Трампу об этом лучше не знать

Российская юстиция оказалась мягка к знающим о подготовке терактов в Петербурге. Предложение взорвать ОМОН — не преступление.


© Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Петербургские суды в среду рассмотрели дела сразу двух обвиняемых по делу об организации в городе терактов в декабре 2017 года. Они оба знали о планах 18-летнего Евгения Ефимова взорвать Казанский собор и другие посещаемые объекты. Но в полицию не сообщили. Если бы не ФСБ и ЦРУ, кто его знает, чем бы все закончилось.

15 декабря 2017 года ФСБ России распространила информацию о предотвращении серии терактов в Петербурге и задержании семи участников законспирированной ячейки террористической организации «Исламское государство» (запрещена в России). По данным ведомства, злоумышленники планировали самоподрыв смертника в Казанском соборе, а также убийства граждан и взрывы бомб в местах массового нахождения людей. На волне борьбы российского государства с Telegram прозвучало заявление чекистов: мол,  руководство ячейкой осуществлялось главарями ИГ посредством этого мессенджера.

Предполагаемым главарем ячейки назвали 18-летнего петербуржца Евгения Ефимова. В 2017 году юноша окончил 251-ю школу Кировского района. А в декабре Ефимова и еще несколько человек задержали. Тогда же прозвучало сообщение, что информацию о готовящихся атаках российская сторона получила от ЦРУ. Как сообщала пресс-служба Кремля, «президент РФ поблагодарил своего американского коллегу за переданную Центральным разведывательным управлением США информацию, которая помогла выйти на след, обнаружить и задержать группу террористов, готовивших взрывы в Казанском соборе Санкт-Петербурга, а также в других людных местах города».

Разумеется, нет причин не доверять словам Владимира Путина, однако  достоверно известно, что информация у чекистов была задолго до декабря 2017 года. Как рассказал агентству адвокат Ефимова Александр Почуев, ранее мать Ефимова обратилась в ФСБ с жалобами на тревожное состояние сына. После окончания школы молодой человек стал себя странно вести, начал слушать арабскую музыку, изучать арабский язык и принял ислам. Силовики, однако, никак не отреагировали.

Ефимов и его товарищи идут под суд раздельно. В понедельник первый приговор услышал Шамиль Омаргаджиев. Если верить следствию, он неоднократно общался с Ефимовым, который рассказывал о планах взорвать бомбу в Казанском соборе от неустановленного лица, о чем сообщил Омаргаджиеву. Однако последний принял решение не обращаться в правоохранительные органы с заявлением.

Омаргаджиев признал вину и получил на 2,5 года в исправительной колонии общего режима со штрафом в 50 тыс. рублей. Столько стоит хранение оружия и несообщение о преступлении.

Похожая история поступила на рассмотрение судьи Татьяны Ялцевич — в Кировский райсуд Петербурга. Перед Фемидой предстал уроженец Ингушетии Алисхан Эсмурзиев. У мужчины при обыске нашли АК со складным прикладом и тридцать патронов. Однако обвинять в соучастии в теракте ФСБ его не стала. В суд ушло обвинение в незаконном хранении автомата и несообщение в органы власти о лице, которое готовит теракт.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

Эсмурзиева в зал суда сопровождал конвой из пяти полицейских. Мужчина ранее не был судим, зарегистрирован в Ингушетии, там же закончил 9 классов школы. Прокурор Жуков чеканил обвинение.

«С 10 октября Ефимов обсуждал и говорил Эсмурзиеву о своей приверженности к ИГИЛ, делился планами. У станции метро „Садовая“ состоялась встреча, в ходе которой Ефимов сообщил, что собирается напасть с ножом на гражданина и показал видео из мессенджера Telegram. Калавуров и Эсмурзиев данную идею не поддержали, предложив самоподрыв у ОМОНа», — заявил Жуков.

Если верить следствию, Эсмурзиев собирался поехать в Африку, чтобы там воевать на стороне ИГ. В России, по его мнению, боевики были обречены на провал.

«Здесь у нас нет силы», — цитируются в материалах дела его слова.

Но грандиозным планам помешали чекисты. 14 декабря в квартире Эсмурзиева прошел обыск и его задержали.

Мужчина признал вину. Прокурор Жуков просил приговорить его к двум годам колонии общего режима за автомат и шести месяцам принудительных работ за молчание о теракте. Судья Ялцевич оказалась мягче.

«Окончательно назначить наказание Эсмурзиеву на срок 2 года с отбыванием наказания в колонии-поселении со штрафом в размере 50 тыс. рублей», — огласила решение судья.

Эсмурзиев улыбался во время приговора.

А в Смольнинском суде слушается дело Фируза Калавурова. У него — те же статьи с примерно таким же содержанием. Только при обыске у мужчины нашли тротиловые шашки и шнуры. Сам обвиняемый женат, в 2011 года у них родилась дочка. Ранее не судим и не привлекался. Живет в коммуналке на Кавалергардской улице с братом жены и его супругой.

Со слов супруги, в какой-то момент Калавуров начал посещать мечеть, читать Коран, говорил, что общается с братьями. Но жалоб от соседей и знакомых на него никогда не поступало.

По словам адвоката подсудимого Евгения Кравченко, вину его доверитель не признает.

«С самого начала он отрицал свою причастность к преступлению. Хочу обратить внимание, что даже на взрывчатых веществах, обнаруженных при обыске, не был выявлен его генетический материал. Только волос, но волос женский», — подчеркнул защитник.

Слушания по делу Калавурова продолжатся в конце лета.

Дело против Евгения Ефимова в суд пока не передано.

Илья Давлятчин


Ранее на тему Россия и США договорились о встрече Путина и Трампа