На суд надейся, а сам подпиши

Узник совести Эйвазов разоблачил петербургскую Фемиду после молчания МВД и Верховного суда. Зарплата в 10 тыс. и больничный — не отговорка, так прокуратура считает.


© СС0 Public Domain

Государственное обвинение определилось со своим отношением к бывшему секретарю петербургского суда Александру Эйвазову, которого правозащитники считают узником совести. Противодействие правосудию прокурор оценила в 1 год колонии. Тонкости судебного делопроизводства стали известны благодаря правоохранительной системе Петербурга. В истории сплелись прокуроры, судьи и бывший депутат.

До конца лета точку в скандальной тяжбе должен поставить судья Калининского района Северной столицы Геннадий Пилехин. С июня он рассматривает дело бывшего секретаря судьи Октябрьского райсуда Александра Эйвазова. Молодой человек стал известен после своих разоблачений «порочности» петербургской юстиции.

В 2016 году Эйвазов работал помощником у судьи Ирины Керро. Она, в свою очередь, стала известна в связи с рассмотрением дела матери умершего пятимесячного ребенка из Таджикистана Умарали Назарова. Керро — из тех, кого не разжалобишь смертями младенцев. Представительница Фемиды выдворила мать Умарали с территории РФ за нарушение правил пребывания в России.

У судьи Керро Эйвазов фиксировал процессы, составлял протоколы заседаний, извещал стороны о грядущих разбирательствах. В их числе было дело муниципального депутата Тимофея Кунгурова, обвиненного в мошенничестве. Но происходящее в суде довольно скоро перестало нравиться молодому сотруднику. Якобы в здании юстиции имели место различные злоупотребления. Так, по словам Эйвазова, Керро будто бы неформально общалась с прокурором, интересовалась национальностью обвиняемых, грубо разговаривала с участниками процесса. Об этом он писал и в соцсетях, в том числе на странице «Группа поддержки Александра Эйвазова в борьбе с беспределом».

В декабре 2016 года молодой человек уволился из суда, после чего написал несколько десятков жалоб на судью Керро, а также на бывшего председателя суда Марину Воронову. 10 января, по словам Эйвазова, к нему домой вместе с полицейскими пришла заместитель председателя суда Эльвира Вайтекунас. Она, в частности, известна своей нелюбовью к прессе — журналисты неоднократно не могли попасть в ее зал на резонансные процессы.

Спустя некоторое время против Эйвазова возбудили уголовное дело по части 3 статьи 294 УК РФ — «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования с использованием служебного положения». По версии следствия, он не изготовил в течение трех дней протокол заседания по делу Кунгурова. Позднее к нему добавилось и обвинение в клевете на судью Керро в связи с записями в социальных сетях.

Судей Вайтекунас и находящуюся в декретном отпуске Керро уже допросили в Калининском суде. По словам последней, она не испытывает личной неприязни к подсудимому, да и каких-то скандалов, за исключением истории с протоколом, не было. Вайтекунас же подтвердила приход домой к Эйвазову, пояснив, что тот отказался ставить подпись под протоколом, составленным судьей на основе собственных записей.

28 июня показания дал и сам обвиняемый. Сделал это, правда, своеобразно — зачитал все с листка, отказавшись отвечать на дополнительные вопросы.

«В июле 2016 года я окончил бакалавриат РАНХиГС, после чего поступил в магистратуру. В конце октября 2016 года я устроился на работу в Октябрьский районный суд к судье Керро. С ней у меня сложились вполне рабочие и деловые отношения. Вместе с тем, я заметил, что в работе Октябрьского суда встречались факты, свидетельствующие, на мой взгляд, о нарушении закона. Так, во время нахождения Керро в совещательной комнате, она встречалась с сотрудниками аппарата суда и посторонними лицами», — заявил Эйвазов.

Последовал рассказ о тяжелых буднях судебного секретаря. Мол, помощники судей приходят на работу очень рано, а уходят уже после заката, не получая при этом никаких надбавок при зарплате в 10-12 тыс. рублей.

Эйвазов стал писать различные письма, в которых жаловался на нарушения. Одно из них было направлено в Верховный суд РФ на имя Вячеслава Лебедева. Но никакой реакции не последовало. Ирина Керро же, по словам Эйвазова, тоже стала понимать, что они не сработаются.

«Она стала выдвигать требования, чтобы я уволился по собственному желанию, мотивируя это тем, что ей со мной некомфортно», — посетовал обвиняемый.

15 ноября 2016 года состоялись прения по делу мундепа Кунгурова. Заседание завершилось после 8 вечера, после чего Керро удалилась для постановления приговора. Эйвазов приступил к оформлению протокола. Речь участников процесса он записал на планшет, который к глубокому вечеру разрядился. На беду секретарь забыл зарядку дома, а гособвинитель, по его словам, не предоставила свою речь в письменном виде.

Следующие дни Эйвазов готовил протоколы в том числе для других судей. Затем почувствовал себя плохо и взял больничный. 8 декабря ушел в учебный отпуск, а к концу года решил уволиться из суда. В итоге протоколы по делу Кунгурова так и не были оформлены.

«10 января 2017 года Эльвира Вайтекунас явилась ко мне домой в сопровождении двух непредставившихся полицейских», — начал было обвиняемый.

«Прошу прощения, я бы все же по существу просил бы. Те события, о которых вы сейчас говорите, выходят за рамки обвинения», — вежливо перебил его судья Пилехин.

Эйвазов же продолжил.

«От меня требовали, чтобы я подписал протокол, составленный другим лицом, не мной. При этом я уже не был секретарем судебного заседания, потому никаких законных основания я на это не имел», — завершил свое повествование Эйвазов. Отвечать на дополнительные вопросы он отказался.

Государственный обвинитель не нашла объективных доказательств вины Эйвазова в клевете, отказавшись от обвинения по данной статье. Противодействие осуществлению правосудия прокурор посчитала доказанным.

«Доказательства подтверждают в полном объеме наличие неприязненных отношений между судьей Керро и секретарем Эйвазовым, а также факт изготовления и подписания последним протокола судебных заседаний по уголовному делу в отношении Кунгурова. Несмотря на то, что Эйвазов находился на больничном и служебном отпуске, обязанность по изготовлению протоколов с него снята не была», — прокурор тараторила так быстро, что слова соединялись в одно.

В итоге гособвинитель попросила назначить подсудимому наказание в виде 1 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Эйвазов находится под стражей с 22 августа 2017 года.

Сторона защиты возьмет слово 5 июля.

Илья Давлятчин