«Не время торжествовать, когда такой тяжелый груз вины»

Блокадники, историки и политики — о том, уместно ли проводить военный парад в День снятия блокады Ленинграда.


© Фото Бориса Кудоярова с сайта wikimedia.org (RIAN archive)

В Петербурге горячо обсуждают планы по проведению парада на Дворцовой площади в День полного освобождения Ленинграда от блокады. Пресс-служба ЗВО сообщила, что в параде 27 января 2019 года примут участие более 2,5 тыс. военных и курсантов, а также около 80 образцов техники. По площади проедут танки Т-34 и Т-72-Б3, бронеавтомобили «Тигр» и «Тайфун», артиллерийские установки и реактивные системы залпового огня «Торнадо».

Вскоре в Сети появилось открытое письмо в администрацию Петербурга с просьбой отказаться от этой затеи. Под ним поставили подписи уже больше 2,5 тыс. человек. Подписанты считают, что мероприятие не соответствует скорбному смыслу мемориальной даты.

Корреспондент «Росбалта» спросил блокадников, историков и политиков о том, уместно ли проводить военный парад 27 января.

Рогнеда Курт, блокадница:

«75 лет со Дня снятия блокады — дата юбилейная и отметить ее более торжественно можно. Но не обязательно, чтобы было столько техники и военных. Я считаю, что должен быть салют, можно провести концерты, торжественные собрания в музее, приурочить к этой дате театральные постановки.

Хочется, чтобы к блокадникам было больше внимания. Чтобы относились с душой, а не просто делали что-то для галочки. Например, мне от администрации каждый год приходят одинаковые открытки, даже дата не указана. Возможно, их купили один раз и забыли об этом.

Когда-то военные парады вызывали во мне сопереживание, но в последний раз в День Победы я чувствовала, что идут ряженые, и не было той тоски, боли, чтобы, как поется в песне, „со слезами на глазах“.

Блокадникам сейчас под 80 и 90 лет, мало кто из нас сможет прийти на парад. Лучше бы те деньги, которые на него потратят и на подарки от муниципалитета, добавили нам к пенсии.

Правда, я думаю, парад все равно состоится, хотим мы этого или нет. Наше мнение будет умножено на ноль».

Никита Ломагин, историк, исследователь блокады Ленинграда:

«Я бы не стал проводить парад. В то время, когда сняли блокаду, обошлись праздничным салютом. Ветераны Даниил Александрович Гранин и Юрий Васильевич Басистов говорили в конце жизни о необходимости по-другому отмечать этот день, думать больше о мире, о том, какой тяжелой была война, какой ценой нам далась победа, о ветеранах, охранять память. Проведение парада — это самое простое, что мы можем сделать сейчас. Но есть и другие формы и возможности сохранения памяти. И наверное, сближение с нашими бывшими противниками и празднование окончания 100-летия Первой Мировой войны показало, как это может быть».

Вера Сомина, блокадница, историк петербургской культуры:

«Я считаю, что это не парадное дело, не предмет для особой радости и торжества. Дело не только в том, что много людей погибло, но и в том, что столько вины перед погибшими. Очень многого можно было бы избежать. Не время разбираться в этом в День снятия блокады, но сделать это в дальнейшем историки должны обязательно. Так уж торжествовать, когда такой многочисленный груз вины и столько виновников, тоже не время.

Кроме того, не страшно ли вспоминать, как перед Великой Отечественной войной много весело торжествовали и говорили, как все будет лихо, легко на чужой территории — и чем это обернулось? Не было предчувствия беды и было много разговоров о силе, радости упоения в бою.

Это вызывает неприятные ассоциации. Об этом даже не хочется думать».

Ирина Комолова, экс-депутат ЗакСа, первый секретарь петербургского комитета Объединенной компартии:

«Парадом государство выражает высшую степень уважения воинской доблести войск Советской Армии. 27 января всегда считалось Ленинградским Днем Победы. Поэтому в честь воинских подвигов парад вполне уместен. Я категорически не понимаю, когда предлагают вместо парада провести минуту молчания. Должна быть и минута молчания, и мемориальные мероприятия, и возложение цветов, и парад, и салют. Не вижу здесь вообще никаких противоречий.

Для моих блокадников — дедушек и бабушек — День Ленинградской Победы был важнее. Для них война, по сути, закончилась 27 января 1944. Я вообще не понимаю, как блокадников может оскорбить внимание государства?! Оскорбляться надо тому, когда вдруг начинают выдумывать за блокадников, что им нужно делать, а что — нет».

Александр Матлин, историк, младший научный сотрудник Артиллерийского музея:

«С одной стороны, концептуальная задумка парада ясна — организаторы хотят сделать Ленинградский День Победы. Но насколько это уместно в вопросе блокады? Первые официальные цифры жертв, озвученные в Нюрнберге, были явно заниженным. Историк Соболев в конце 1960-х годов путем анализа вывел цифру более 800 тыс. погибших. Современные исследования указывают на более, чем миллион погибших. Можно ли говорить о праздничном параде в этот день?»

Георгий Лернер, председатель Санкт-Петербургской общественной организации евреев инвалидов—ветеранов войны:

«Парад — это торжественное мероприятие. Я не уверен в его полезности, не понимаю эту идею. Скажем, недавно повторили парад на Красной площади 1941 года. Это мне понятно. А здесь что? Никаких парадов в День снятия блокады раньше не было».

Флора Геращенко, блокадница:

«Блокадники, их дети, внуки и правнуки живут по всей стране. Для них проведение военного парада 27 января в Петербурге будет приятным событием. Оно означает, что их предков не предают… Это и есть дань памяти. Если убрать парад, то и Ленинград — не город-герой, по этой логике, и Санкт-Петербург не наследник Ленинграда, не имеет к этому никакого отношения» (цитата по Regnum).

Вячеслав Макаров, председатель городского парламента:

«Я убежден, что 75 лет полного освобождения города-героя Ленинграда от фашистской блокады — громадный праздник. Для чего нужен в этой ситуации парад? Да чтобы помнить, что было такое уникальное явление в мире, как блокада. Слово очень короткое, как выстрел. А было явление это. Чтобы весь мир это знал, чтобы было это напоминание.

Я принимал участие в парадах на Красной площади и понимаю, что это не только демонстрация, как мы говорили, военной мощи или чего-то. Сделайте реконструкцию или еще что-то, но это организаторы парада должны понимать.

Что является самой высокой наградой тех, кто погибли во время блокады, умерли после войны от ран, от невзгод, которые перенесли? Самая большая награда — это наша память. И вот в этой ситуации торжественный парад — это как дань памяти тем, кого нет рядом с нами. Я убежден, что если спросить у ветеранов, у жителей блокадного Ленинграда, они будут обязательно за это выступать. Решать им. С ними необходимо советоваться, разговаривать. Но я уже знаю реакцию, потому что встречался со всеми руководителями ветеранских организаций и не видел ни одного возражения против того, чтобы был парад» (цитата с пресс-подхода в ЗакСе).

Борис Колоницкий, профессор факультета истории Европейского университета в Санкт-Петербурге:

«Снятие блокады — это праздник, который нужно отмечать. Привычная форма — салют и огонь на Ростральных колоннах. Может быть, уместны другие варианты. Но это требует большого такта и общественного консенсуса. Я не уверен, что парад соответствует нашему пониманию трагедии блокады и подвига защитников Ленинграда.

Иногда чрезмерно активно используется память о Великой Отечественной войне. И это может привести к непродуманному результату, десакрализации, дать повод для конфликтов. Может, организаторы думают, что результатом будет консолидация общества, но результат обратный».

Антонида Пашинина


Ранее на тему В Смольном заявили, что не могут повлиять на проведение парада в День снятия блокады