«Построим еще одну свалку и будем героически с ней бороться»

Греческий проект мусоросжигательного завода в Петербурге отвергнут. Но других вариантов утилизации отходов город тоже пока не нашел.


Иногда мусор лучше хранить, чем сжигать. © фото пресс-службы Выборгской таможни

У противников мусоросжигательного завода (МСЗ) в Северной столице есть повод порадоваться — срок согласования концессии с греческим консорциумом по строительству предприятия истек, и, судя по заявлениям чиновников, возобновлять сотрудничество с инвестором не планируют.

Однако что делать с мусором в Северной столице, по-прежнему непонятно.

Алексей Горячев, куратор общественного движения «Красивый Петербург» по Приморскому и Выборгскому районам:

фото из личного архива Алексея Горячева

«Расторжение соглашения с греческим инвестором — безусловно, хорошая новость. Самое парадоксальное, в самой Греции вместо неэкологичного мусоросжигания строят безопасные перерабатывающие заводы. Бытовые отходы сортируют, а остающиеся „хвосты“, избавленные от органики, отправляют на грамотно оборудованные полигоны. Ни в Петербурге, ни в Ленинградской области, кстати, таких нет. Фактически все, что у нас называется полигонами, — самые обычные свалки.

Однако сама проблема промзоны Каменка остается нерешенной, ведь по документам там уже разрешено размещение предприятия первого класса опасности. При этом город продолжает расти и постепенно приближается к этому участку. А значит, на нем однозначно должны строиться предприятия исключительно малых классов опасности.

Сжигание мусора в принципе не может быть безвредным — даже в самых качественных исполнениях. Ссылаться на европейский опыт бессмысленно, поскольку в России нет ни одного мусоросжигательного предприятия, не вызывающего многочисленных нареканий экологов. И самое главное — ничто не свидетельствует, что ситуация может измениться. Пример планируемого МСЗ в Подмосковье оказался весьма показательным. Всех поначалу уверяли, что он будет как в Швейцарии. Однако потом выяснилось, что по документам объем выбросов в десятки раз превысит аналогичные показатели европейских заводов. То есть заведомо предусматривается гораздо более примитивная система фильтрации.

Да и саму технологию мусоросжигания независимые эксперты считают устаревшей и неэффективной. Во-первых, она очень дорогая. Во-вторых, при ней уничтожаются ресурсы, которые могут быть переработаны. Ну и наконец, развитие мусоросжигательной отрасли тормозит развитие индустрии переработки мусора в целом. А именно она признана наиболее перспективным методом обращения с отходами — что закреплено даже в Федеральном законе об отходах производства и потребления РФ».

Михаил Амосов, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:

фото из личного архива Михаила Амосова

«Мне кажется, что по этому проекту в итоге принято правильное решение. Греческий консорциум Helector-Actor точно не входит в число технологических лидеров в сфере утилизации отходов.

Однако с самой технологией мусоросжигания все не так просто. Недавно я был на МСЗ рядом с Хельсинки, обслуживающем около двух миллионов человек. Вся система его работы крайне проста и базируется на двух принципах. Во-первых, за утилизацию отсортированных отходов жители не платят, и их вывоз осуществляется за счет вторичной переработки.

Но есть и второй аспект. Представления о том, что в Европе весь мусор выбрасывается в разные контейнеры, — иллюзия. Смешанного мусора там тоже предостаточно, и именно он поступает на МСЗ, сжигается по специальной технологии и уменьшается где-то в шесть раз. Вывозится только зола — но ее гораздо меньше, и в результате специальной очистки она не представляет особой опасности.

В Финляндии подобных заводов девять, в Норвегии — 17, в Швеции — 30, в Германии и Франции — и того больше. Вся Западная Европа в прямом смысле „утыкана“ МСЗ. Даже у такого „могучего“ государства как Андорра есть свое мусоросжигательное предприятие. В густонаселенных районах США и Японии данная технология также распространена.

100% отходов отправить на переработку нереально. Если это было бы возможно, в тех же западноевропейских странах от сжигания давно бы отказались. А ведь экологическая культура там гораздо выше, чем у нас, да и за вторичное сырье платят намного больше, чем в России. Наивно думать, что мы сможем добиться того, что не получилось в самых передовых на этом направлении государствах.

Самая большая проблема — в России никто не верит, что у нас может быть как в Финляндии. Местные жители должны быть уверены в своей безопасности. Все проекты необходимо нацеливать на создание в городе благоприятной среды. Именно это должно быть поставлено во главу угла. Деньги — вторичный вопрос. Лучше заплатить дороже и привлечь федеральные средства, но все подобные заводы должны быть на самом высоком техническом уровне.

И если бы мне доказали, что городское правительство хочет построить точно такой же завод, как в Хельсинки, я бы поддержал эти планы. Ведь альтернатива — новые места скопления мусора вокруг Петербурга. Полигон в Новоселках, к счастью, закрыт. Как депутат я сам активно этому способствовал. Ну, а дальше-то что? Построим еще одну свалку рядом с предыдущей и снова будем героически с ней бороться?»

Марина Шишкина, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:

фото из личного архива Марины Шишкиной

«Расторжение соглашения о строительстве завода в Каменке — это победа, хотя всего лишь тактическая. Но если бы ее не было, то уже сегодня мусоросжигание пришло бы в наш город. Образовавшаяся пауза очень важна, и сейчас необходимо вернуться к обсуждению на профессиональном уровне, ничего не утаивая от общественности.

Ведь уход греческого инвестора вовсе не означает, что на его место не придет новый — причем более „денежный“ и опытный в технологии мусоросжигания. Разве что место строительства может быть выбрано другое. Но важен же любой район — везде живут люди.

И в вопросе мусоросжигания нельзя ссылаться на опыт европейских стран. С недавнего времени эти разговоры беспочвенны. В 2017 году Совет Европы принял мораторий, предусматривающий отказ от строительства новых МСЗ и постепенный вывод из эксплуатации старых. Мусоросжигание — „мода“ семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века. Она возникла в странах с маленькой территорией, у которых не было возможности решать проблему захоронения остатков отходов. И что из себя представляют диоксины, тогда тоже плохо представляли. Да, Швеция активно покупает мусор за рубежом — но только потому, что она стала заложником своего мусоросжигания. Это монстр, который постоянно требует новых ресурсов.

Мы находимся в ситуации, когда можно и нужно учесть чужую „работу над ошибками“. Большая часть отходов должна перерабатываться или повторно использоваться. А непереработанные фракции гораздо лучше консервировать и хранить по безопасной технологии до лучших времен — когда научатся работать и с ними. В любом случае, речь идет где-то о 10% мусора — не больше.

Одним словом, способы сделать все цивилизовано существуют. Другое дело, воспользуемся ли мы ими. Ведь стратегический вопрос, что делать с отходами, так пока и не решен. Хотя есть закон, предусматривающий иерархию приоритетов работы с мусором — но он не исполняется».

Татьяна Нагорская, председатель правления Ассоциации «РазДельный Сбор»:

фото из личного архива Татьяны Нагорской

«Наше движение против мусоросжигания, поэтому новость о расторжении соглашения с греческим инвестором мы однозначно расцениваем как позитивную. Однако проблема утилизации бытовых отходов в Петербурге гораздо глубже и серьезнее, чем кажется на первый взгляд.

Дело в том, что очень много вопросов вызывает сама инвестиционная политика города. Без сомнения, Санкт-Петербург нуждается в крупных инвесторах. Но у городской власти должен быть четкий план, какие именно производства нам необходимы. Только при наличии внятной программы следует начинать искать деньги под конкретные проекты.

У нас же получается все наоборот. Сначала приходит инвестор со своими предложениями, которые выгодны в первую очередь ему, а город в итоге идет у него на поводу. Причем все планы до последнего держатся в секрете, и никто на первоначальных стадиях не может получить к ним доступа. Заключенные соглашения даже депутатам не показывают. Так было и с Западным скоростным диаметром, и с проектом МСЗ. Но это не очень хорошая практика хотя бы потому, что она представляет собой прекрасную почву для злоупотреблений.

В итоге на жителей вываливается информация в виде фактически уже принятых решений, подкрепленных заявлениями, что мы крайне нуждаемся в инвестициях. Конечно, нуждаемся. Но привлекать их необходимо с умом. Они должны приносить пользу всем горожанам, и руководству региона следует представлять их интересы, а не выступать как коммерческое лицо.

Так что проекты любых инвесторов нужно вписывать в городские планы. Беда в том, что по отношению к отходам у города пока их совершенно нет».

Татьяна Хрулева

«Росбалт» представляет проект «О мусоре — начистоту!», призванный напомнить, что проблема грамотной утилизации отходов касается любого из нас, и каждый может внести свой вклад ее решение. И от того, какие ответы мы найдем сегодня, будет зависеть качество нашей жизни завтра.


Ранее на тему МСЗ или свалки: выбор без выбора

«Справедливая Россия» опасается, что мусорный завод Каменке начнут строить после выборов

Роспотребнадзор напомнил о сроках выведения из эксплуатации полигона «Новоселки»