«Полумарафон — идеальная городская дистанция»

О подготовке к забегам, конфликтах с автовладельцами и ошибках начинающих бегунов рассказал директор полумарафона «Северная столица» Дмитрий Тарасов.


Новичку потребуется около полугода для подготовки к полумарафону. © Фото предоставлено организаторами полумарафона «Северная столица»

В Петербурге появится новый массовый забег — полумарафон «Северная столица». 5 августа профессиональные атлеты и любители пробегут 21,1 км по историческому центру города. О популярности таких забегов, конфликтах с автовладельцами и ошибках начинающих бегунов «Росбалту» рассказал директор мероприятия Дмитрий Тарасов.

— 22 июля в Петербурге прошел известный марафон «Белые ночи». Почему вы решили организовать еще одно беговое событие следом за ним?

 — На самом деле мы не собирались конкурировать с «Белыми ночами» в этом году и не планируем в будущем. Мы начали обсуждать с городскими властями возможность провести полумарафон еще в начале прошлого года, а тогда вопрос о переносе «Белых ночей» на более поздний срок не стоял. Марафон отложили на конец июля из-за Чемпионата мира по футболу, поэтому разрыв между ним и нашим полумарафоном оказался таким коротким.

Наш интерес в том, чтобы развивать беговое сообщество в Петербурге и наращивать здесь свою аудиторию. Мы уже несколько лет проводим Московский марафон, но нам хотелось бы разнообразить календарь забегов и в Северной столице. Несмотря на то, что в наших стартах принимают участие профессиональные спортсмены, мы в первую очередь концентрируемся на любителях, и для нас очень важно, с каким настроением они возвращаются после забега, как оценивают качество организации и сервиса. Поэтому будет особенно хорошо, если петербургские бегуны смогут поучаствовать и в «Белых ночах», и в полумарафоне «Северная столица», чтобы сравнить собственные ощущения и поделиться ими друг с другом, а заодно — с нами.

 — Считаете, что в Петербурге есть нехватка беговых соревнований, или предложение уже превышает спрос?

— В Петербурге, как и в Москве, рынок беговых событий очень бурно развивается. Оба города нуждаются в мероприятиях новых и разных форматов, которые смогут заинтересовать даже тех горожан, которые еще вчера и не думали о беге. Мы, конечно, надеемся, что количество людей, ведущих здоровый образ жизни, таким образом подрастет.

Для примера — в Нью-Йорке, который можно смело называть одним из беговых центров мира, различные забеги проходят каждую неделю — от крупных, объединяющих весь город или боро (проще говоря, район), до локальных — в парках и на набережных. В них участвуют люди разных возрастов, профессий и с различным уровнем физической подготовки. Такой широкий выбор должен обязательно появиться и у петербуржцев, и у москвичей — тогда мы сможем сказать, что наш рынок стремится к мировому уровню.

— Забег будет проходить регулярно и станет одним из беговых брендов?

 — Мы хотим, чтобы забег был ежегодным, причем именно в формате полумарафона. Считайте, что это идеальная городская дистанция — она доступна значительно большему числу участников, чем марафон, но в то же время представляет собой достаточно серьезный вызов. При этом полумарафоны потенциально формируют аудиторию будущих участников марафона — это такая ступень, через которую нужно обязательно пройти.

— Сложно было организовать маршрут по центру города? В 2017 году один из полумарафонов пришлось переносить в парк на Крестовском острове из-за недовольства водителей. В этот раз такого не будет?

 — Этот вопрос волнует всех бегунов Петербурга и нам его достаточно часто задают. К счастью, у нас налажен контакт с городскими властями, представителями разных департаментов. Мы получили все необходимые согласования, поэтому никаких переносов быть не должно.

— Владельцы машин всегда недовольны забегами и в достаточно резкой форме ставят вопрос, почему бы бегунам не отправиться со своими марафонами за черту города. Вы как к этому относитесь?

 — Достаточно терпимо. В Москве мы тоже сталкиваемся с такой реакцией. Водители возмущаются тем, что для бегунов перекрывают город, и поэтому небольшую часть дня центр города оказывается для них недоступен. Единственный верный способ с этим бороться — вовлекать горожан. Не отвечать агрессией на агрессию, а показывать и объяснять, что это тоже важная часть городской жизни — для кого-то — праздник, для кого-то — экзамен, для кого-то — работа.

Скажем, в Нью-Йорке, Лондоне или Париже люди выходят на забеги не только для того, чтобы преодолеть дистанцию, но и для того, чтобы поддержать участников в качестве болельщиков или волонтеров. Они становятся частью большого и важного городского проекта, и благодаря этому уже не возмущаются, а чувствуют в этом свою роль. Наша задача — создать такую атмосферу, чтобы людям хотелось к нам присоединиться, поддержать бегунов или как минимум отнестись к забегу по-добрососедски. Мы уверены в том, что атмосфера гостеприимства и дружелюбия в городе может царить не только во время футбольного чемпионата, но и в дни, когда проходят забеги.

— Люди, далекие от бега, часто спрашивают: «Как, вы еще и платите за то, чтобы пробежать марафон?» Объясните, из чего складывается стоимость участия — 1500-2000 рублей?

 — Сперва о том, за что платят участники. Полумарафон — это не просто дистанция, проложенная через город, но и некоторое количество сервисов. У нас есть раздевалки и камеры хранения, где можно оставить свои вещи на время забега. Мы заказываем для бегунов футболки, печатаем стартовые номера с чипами, которые позволяют определять промежуточные и финальные результаты. На самой трассе тоже есть над чем поработать: мы устанавливаем барьеры, чтобы распределить потоки бегунов, пункты питания. После забега нужна уборка мусора. Получается, что все деньги, которые нам платят за участие, уходят на организацию забега. Отмечу, что эта сумма не покрывает даже половину бюджета, поэтому остальное покрывается за счет партнеров и вложений самих организаторов.

Теперь о том, дорого ли это. В том же Нью-Йорке стоимость участия в марафоне для иностранцев составляет $350 (около 21 тыс. рублей), а для местных жителей — $250. Стоимость участия в наших забегах в таком сравнении очень низка. Более того, мы сдерживаем эту стоимость на минимальном уровне по нескольким причинам. Во-первых, мы хорошо осознаем экономическое положение россиян. Во-вторых, наша задача сейчас — вовлечь в бег как можно больше людей, а для этого нужно, чтобы стоимость участия оставалась доступной.

— Но бег становится все дороже: появляются новые тренеры, школы, соревнования, различные пищевые добавки, новые виды экипировки. Как вам такая коммерциализация?

 — Кроссовки — это по-прежнему единственное, что нужно бегуну. Все остальные траты формируются индивидуально. Кто-то может позволить себе тренера или считает, что должен записаться в беговую школу, а кому-то достаточно пробежек в парке.

В целом развитие рынка и сферы услуг в области бега — это хорошо. Бег как был, так и остается самым доступным видом спорта, но благодаря ему развивается вся спортивная инфраструктура. Тренеры, которые раньше были никому не нужны, теперь могут заниматься своим делом. Мы видим все больше людей не только в парках и на улицах, но и в манежах, кроссфит-студиях. Многие переходят от бега к плаванию и триатлону. Появляются новые увлечения и новые рабочие места — это отлично. Горожане стали меньше пить, появился тренд на здоровый образ жизни и активный отдых.

Если вы собираетесь пробежать марафон с определенным результатом, то в эту задачу придется инвестировать довольно много времени. Чтобы подготовка не оказалась пустой тратой времени, есть смысл обратиться к профессиональному тренеру. На такой сложной дистанции, как 42,2 км, значение имеет все: от выбора кроссовок до качества питания и сна. Люди понимают, что на качественную подготовку стоит тратить деньги. Но если сравнивать бег с триатлоном, то у нас все почти бесплатно. Можно сказать, что услуги и товары, связанные с бегом, дорожают ровно настолько, насколько есть спрос. В то же время никто не обязывает вас покупать каждую новую модель кроссовок.

— А зачем для регистрации на забег нужна медицинская справка?

 — Нас обязывает российское законодательство. Такая практика существует в трех странах — России, Франции и Италии. И это правило касается как местных участников, так и иностранцев.

Мне кажется, что человек в любом случае должен следить за своим здоровьем и тратить деньги на медицинское обследование хотя бы один-два раза в год. Это не вопрос каких-то требований со стороны законодательства или организаторов забега, а вопрос здравого смысла.

— Сколько времени должна занимать подготовка к первому полумарафону?

 — Все индивидуально. Для спортивного человека — месяца три. Для того, кто начинает с нуля — вплоть до полугода. Физическая форма и здоровье человека играют определяющую роль.

— Что посоветуете тем, кто планирует пробежать эту дистанцию впервые? Какие ошибки чаще всего совершают новички на  полумарафоне?

 — Я сам — ходячая энциклопедия ошибок в беге. Главное — спокойно относиться к тому, что делаешь, и заботиться о своем здоровье. Часто новички не могут почувствовать сигналы своего тела и продолжают бегать даже тогда, когда недомогание и усталость стучатся к ним в дверь.

Если во время забега стало тяжело, то стоит остановиться, измерить свой пульс, выпить воды и отдохнуть. Перед полумарафоном нужно хорошо выспаться и заранее подготовить все необходимое для участия: подобрать форму, кроссовки (и ни в коем случае не бежать в новых), взять сменные вещи, в которые можно будет переодеться после финиша. Нельзя загружать себя тренировками или чрезмерными физическими нагрузками в последнюю неделю перед полумарафоном. Накануне забега лучше всего просто отдохнуть.

Беседовала Софья Мохова


Ранее на тему Ученые: Командные виды спорта укрепляют психическое здоровье

В центре Петербурга прошел полумарафон «Северная столица»