Куда подевались все свалки в Финляндии?

Чтобы система раздельного сбора и переработки отходов работала, она должна быть выгодна для всех, считает финский биоинженер Матти Ниеминен.


«Технически возможно все — вопрос только в том, сколько мы за это заплатим». © Фото из личного архива Матти Ниеминена

Пока Петербург вместе с другими российскими городами пытается найти ответ на вопрос, что делать с мусором, соседняя с ним Финляндия добилась фантастического показателя: на полигоны там сейчас отправляется всего 1% отходов. Остальной мусор утилизируется на специальных заводах, построенных по всей стране. Между тем еще лет тридцать назад ситуация со свалками в Суоми была немногим лучше сегодняшней российской, а раздельный сбор вовсе не был обязательным для каждого жителя.

О том, как финны осваивали новый подход к обращению с отходами и в чем состоит основная проблема при переходе на переработку вторсырья, в интервью «Росбалту» рассказал старший научный сотрудник Центра технических исследований Финляндии Матти Ниеминен.  

— Сегодня Финляндия считается страной, наладившей одну из наиболее эффективных и рациональных систем утилизации отходов, — хотя еще несколько десятилетий назад в ней было полно свалок. Как начался переход на «новые рельсы»?

 — На самом деле, это был постепенный процесс. Первые шаги были сделаны еще в 1940-е годы — все началось с попыток отдельно собирать бумажные отходы. В масштабах всей страны их стали сдавать уже в 1960-е, а спустя еще десять лет с ними стали активно работать коммерческие компании по переработке бумаги. И сегодня это успешный бизнес.  

Затем «вторую жизнь» получили стеклянные бутылки и алюминиевые банки. И так поэтапно, шаг за шагом, осваивались все новые и новые фракции. Изготовление сырья из пластиковой упаковки, например, по-настоящему было налажено буквально несколько лет назад. 

Сегодня стоит вопрос о масштабной переработке текстиля — на данном направлении многое пока еще не сделано. В будущем мы планируем пойти еще дальше. В частности, сейчас изучается возможность работы с пеплом, который остается после сжигания мусора. Ведь даже он не обязательно является «конечным продуктом». Разумеется, можно и дальше отправлять его на специальные полигоны, как это делается сейчас, но мы хотим придумать что-то получше. Поэтому в настоящее время разрабатываются технологии, которые помогут нам извлекать из пепла металлы и в дальнейшем повторно использовать их. 

— А что было главным препятствием при отказе от захоронения отходов на полигонах и освоении их раздельного сбора для последующей переработки? 

 — Самая большая проблема всегда одна — деньги. Чтобы что-то работало, нужно все сделать максимально целесообразно с экономической точки зрения. В данном случае это не так просто. Поэтому преобразования в сфере обращения с отходами и нуждаются в регулировании со стороны государства.

Например, сегодня в Финляндии действует специальный налог на размещение мусора на полигонах в размере 70 евро за тонну. Причем он постоянно повышается — двадцать лет назад платили всего 15 евро. Соответственно, чем больше налог, тем выше мотивация искать альтернативные способы обращения с отходами.

— То есть это не проблема менталитета того или иного народа, и все дело в правильной организации?

 — Человеческая природа приблизительно одинаковая. Необходимо просто понимать, что проблема мусора всеобщая. Она затрагивает и общество, и бизнес, и государство. Но именно государство устанавливает рамки и делает так, чтобы грамотная утилизация отходов была экономически оправданной для населения и предприятий. Все должно быть основано на законе и регулировании. 

— Тем не менее далеко не весь мусор в Финляндии отправляется на переработку — в стране сегодня действуют девять заводов, на которых значительная часть отходов сжигается. О какой именно доле идет речь?

 — Доля, на самом деле, довольно большая. По данным за 2017 году в топку отправилось 58% всех отходов в Финляндии. Это действительно много. Соответственно, перерабатывается 41% мусора, и только 1% отвозят на полигоны. Сегодня наша задача увеличить долю перерабатываемого вторсырья, и мы активно работаем на данном направлении. 

— Почему не ставится цель перерабатывать 100% отходов? 

 — Технически возможно все — и человека на Луну отправить. Вопрос только в том, сколько мы за это заплатим. Как я уже сказал, даже пепел можно повторно использовать. Но в настоящий момент данная процедура настолько дорогая, что совершенно непривлекательна с экономической точки зрения. Многие фракции пока невыгодно перерабатывать, и на нынешнем этапе разумнее их утилизировать путем сжигания. А на выходе мы получаем энергию. Разумеется, при этом должны быть соблюдены все соответствующие технологии. 

— Однако многие экологи возражают против сжигания мусора, настаивая, что безопасным этот способ быть не может. Ну а если в обществе нет довериям к органам, контролирующим производственный процесс, соседство с мусоросжигательным заводом может оказаться не меньшей проблемой, чем жизнь рядом со свалкой…

 — К сожалению, нет простого решения, позволяющего повысить это доверие. В Финляндии выбросы отходосжигающих установок находятся под жестким наблюдением государственных структур. На производствах налажена специальная система контроля в режиме онлайн, и если возникают какие-то проблемы, весь процесс останавливается. Без сомнения, все должны быть уверены, что жизнь рядом с подобным предприятием абсолютно безопасна. 

Беседовала Татьяна Хрулева

«Росбалт» представляет проект «О мусоре – начистоту!», призванный напомнить, что проблема грамотной утилизации отходов касается любого из нас, и каждый может внести свой вклад ее решение. И от того, какие ответы мы найдем сегодня, будет зависеть качество нашей жизни завтра.


Ранее на тему «Мусорный скандал»: вредные выбросы увеличат в десятки раз