Старики и недвижимость: как остановить «черных риелторов»

В Петербурге очередная банда мошенников присваивала квартиры одиноких пенсионеров. На счету преступников могут быть убийства.


Вернуть недвижимость, присвоенную злоумышленниками, удается крайне редко. © Иллюстрация ИА «Росбалт»

Квартиры одиноких и пожилых людей — традиционные цели злоумышленников, проявляющих чудеса изобретательности, чтобы заработать легкие и весьма крупные суммы денег. На днях в Северной столице стало известно об очередной серии преступлений «черных риелторов». 

13 марта суд Красносельского района арестовал на два месяца трех фигурантов дела о квартирных мошенничествах. По версии следствия, они присваивали недвижимость стариков и отравляли их в Дом ветеранов войны и труда № 1, расположенный в Павловске. При этом сами пострадавшие считали, что обращаются в учреждение социальной защиты населения и отдают свою недвижимость государству. 

Для убедительности подозреваемые организовали «Фонд социальной защиты пенсионеров» и не скупились на его рекламу. Следователи считают, что в период с 2017 по 2018 годы они приобрели права на шесть квартир потерпевших, а ущерб от их деятельности составил около 30 млн рублей — и это только официальные данные, известные на данный момент. 

Создание организаций, подобных «Фонду социальной защиты пенсионеров» — лишь один из сценариев, с помощью которых стариков лишают их единственно ценного имущества. Схема действий мошенников, как правило, следующая: к пожилым и одиноким людям входят в доверие, спаивают и в нужный момент просят подписать юридические бумаги, которые выдают за «трудовой договор» или «заявку на получение гуманитарной помощи». После чего жертва оказывается на улице или в доме престарелых. 

По словам  руководителя консультационной службы и приюта благотворительной организации «Ночлежка» Натальи Шавлоховой, незаконные сделки с недвижимостью входят в «топ-3» причин, по которым люди приходят к ним за помощью. Поскольку в фонде работают опытные юристы, в том числе занимающиеся борьбой за возвращение утраченных квартир, именно сюда отправляют пострадавших из многих других общественных организаций.

«Шансы вернуть жилье зависят от конкретной истории: насколько она громкая, много ли пострадавших. Важно, как быстро человек обратился за помощью, так как существует срок давности таких дел. К сожалению, в нашей практике мы встречались со случаями, когда люди оперативно не получали квалифицированной помощи. При этом мы знаем, что многие из них делали попытки ее получить, обращаясь в правоохранительные органы», — рассказывает Шавлохова.

В любом случае потерявшим жилье нужно настроиться на долгую борьбу за его возвращение. Как правило, на нее уходят годы. Многие пенсионеры просто не доживают до ее окончания. Именно поэтому работа с ними с самого начала ведется в двух направлениях: юридическая поддержка и помощь при устройстве в дом-интернат. 

Пока идет оформление документов, примерно до полугода подопечный «Ночлежки» находится в приюте, где с ним взаимодействуют социальный работник и психолог. После этого его устраивают в дом-интернат — государственное учреждение, где человек может остаться до конца своей жизни, если все-таки не сможет решить проблему с возвращением квартиры. 

«Недавно у нас получилось вернуть жилье за полтора года. Но это рекордно быстрый результат. Процент случаев, когда нам удается вернуть недвижимость, совсем небольшой. Потому что чаще всего мошеннические схемы таковы, что квартира успевает побывать в разных руках и вернуть ее проблематично, даже несмотря на то, что заведено уголовное дело и идет суд», — объясняет Шавлохова.

Руководитель «Ночлежки» напомнила, что громкие истории, связанные с деятельностью «черных риелторов», происходят в Северной столице регулярно. Например, пару лет назад жертвами мошенничества стали выпускники детского дома. 

«Некоторые из них обращались в „Ночлежку“ и жили в приюте, причем все они были из одного и того же детского дома — такое совпадение сложно назвать случайным. Поэтому исходя из того, что мы видим, проблема по-прежнему очень остро стоит в нашем городе», — рассказала она.

В то же время президент Ассоциации риелторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Игорь Горский отмечает, что в последние годы случаи с мошенничеством в сфере недвижимости происходят все-таки реже, чем в прошлые годы благодаря возросшей юридической грамотности населения. Однако именно пожилые люди, как правило, наиболее доверчивы, чем злоумышленники и пользуются. 

«Важно понимать, что специалист по недвижимости всегда находится в конце цепочки. Раньше она состояла из „черного психиатра“, „черного участкового“, „черного сотрудника отдела регистрационного учета“, и многих других „черных“, которые способствовали заключению подобных сделок. Риелтор мог и не догадываться обо всем этом, когда к нему приходили, чтобы оформить сделку. Сейчас эта цепочка разорвана. Повышается профессионализм сотрудников различных ведомств, тяжелее стало подделать справку на пожилого человека», — рассказывает он.

По мнению Горского, профессия риелтора привлекательна для преступников тем, что вход в нее очень прост. Для этого часто достаточно лишь напечатать сотню визиток, где говорится, что перед вами специалист по недвижимости. 

«Риелтор, как правило, — это человек, прошедший аттестацию, работает по профессиональным стандартам в сертифицированных компаниях. Фигурантов уголовного дела, которые отнимали собственность у потерпевших, нужно называть мошенниками. Решить проблему помогло бы принятие закона о риелторской деятельности или каких-либо других существенных государственных актов, регулирующих ее», — убежден он. 

Наталья Шавлохова также считает, что громкая история с пенсионерами свидетельствуют о сложностях в сфере недвижимости, требующих изменения законодательства. Пока же получается, что пожилые и одинокие люди преимущественно могут рассчитывать только на свою бдительность и неравнодушие окружающих. 

«У пострадавших должна быть возможность оперативно получить квалифицированную бесплатную юридическую помощь. Видимо, с этим есть проблемы, учитывая, сколько людей к нам обращается», — добавила она.

Между тем, в СМИ уже появилась информация, что пострадавших от рук «Фонда социальной защиты пенсионеров» на самом деле в итоге может быть около сотни. Сообщается, что в собственности у подозреваемых находится 20 объектов недвижимости, и следователи сейчас проверяют на причастность главы организации Анастасии Королевой к совершению еще 20 похожих преступлений. Не исключают также, что на ее счету могут быть даже убийства. А это значит, что, всего скорее, в деле о «риелторских операциях» петербургских мошенников скоро появятся новые эпизоды.

Дмитрий Глебов


Ранее на тему В Петербурге суд вынес приговор банде «черных риелторов»

Мошенники под предлогом продажи лекарств выманили у пенсионерки более 300 тыс. рублей

Голикова: Часть людей, проживающих в ПНИ, могут отпустить домой под опеку