Битва за наследие

Родственники живописца Кривицкого подали в суд на Русский музей. Впервые в истории учреждение столкнулось с проблемой защиты авторских прав. Решение может стать прецедентным.


© Фото Ивана Шалёва, ИА «Росбалт»

Летом 2017 года в Государственном русском музее состоялась выставка работ известного художника Леонида Кривицкого. Экспозиция в залах Михайловского замка была приурочена к 85-летию живописца, ушедшего из жизни в 2015 году, и включала в себя около 50 произведений живописи, графики и скульптуры из собрания семьи художника. Кроме того, на выставке впервые был показан триптих, посвященный Холокосту ― это последнее произведение Кривицкого. Над ним художник работал более 10 лет, экспериментировал с фактурой и выработал так называемую технику «объемной живописи».

«Экспрессия и музыкальность образов „Холокоста“ связана с изучением живописно-пластического языка искусства эпохи Возрождения. Триптих никогда не покидал стен мастерской и был доступен лишь избранному зрителю», — говорилось в сообщении Русского музея.

Леонид Гершович Кривицкий родился в 1932 году. Стал автором монументальных полотен на тему войны и революции, более 20 лет преподавал живопись в Ленинградском государственном педагогическом институте им. А.И. Герцена. Ученик Иосифа Серебряного, Кривицкий много работал в жанре лирического интимного портрета, создал цикл пейзажей Италии. В 1970 году Кривицкий был удостоен звания Заслуженного художника РСФСР. Его произведения находятся в Русском музее, Третьяковской галерее, в музеях и частных собраниях. Среди картин, написанных по заказу Художественного фонда, — «Ленин-председатель Совнаркома» (1969), «Гибель комиссара» (1975), «Портрет Наркома молодой республики А.М. Коллонтай» (1969). Воспоминания о детстве в блокадном Ленинграде переданы в образах горожан в картине «Блокада. Говорит Ленинград» (1967).

«Началось все с семейной истории. Я, а также мой брат и сестра являются единственными наследниками Леонида Кривицкого. Он наш дядя. Год назад умерла его жена и открылось наследство. После смерти тети возникла ситуация, когда была проведена выставка в Русском музее, которую помогала устроить ее дальняя родственница — Алла Кричевская. Но затем она решила отвезти картины к себе домой. А Русский музей по договоренности с ней издал каталог работ художника. Проблема в том, что она не фигурирует среди наследников», — рассказал «Росбалту» один из истцов Александр Челноков.

Фото предоставлено пресс-службой Русского музея

По мнению адвоката истцов Станислава Корнилова, каталог якобы был издан без согласования с родственниками живописца. А значит — нарушает закон об интеллектуальной собственности.

«В Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга был подан иск с требованием компенсации. Ее сумма составляет 1,9 млн рублей», — уточнил представитель истцов.

На сайте Русского музея есть страница, посвященная каталогу работ Леонида Кривицкого. Там же указано, что издание вышло при поддержке Аллы Кричевской. Дозвониться до нее агентству не удалось.

Русский музей впервые в своей истории сталкивается с претензиями насчет авторских прав, хотя проблема интеллектуальной собственности в России нередко решается через суды. Правда, пока их суть была прямо противоположной делу о картинах Кривицкого. Так, еще в декабре 2012 года Государственный Эрмитаж подал иск к дизайнеру Ие Йоц, которая использовала в качестве эмблемы одежды и на официальном сайте картину английского художника Томаса Гейнсборо «Портрет дамы в голубом». Музей потребовал запретить коммерческое использование данного произведения и еще до вынесения решения суда Йоц удалила спорный рисунок с главной страницы своего сайта. Суды же посчитали ее прежние действия рекламой и коммерческим использованием иллюстрации, удовлетворив иск Эрмитажа.

В 2008 году Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник подал в суд на ООО «КИТ» и предпринимателя Вохмина. Претензии музея вызвали изображения предметов из его коллекции в книгах, печатаемых ответчиком. И в этом случае иск был удовлетворен.

Теперь же петербургскому суду предстоит решить обратную задачу и решение может стать прецедентным.

«Росбалт» направил запрос на имя директора Русского музея Владимира Гусева. На момент публикации материала ответ не был получен.

Илья Давлятчин