«О мышах и людях»: молодость не всегда цинична

У спектакля в Учебном театре на Моховой страшный конец. Но после просмотра зрители не испытывают обиды и разочарования.


Следующие показы — 16 и 17 мая. © Фото с сайта учебного театра на Моховой

Спектакль «О мышах и людях» на сцене Учебного театра на Моховой снова собирает полные залы. Возможно, потому что режиссер-постановщик Сергей Бызгу и его студенты сделали акцент на человеческих чувствах, маленьких надеждах и огромных жутких разочарованиях. А вовсе не на философской подоплеке с социально-политическим оттенком, как это подразумевалось у Джона Стейнбека.

Сергей Бызгу давно мечтал об этой постановке, но брался за нее с осторожностью. Ведь материал сложный. К тому же прежние спектакли были очень высокого уровня. Но в процессе работы к режиссеру и к молодым актерам пришло чувство вдохновения и легкости. И новая страница в истории этого произведения состоялась.

В родных Штатах повесть оказала влияние на массовую культуру на много лет вперед — ее цитировали в книгах, фильмах, телесериалах, мультипликации, песнях рок-групп, даже в компьютерных играх. И это при том, что книга рассказывает о периоде Великой депрессии, который хорошо знал Стейнбек. Автор сам в молодости работал на ранчо. Мало того, он лично знал рабочего, ставшего прототипом Ленни Малыша. И видел своими глазами, как тот совершил тяжкое преступление.

Новые поколения писателей и режиссеров этого не знали и не жили в пору Великой Депрессии. Но, по-видимому, эта история обладает какой-то удивительной окрыляющей силой, которая приникает даже в самое низкопробное творчество и мышление и даже может его возвысить.

Коснулось это, разумеется, театральных подмостков по всему миру. Несмотря на чисто западную историю и эпоху, Россия тоже не осталась в стороне. В 1967 году Учебный театр уже показывал постановку под заглавием «Люди и мыши» — на курсе Георгия Товстоногова. Студенты, игравшие в ней, — Александр Товстоногов, Кама Гинкас, Генриетта Яновская, — впоследствии стали известными театральными деятелями.

Не обошлось и без антрепризы. В 1996 году режиссер Михаил Горевой поставил спектакль с Дмитрием Харатьяном и Александром Балуевым в главных ролях. Премьерный показ даже был признан наиболее ярким театральным событием того года.

А первые показы постановки Сергея Бызгу состоялись в январе 2018 года. Для зрителей, которые ею прониклись, она стала чрезвычайно ярким событием. Даже если оно не будет отражено в светских новостях.

Молодые актеры Егор Шмыга и Амин Хуратов играют двух главных героев — неразлучных друзей Джорджа и Ленни. У них удивительно крепкая связь, слишком взаимозависимая для дружбы и слишком безусловная для родственности. Ленни любит Джорджа потому, что тот связывает его с прошлым, где была строгая, но, по-видимому, любимая тетушка, и с будущим, где наступит счастливая жизнь на собственном ранчо. Джордж не дает ему потеряться в настоящем — как в самом буквальном, так и в переносном смысле.

Почему Джордж любит Ленни? Это более глубокий вопрос, разобраться с которым поможет эпиграф к спектаклю — слова из повести: «А добрым быть ума не надо. И даже наоборот, мне иной раз думается: взять по-настоящему умного человека — такой редко окажется добрым». На самом деле образ Джорджа как раз призван показать обратное — он умный и самостоятельный человек. И это только усиливает его уязвимость от собственной доброты. А именно ею и продиктована такая беззаветная привязанность к Ленни, забота об этом чересчур сильном (на их беду) ребенке, который никогда не повзрослеет, любовь, не ждущая признания и вознаграждения. А понятия любви и доброты нельзя разделять, в противном случае это уже не любовь.

Ведь в большинстве историй о ментально неполноценных людях рядом с главным героем присутствует другой человек, которому важна судьба этого беззащитного создания. И ради этого он готов поступиться своим покоем и комфортом. Именно это нашло отражение в фильмах «Человек дождя», «Босиком по мостовой», «Снежный пирог».

Не вполне справедливо, что широкой публике запоминаются главные персонажи — люди «со странностями» — но далеко не все помнят имена тех, кто их опекал, направлял, вникал в их сложное мировоззрение. А ведь эти люди могли предпочесть такому непростому делу что-то более приятное и легкое, вроде игры в бильярд и визитов в публичный дом, как хотел Джордж.

Посмотрев спектакль, понимаешь, чего на самом деле не надо, чтобы быть добрым. Поучений, морализаторства, идеологии, насаждаемой благотворительными фондами, сторонниками «инклюзивной системы» и «безбарьерной среды». От всего этого пиршества саморекламы пахнет лицемерием за версту. А на примере Джорджа видно, что на самом деле крепкая дружба с инвалидом — не повод ни для гордости, ни для радости. Это просто данность, отменить которую может только конец жизни.

Другие персонажи тоже выглядят ярко и красноречиво: всем им чего-то недостает для душевного покоя и все время от времени вызывают сочувствие. Старый работяга, чернокожий горбун, красавица-жена хозяйского сына, — все это глубокие и осмысленные роли, чуть утрированные, но не гротескные.

В повести важную роль играют животные — как реальные, так и выдуманные. Поэтому и на сцене Учебного театра зритель видит печального дряхлого пса и кроликов из грез Ленни, которые в финале становятся ангелами.

В отличие от вышеупомянутых фильмов, у повести и спектакля — конец страшный, и увы, скорее всего, более близкий к реальности. Кинематограф сковансуровыми правилами, связанными с большими деньгами. В мире театра и литературы все несколько иначе. «Босиком по мостовой» показывает то, что хочет зритель. А спектакль по Стейнбеку — то, что есть. И не ждите никаких пасторальных чудес.

Однако люди после финального поклона уходят не с разочарованием и обидой, а со светлой грустью и гордостью за новое театральное поколение. Если эти чувства искренни, то актеры и мастер выполнили свою задачу — донести до зрителя, что значит быть добрым. А лучшего завершения учебы накануне получения дипломов и не пожелать! Главное, чтобы ребята не растеряли своего вдохновения в будущем.

Людмила Семенова