«Еще сыграем на Марсе»

Трубач-виртуоз Вадим Эйленкриг — об универсальности джаза, отсутствии господдержки и музыкальной части Петербургского культурного форума.


В Санкт-Петербурге стартовал Международный культурный форум (МКФ), и одним из самых ярких событий его программы станет джазовый фестиваль, который начнется 16 ноября. Под эгидой МКФ форум-фест Jazz Across Borders (JAB) проводится второй раз, его руководитель известный российский музыкант Игорь Бутман. На этой площадке встретятся молодые музыканты, живые легенды и профессионалы музыкальной индустрии со всего мира. Участник форум-феста, трубач-виртуоз Вадим Эйленкриг рассказал «Росбалту» о джазовой части МКФ.

— Расскажите, пожалуйста, о Jazz Across Borders. Каковы преимущества самого формата форум-феста?

 — В мире есть всего несколько подобных мероприятий: кажется, в Германии, точно — в Америке…  Туда приходят промоутеры, там заводятся знакомства, обсуждаются контракты. Особенно важны шоукейсы, где артисты показывают себя, а продюсеры ищут интересных артистов.

В России к этому добавятся мастер-классы, причем не только по игре на инструментах. Например, мой близкий друг и коллега, барабанщик Саша Машин будет на JAB спикером и расскажет о продвижении своего продукта в условиях дефицита финансирования. Эта тема, мне кажется, касается большинства музыкантов.

Лично мне форум-фест интересен как раз потому, что ожидаются продюсеры крупных европейских и мировых фестивалей, а мне хочется выйти на мировой рынок. Прекрасно, что еще несколько лет назад, чтобы показать себя мы летели в Нью-Йорк, а теперь это возможно в России. Мы, кстати, попали в основной карт шоукейса, что безумно приятно.

— То есть в этом случае шоукейс — мероприятие не только для молодых начинающих джазменов?

 — Да, мне как раз показалось, что в основных шоукейсах будут известные музыканты, сделавшие себе имя в России. Теперь они, практически не выходя из дома, могут встретить промоутеров со всего мира.

— Насколько я знаю, в Европе музыканты существуют часто за счет государственных грантов, а в США работают без подобной помощи извне. Видимо, несмотря на промоутеров, первый путь в России предпочтительнее?

 — Нет, в Америке есть, конечно, государственная поддержка. Джаз там считается национальным достоянием. Но, честно говоря, не могу сказать, какой из двух путей более правильный. Я за то, чтобы кому-то оказывали государственную поддержку. Но, если продукт настолько хорош, что за него голосуют рублем, это тоже правильно.

— Иначе говоря, вы считаете, публика в России готова голосовать за джаз рублем?

 — Я могу привести самый простой пример: проект Вадим Эйленкриг никогда не имел ни государственной, ни частной поддержки — только раз мне помогли записать альбом, и то частично.

— Тогда о продюсерах международного уровня: есть ли у русской культуры что предложить мировому джазу? А если нет, интересно ли миру очередное подражание американской музыке?

 — Знаете, если воспринимать джаз как би-боп шестидесятых годов, конечно, ехать в Петербург и показывать это бесполезно. Но если воспринимать джаз как живое, современное искусство двадцать первого века, если у тебя есть свои идеи и ты не играешь стандарты, копируя игру великих музыкантов, ты можешь себя показать.

Двадцать первый век — это век идей, и это применительно не только к музыке, но и к технологиям, искусству, бизнесу. Это время таких людей, как Илон Маск — великий мечтатель, который обещает сделать колонию на Марсе к 2025 году. Может, нам еще всем повезет, и мы сыграем джазовый концерт на Марсе. Ведь если будет колония, там будет концертный зал, и российские музыканты обязательно поучаствуют в таком концерте.

Так что сегодня, если твой продукт отличается от того, чего на рынке и так избыток, он обязательно будет замечен. Воплощение идеи уже второй вопрос: хорошую идею всегда помогут воплотить.

— Надо сказать, название «Джаз без границ» теперь звучит особенно актуально и остро. Не станут ли политические кризисы и новые границы помехой для продвижения идей?

 — Я стараюсь не следить за политическими кризисами. Уверен, что между людьми искусства кризиса не существует. Не могу представить двух людей искусства из разных точек мира, которые не нашли бы общий язык.

— Но бывают экономические барьеры. Например, как в Великобритании, где в середине века не продавали почти американских джазовых пластинок, и в результате развитие джаза там было остановлено на долгие годы.

 — Мне кажется, сейчас совершенно другое время. Чтобы показать себя на рынке, не нужно стоять в очереди на звукозаписывающий лейбл. Чтобы все узнали о твоей записи, не обязательно обивать пороги на радио и на телевидении. Хороший продукт можно, по большому счету, сделать на коленке у себя дома, а затем загрузить в Глобальную Сеть. И если он интересен, тебя узнают, ты станешь популярным.

Понятно, что это время несет и определенные опасности — скажем, популярными также становятся люди, не имеющие мастерства. Но все же, я думаю, нельзя только за счет сиюминутных фишек поддерживать интерес к себе — по крайней мере, долго. В наш век в два клика доступна любая информация, включая и то, что делают твои коллеги в любой точке мира.

— Но видимо, раз существует Международный культурный форум и джазовый фестиваль при нем, живое общение музыкантов так же важно?

 — Ну, конечно, живое общение — прекрасно. Гай Юлий Цезарь сказал, что все пути ведут в Рим. Я думаю, все-таки не все, но очень много. Уверен, что Jazz Across Borders — один из этих путей.

— Гала-концерт по окончанию Jazz Across Borders — кажется, это первый случай, когда сцена Мариинки примет джазовый концерт?

 — Это касается только главной сцены. В этом году произошло уникальное событие — Международный день джаза в Петербурге. Его организовывает Херби Хэнкок и Институт джаза имени Телониуса Монка. Концерт транслируется в прямом эфире на множество стран. Раньше его проводили в Вашингтоне, Гаване, Париже, Осаке, Стамбуле. В 2018 он проходил на Новой сцене Мариинки. Выступали невероятные музыканты со всего мира: Хэнкок, Роберт Гласпер, Брэнфорд Марсалис и многие другие. Вела его Даяна Ривз, которая жутко коверкала мою фамилию — так и не выговорила. Мне было жутко приятно, что Игорь Бутман рекомендовал меня к выступлению, что Джон Бизли, директор концерта, одобрил меня. Я сыграл свои шестнадцать тактов, но для меня это был исторический, эпохальный момент — веха в моей карьере.

— И все же, не кажутся ли вам такие площадки, как Мариинский театр, излишне чопорными и академичными для джаза? Ведь он во многом остается клубной, камерной музыкой.

 — Спасибо за вопрос, вы мне подсказали, насколько универсален жанр, в котором я играю. Джаз — один из немногих видов искусства, который одинаково комфортно и уместно выглядит в филармонии, в маленьких клубах и даже на больших опен-эйрах, где сотни людей просто хорошо проводят время. Это внешнее подтверждение универсальности джаза.

Беседовал Андрей Гореликов