Скальпелем по сердцу

Пострадавшие от действий хирургов пациенты попали в правовую ловушку из-за «раздвоения» клиники.


© СС0

Врачебные ошибки нередко становятся причинами поломанных жизней. Но привлечь виновных к ответу порой оказывается очень сложно.

В марте 2015 года Ольга Смирнова пришла в «Санкт-Петербургский институт красоты» (СПИК) по направлению из Первого меда, чтобы исправить дисфункцию височно-нижнечелюстного сустава. Главным врачом в СПИК на тот момент был известный пластический хирург Артур Рыбакин, прославившийся тем, что якобы делал операции «звездам» — Алле Пугачевой, Кристине Орбакайте и др. В клинике работали и ученики Рыбакина, в том числе челюстно-лицевой хирург Андрей Андреищев, к которому попала Ольга.

«Скелетных аномалий у меня не было, был легкий дистальный прикус и щелчки в суставе. Мне поставили брекеты, но оказалось, что это была только подготовка к операции, а не ортодонтическое лечение, как я полагала. Во время проведения остеотомии челюстей в январе 2016 мне сломали скуло-глазничное соединение, и суставы оказались в декомпенсации. Это привело к тяжелым последствиям, которые уже вряд ли удастся исправить, и сколько я проживу — тоже неизвестно, так как страдает мозг от деформации черепа. А можно было поправить деформацию лицевого скелета в первые 10 дней после операции, но доктор не смог признаться и обрек меня на физические страдания. Я не могла ни спать, ни есть, голова раскалывалась, хотелось просто умереть. Но со стороны хирурга в течение шести месяцев были только отмазки: у вас послеоперационный отек, ждите и так далее, — рассказала Ольга корреспонденту „Росбалта“. — Конечно, ждать я уже не могла, и в марте 2016 сделала компьютерную томографию. Увидев ужас, стала ходить к другим специалистам, кто бы мог избавить меня от дикой боли в голове. Но проводить повторную операцию в июне 2016 не предоставлялось возможным, нужно было ждать год. Я подавала претензию в клинику, но там никак не решали вопрос и медицинские документы по запросу не предоставили, а для исправления последствий операции это необходимая информация „о моем здоровье“, которую не уберегли или намеренно похитили из стен клиники. Это было в июле 2016 года, когда они уже знали, что собираются переезжать».

Действительно, через некоторое время более 100 работников клиники СПИК не вышли на работу. Во главе с хирургом Рыбакиным и бывшим гендиректором Прониным они переехали в здание гостиницы «Санкт-Петербург» на Пироговской набережной, где открыли клинику под названием СПИКА. Директором и учредителем стала родная сестра Пронина Наталья.

Как сообщил «Росбалту» юрист СПИК Виктор Бертрозов, «после ухода Рыбакина ему и его хирургам осталось свыше 10 претензий от пострадавших пациентов». С юридической точки зрения с ними теперь должно разбираться юрлицо, с которым человек изначально заключал договор. «Основные претензии касались как работы самого бывшего главврача клиники Рыбакина, так и хирурга Андреищева. Около пяти исков уже находятся в судах. В ряде случаев здоровью был серьезный причинен вред, который хирурги Рыбакина отрицали. Многие претензии пациентов, видимо, специально укрывались. Мы пытались идти навстречу пациентам, но эти претензии были обречены быть неудовлетворенными — ввиду того, что главный врач и все хирурги уже перешли на работу в другую клинику, забрав с собой или уничтожив всю документацию, касающуюся пострадавших пациентов», — пояснил Бертрозов.

«Одна из претензий связана с эстетической формой груди: после вставки имплантов груди получались разного размера и разной формы. Другой пациентке был нанесен особо тяжкий вред здоровью, если судить по исковым документам: после операции у нее появилось косоглазие, произошло ухудшение зрения. Клиент-мужчина делал ринопластику, чтобы выпрямить нос и облегчить дыхание, но после нее дыхание пациента ухудшилось и кончик носа стал „гулять“. Проблемы не отрицались и самим врачом. В результате клиенту была проведена корректирующая операция в клинике СПИКА, но и она не привела к желаемому результату. У клиента есть заключения экспертизы, его дело сейчас рассматривается в Московском районном суде Петербурга, — рассказал Бертрозов. — В некоторых случаях мы не имели физической возможности помочь пациентам. Одна женщина просто пыталась исправить неправильный прикус, но после операции у нее были явные визуальные дефекты, нарушена симметрия лица. Сейчас другие врачи не хотят браться за ее дело, так как риск неудачи огромный. Мы хотели поднять ее медицинские документы, карту, но нельзя было даже доказать, что она наша пациентка, потому что сотни медицинских карт исчезли одновременно с уходом команды Рыбакина. По факту пропажи документов мы обращались в полицию, и в результате на основании наших заявлений было возбуждено уголовное дело».

Ольга Смирнова решила продолжить лечение в Германии. На новую операцию требуется не меньше 30 тыс. евро. Процедура, последствия которой она пытается устранить, стоила 243 тыс. рублей. Сейчас женщина собирает документы для судебного разбирательства.

Отметим, ранее Рыбакин уже был замешан в громком скандале. В 2006 году хирург участвовал в шоу «Формула красоты», где проводил операции с более известным коллегой — Евгением Лапутиным. Участница программы Элина Данилина хотела попасть именно к Лапутину, но оказалась под ножом Рыбакина. В итоге процедура по омоложению превратилась в кошмар. Как рассказала женщина в интервью «Комсомольской правде», после блефаропластики у нее перестал смыкаться правый глаз — хирург отрезал больше кожи, чем следовало.

«Ухудшилось зрение, врачи настаивают на реконструктивной операции века — иначе я могу потерять глаз. После проекта я два раза по месяцу лежала в больнице. Я все время живу на дорогостоящих каплях и гелях. Два года мучаюсь! Сплю с приоткрытым глазом, из-за чего испытываю сильные боли, рези. Глаз сохнет, воспален. Я не могу работать, не могу пользоваться косметикой. Рыбакин успокаивал: со временем нормализуется — „подтянется, восстановится“. Ничего подобного не случилось!» — констатировала Данилина.

Между тем клиника СПИКА на Пироговской набережной продолжает функционировать. Хотя проверка Роспотребнадзора выявила многочисленные нарушения санитарного законодательства в ее работе (соответствующие документы есть в распоряжении «Росбалта»). В частности, специалисты обнаружили, что в помещениях не организован своевременный текущий ремонт, некачественно проводится уборка процедурных кабинетов. А ведь девиз клиники гласит «Только лучшее для наших пациентов».

Артур Рыбакин при подготовке статьи оказался недоступен для комментариев. Игорь Пронин отвечать на вопросы не стал и посоветовал удалить его телефон из базы контактов.

Дарья Истомина


Ранее на тему Роспотребнадзор оштрафовал нарушителей антитабачного закона почти на 125 млн рублей