленцам.

И то, раз от раза людей приходило все меньше. Когда 26 марта прошлого года на Марсовом поле собралась огромная толпа, ее все-таки вдохновлял конкретный повод. Люди требовали ответов на только что вышедший фильм «Он вам не Димон». Месяц назад на «Забастовке избирателей» уже чувствовалась определенная усталость. Все-таки Навального не допустили на выборы, поменять тут ничего было нельзя. Кажется, что и эта протестная волна пошла на спад, как это было в 2012 году.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Заметных не «навальнинских» акций в Северной столице за прошедший год было лишь две: собственно, прошлогодний марш памяти Немцова и митинг в защиту Петербурга, который прошел в марте. Последний был посвящен различным городским проблемам, в том числе возможной передаче Исаакиевского собора РПЦ. Еще можно вспомнить 5.11.17 от сторонников Вячеслава Мальцева, но это была не акция, а, скорее, недоразумение. А попытку передать письма президенту от «Открытой России»* в апреле прошлого года полиция прервала в самом начале.

При этом петербургская власть продолжает теснить оппозицию, отказываясь согласовывать все мероприятия в центре города. И пусть уполномоченный по правам человека Александр Шишлов говорит о том, что местные чиновники нарушают Конституцию, те все равно продолжают отправлять всех митинговать на задворки города. Даже потенциально неопасные акции вроде пикетов у Соловецкого камня согласуются со скрипом. И оппозиция вынуждена идти на компромиссы ради безопасности. Но стоит ли это того?

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Марш памяти Немцова прошел в Петербурге уже в четвертый раз. Все прошлые годы маршрут был одинаковым. Это «классическое», с точки зрения Петербурга, шествие от метро «Горьковская» до Марсова поля с последующим митингом. Но в этом году акцию в таком формате не согласовали с двух попыток. Власти предлагали ехать в Удельный парк. Потребовалось вмешательство омбудсмена, чтобы прийти к компромиссу — митинг на площади Ленина, у Финляндского вокзала. От марша пришлось отказаться.

Оппозиционеры были довольны. Все-таки удалось отстоять мероприятие в центре. Но площадь Ленина не считается самой популярной площадкой и в последние годы является местом проведения малочисленных и малозаметных акций различных левых движений. Конечно, в оргкомитете марша Немцова есть политики старой школы, которые не хотят идти на конфронтацию со Смольным. Но согласие на площадь Ленина все же выглядит изначальным поражением, уступкой. А дашь себя отогнать власти один раз, на прежние позиции уже не вернешься.

В итоге на митинге памяти Немцова в Петербурге едва ли набралась тысяча человек. Власти насчитали 350, журналисты склонялись к тому, что людей было в два раза больше. Конечно, тут можно винить холодную погоду. Но погода вообще редко балует город на Неве. В Москве на акции насчитали от 5 до 7,5 тыс. человек — ничтожно для столицы.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Петербургские ораторы, конечно, вспоминали Немцова. Говорили о том, какого политика Россия потеряла. Депутат ЗакСа Борис Вишневский рассказал, как, будучи журналистом, мог дозвониться Немцову по городскому телефону. «Сегодня больше нет таких губернаторов и таких вице-премьеров», — сказал депутат. Координатор «Открытой России»* Андрей Пивоваров вспомнил, как попал в отдел полиции, и Немцов стоял в пикете, требуя его освобождения. Приятным сюрпризом стало и появление депутата Псковского областного собрания Льва Шлосберга. Он является редкой фигурой, к которой испытывают уважение оппозиционеры из разных лагерей.

Заявители митинга подчеркивали, что это не политическая акция. И хотя в толпе виднелось множество флагов движений и партий, выступления со сцены должны были быть нейтральными. Но этот траурно-нейтральный окрас все-таки лишил событие остроты. Хорошо — собрались, вспомнили. В социальных сетях потом напишут об единомышленниках со светлыми глазами. А в следующем году людей придет еще меньше. Потом митинг станет пикетом, потом Немцова будет вспоминать только кучка самых идейных. Все-таки трагические воспоминания и тоска о былом — это не то, чем должны руководствоваться политики накануне очередных выборов.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

И Немцов, наверное, с этим бы согласился.

Поэтому одним из заметных моментов стало выступление депутата-«яблочника» Михаила Амосова. Он вдруг разразился речью о депутатской поправке, фальсификациях и президентских выборах. Призвал приходить и хотя бы уносить бюллетень с собой. «Забастовка! Забастовка!» — начали скандировать возмущенные сторонники Навального. «Немцов не поднял бы белый флаг», — заявил Амосов. Намекая на то, что позиция Навального является пораженческой.

Иронично, что Амосов также говорил об объединяющей роли Немцова в российской оппозиции. Разные по взглядам активисты действительно до сих пор стараются забыть о разногласиях на акции памяти раз в году. Но видно, что это лишь вынужденное однодневное объединение. Которое закончилось, как только люди покинули площадь Ленина.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Выступавший на митинге специалист по информационной безопасности Александр Литреев сказал, что люди должны вернуться домой не с чувством выполненного долга, а с ощущением ужаса. От того, в какой стране мы живем. Не знаю про ужас, но некоторая тоска точно присутствует.

А еще есть тревога, вызванная новой тактикой «силовиков». Они продолжают «отложенные» задержания оппозиционеров за акцию 28 января. Караулят у дома, выхватывают по одному.

«Я не параноик, но последние два дня явно ощущаю внимание к себе со стороны посторонних людей. Непонятные мужчины ходят со мной одним маршрутом, а во дворе дома стоит машина с заведенным мотором», — сообщил после акции Андрей Пивоваров.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

У оппозиционеров есть подозрения, что поле зачищают накануне 18 марта. Хотя, учитывая «накал» в протестном движении, власти особо не о чем волноваться. Но там любят перестраховываться.

Софья Мохова  

*Генпрокуратура РФ признавала нежелательной зарегистрированную в Великобритании организацию Михаила Ходорковского Otkrytaya Rossia. Однако сторонники российского движения «ОР» отрицают причастность к британскому. 


Ранее на тему В России предложили приравнять несколько пикетов к несогласованному митингу

В Петербурге появился баннер в память о погибшем Борисе Немцове

Петербургские депутаты просят объяснить слежку за оппозицией