В Петербурге спектакль сыграли в туалете

Действие оперы разворачивается в узком пространстве, где с одной стороны сосредоточены рукомойники, зеркала и туалеты, а с другой — автоматы-сушилки.


Перед началом спектакля зрителей предупредили, что они могут остановить его в любой момент. © Фото предоставлено организаторами «Трехгоршковой оперы»

Фестиваль «Точка доступа» начался в Северной столице представлением в дамском туалете отеля Hilton ExpoForum 20 июля. Роскошная уборная гостиницы была выбрана для необычного представления — «Трехгоршковой оперы», которая никак не скомпрометировала себя местом действия.

«Точка доступа» живет в Санкт-Петербурге четвертый год и за это время успела приобрести репутацию захватывающего и необычного события. Ее спектакли могут состояться где угодно — на помойке, на вокзале, на улице, в торговом центре и даже вот теперь в туалете. Невероятный и необычный перформанс приехал на берега Невы из Сиднея (Австралия). Стоило ли артистам пересекать океан, чтобы выпить шампанского в дамском туалете? Безусловно — да.

Три оперных певицы — Бритт Льюис, Джессика Уэсткотт и Салли Алрич-Смит, несмотря не весь академизм своего исполнительского искусства, прекрасные голоса и сильный профессионализм, напрочь лишены высокомерного пафоса оперных исполнительниц. Они остроумны, органичны и близки публике — в прямом и переносном смысле.

Действие «Трехгоршковой оперы» разворачивается в достаточно узком пространстве, где с одной стороны сосредоточены рукомойники, зеркала и туалеты, а с другой — автоматы-сушилки. Понятно, что для зрителей остается немного места, но после первых спетых нот публику перестает заботить неудобство пребывания на столь стесненном пространстве.

Собственно перед началом спектакля зрителей предупредили, что они могут остановить его в любой момент, если им покажется, что все зашло слишком далеко или просто стало душно. Но эта предосторожность была излишней — слишком интересно было то, что происходило в туалете.

Диалог трех дам складывался из арий классических опер, проверенных веками. Пуччини, Моцарт, Гендель и Бизе — казалось бы, что эти имена предполагают пышные кринолины и напудренные парики. Ну, или, как минимум, розу в зубах страстной цыганки, выходящей в роскошных рюшах с табачной фабрики. Но в том-то и дело, что произведения гениев не требуют условностей и могут звучать актуально в любом времени и пространстве, что и доказали создатели «Трехгоршковой оперы».

Ее героини говорят языком вечной и чопорной вроде бы оперы о том, что сейчас горланят газеты и Интернет — о насилии над женщинами, признании и волнении в любви, какой бы она ни была, о радостях дружбы, о поддержке, вере в себя и свои возможности, о желании преодолеть пропасть между собой и обществом. В центре сюжета — долгий разговор трех женщин в дамском туалете, написанный признанными классиками и не утративший своей актуальности за несколько веков.

Начинается все с монолога юной девушки, видимо, избитой возлюбленным, но может быть и сутенером. Контекст тут может быть какой угодно. Налицо — синяки на прекрасном теле и трогательная ария Альмирены из оперы «Ринальдо» Генделя. «Дай мне слезами выплакать горе и о свободе дай пожалеть. Хоть на мгновенье дай утихнуть жгучим страданьям моей души», — поет бедная красавица, пытаясь свести счеты с жизнью с помощью таблеток.

Ее монолог прерывает жизнеутверждающая ария Кармен в исполнении пышнотелой и нетрезвой дамы, уверенной, что если она любит, то всякий должен подчиниться ее призыву. Прекрасный оперный голос, непосредственное и живое воплощение характера, красные лодочки на шпильке, брошенные под раковину и две бутылки шампанского дополняют знакомый всем образ. Кармен не заметила, как депрессивная Альмирена скрылась за дверью туалета. Но это не значит, что она не способна на сочувствие.

Последней входит андрогинная красавица, которая исполняет арию Керубино из «Фигаро» Моцарта. А этот герой, как известно, пел о том, что: «Я не знаю, что со мной, что мне делать: то горю в огне, то леденею. Каждая женщина вгоняет в краску, каждая женщина заставляет мое сердце трепетать… Само упоминание о радости любви тревожит меня, вздымается грудь. И если никто не слышит меня, я разговариваю о любви сам с собой». Ее монолог прерывается трелями смартфона, но на звонки неизвестного абонента она боится отвечать.

Кармен и Керубино быстро находят общий язык — этому способствует шампанское — и с трудом вызволяют из туалетной кабинки юную Альмирену. Они убеждают ее в том, что она слишком хороша и молода для страданий, после чего устраивают жизнеутверждающее представление с туалетной бумагой и мыльными пузырями.

Три девушки встретились в туалете, разговорились и подружились, пообещав друг другу встретиться еще раз. Что может быть банальнее этой истории? Однако она происходит во все времена и на всех континентах. Тем не менее трудно назвать ее тривильной в исполнении Бритт Льюис, Джессики Уэсткотт и Салли Алрич-Смит, которые разговаривают друг с другом языком классических, до боли знакомых арий.

Режиссер Клеменс Уильямс, драматург Томас Де Анджелис и художник-постановщик Изабель Хадсон лишний раз доказали, что искусство вечно и прекрасно, даже если великая музыка звучит в туалете. А зрителям посчастливилось наблюдать наполненную юмором историю, трактовать которую каждый волен так, как ему захочется. Классика дает и публике, и артистам самые широкие возможности, даже если пространство ограниченно «трехгоршковым» туалетом.

В следующий раз оперу можно будет увидеть 22, 24, 25, 27, 28, 31 июля, 1, 3, 4 августа.

Юлия Иванова

О самых интересных спектаклях, выставках, фестивалях читайте на сайте «Петербургский авангард».


Ранее на тему В Ботаническом саду открылась выставка флоксов

В Мариинском театре пройдут бесплатные концерты