«Петербург — город с имперским статусом и уездной судьбой»

Северной столице необходима смена системы власти на ту, которая позволит ей жить, а не дохнуть, как сейчас, считает режиссер Владимир Бортко.


«Все депутаты замечательные, никто с оскалом и рогами не ходит. Но потом начинается голосование, они жмут кнопки и грабят свой народ». © Фото Евгения Шабанова

О том, что мешает развитию Петербурга, и почему возраст — не помеха для политика, рассказал режиссер и депутат Государственной думы Владимир Бортко

— Как Вы можете охарактеризовать текущее состояние Петербурга?
 
Санкт-Петербург задумывался как столица, и пока он ею был — это было замечательное время в истории России. И хотя его продолжают называть «второй», культурной, научной и образовательная столицей России, очевидно, что это уже, к сожалению, не так. 
 
Петербург — город с имперским статусом и уездной судьбой. Говорят, что все, кроме материнской любви, в итоге всегда кончается деньгами. Но в у нас их, в отличие от Москвы, нет и не предвидится, потому что привлечением средств никто толком не занимается.
 

— Философский вопрос про Петербург: самость и особенность менталитета действительно ему присущи, или это все выдумки?

 — Он совершенно не случайно стал колыбелью трех революций. Это город, если хотите, вечно бунтующий. Почему так, играют ли здесь роль веяния Балтийского моря или что-то еще, — не знаю. Петербург всегда был интеллектуальным центром страны и пытается им остаться. Кроме того, для него очень важны корни, родословная — кто ты такой, откуда ты взялся, имеешь ли отношение к этому городу или не имеешь… Здесь в целом больше вдумчивости, осмысленности и желания что-то изменить.

Москва проще. Деньги есть? Если да, то добро пожаловать. Нет — иди отсюда. И кто ты такой, если у тебя есть финансы, совершенно не важно. А если их нет — ты никому не интересен, и не имеет значения, что ты можешь быть выдающейся личностью.

— Одним из выдающихся людей, работавших с вами в Госдуме, был Жорес Алферов. Как знакомство с ним повлияло на вас?  

 — Я познакомился с ним в силу обстоятельств мой биографии. Я пришел в Государственную Думу и места наши оказались рядом.  На табличке у стола было написано «Жорес Алферов». Без сомнения, я знал об Алферове довольно давно, читал его статьи и интервью, видел его выступления по телевизору. Тем не менее увидеть живого Нобелевского лауреата — это серьезно, ценно и дорого. Особенно, когда он тебе улыбается и говорит: «Здравствуйте, Владимир Владимирович, я вас хорошо знаю и смотрел ваши фильмы. Они мне нравятся»… Это была одна из самых ценных похвал в моей жизни.

Конечно, выступления Алферова в парламенте помнят многие. Но его комментарии по итогам выступлений других — это совершенно другое. Вспомнить все, что он говорил, сейчас невозможно, но там, поверьте, все было очень убедительно и по существу.

Когда я спросил его, почему он пришел во фракцию КПРФ, он ответил: «Потому что я ученый, и именно потому, что я ученый и убежден, что другого будущего у человечества нет. Поэтому я здесь и буду делать что могу». Поначалу он был членом Комитета по образованию и науке — что неудивительно. Но в итоге он перешел оттуда в Комитет по делам СНГ, потому что, по его словам, не мог смотреть, как на его глазах разрушается наука.

У нас во фракции достаточно умных людей, ученых, и все они изо всех сил пытались остановить уничтожение Академии наук. Алферов несколько раз выходил на трибуну и почти кричал о недопустимости такого развития событий. Кое-что ему удалось сделать. На похоронах Жореса Ивановича не случайно говорили, что именно он смог предотвратить окончательный развал Академии наук, он, лежащий сейчас здесь перед нами. 

Это говорит о том, что позиция человека, его ценностные установки и моральные ориентиры, крайне важны в любом вопросе. Позиция Алферова, заключалась в том, что он пришел в Госдуму не просто так, а чтобы внести в жизнь страны свою лепту. 

Такой подход оказал на меня колоссальное влияние. Людей подобного уровня в принципе осталось очень мало — хотя их и не может быть много. Речь ведь об уникумах. Ведь кто такой гений? Это человек, который делает то, чего не было раньше. А талант развивает то, что делает гений. Я, к примеру, талант (шутка). А вот Жорес Иванович был именно гением…

— Алферов был политиком или скорее убежденным в своих идеалах человеком?

  — Если не хочешь заниматься политикой, то политика займется тобой. Это как раз тот самый случай. Как я уже отметил, Алферов пошел в Госдуму, потому что пытался что-то изменить. 

— А какие качества политиков в принципе, с вашей точки зрения, являются наиболее ценными?

 — На мой взгляд, верность слову.  Я вижу рядом с собой в Думе людей, других депутатов, из других фракций — я сижу с ними рядом, общаюсь, хожу обедать. Они замечательные —  умные, хорошие, добрые, никто с оскалом и рогами не ходит. А потом начинается голосование. И те же люди, которых я только что видел, нажимают кнопки и грабят свой народ — если ту же пенсионную реформу вспомнить.

Но политик должен нести ответственность, перед людьми, которые его выбрали и отправили представить свои интересы в парламенте. Я, в частности, выборы выиграл в округе. Я помню, кто я, откуда, и кто меня в Госдуму послал. И это все должны помнить.  

— Вы рассказали, почему от КПРФ избирался Алферов. А почему вы состоите в этой фракции?   

 — Коммунистов можно обвинять в чем угодно, но только не в том, что они жируют. Их программа направлена на интересы людей. Думаю, именно потому, что я член КПРФ, избиратели поверят, что я сам «брать» не буду и воровать не дам никому. 

Кроме того, давайте помнить, что это партия со столетней традицией, самая организованная в стране. И ее поддержка для меня чрезвычайно важна. С одной стороны, она полностью отвечает моим убеждениям, с другой — я исповедую ее убеждения.

— Вы заявили о своем намерении баллотироваться на пост губернатора Санкт-Петербурга. С чем вы пойдете на выборы — и, самое главное, зачем?

 — Я пойду менять систему власти в городе в целом. Сама по себе смена фамилий в действующей структуре власти никому ничего не даетМне не нужен «дворцовый переворот» — мне необходима смена самой системы власти в городе на ту, которая позволит ему жить и развиваться, а не дохнуть, как сейчас.

— Но все же вы режиссер, а не политик, не бизнесмен и даже не чиновник…

 — Я живу в этом городе уже сорок пять лет. Первые пятнадцать — в Купчино, затем десять лет — на Васильевском острове, а сейчас — на Петроградке. Я знаю город, как говорится, «от и до». И люди, которые управляют им, мне тоже очень хорошо знакомы. Я не могу сказать, что счастлив от всех знакомств, но знаком. И их пора менять. И  систему власти пора менять.  

Кроме того, «режиссер» переводится на русский язык как директор, управляющий. Я этим занимаюсь 45 лет. Я ни с кем не связан, и ни от кого не завишу, и в этом моя сила. При этом у меня есть поддержка партии и команда, в которой, кстати, не только коммунисты. Самое главное — все профессионалы. А об остальном говорить пока преждевременно.

— Хорошо, а как же ваш возраст?

Перикл — один из лучших государственных деятелей в Древней Греции — сказал: «Бойтесь юношей в государстве». Он имел в виду, что опасаться нужно резких движений, и всего того, что свойственно молодости. 

Молодость хороша на исполнении, а зрелость хороша мудростью. В этом отношении я на своем месте — опытен, двигаюсь, соображаю и помирать не собираюсь. И есть колоссальный плюс — я точно не буду выдвигаться второй раз. Шутка.

Александр Миланич


Ранее на тему Бортко хочет объединить левые силы против действующей петербургской власти

Смольный запретил коммунистам маршировать по Невскому на Первомай

КПРФ поддержит режиссера Бортко на выборах губернатора Петербурга