Ford уехал. Рабочие остались

Последствиями закрытия завода во Всеволожске станут безработица, апатия профсоюзов и равнодушие автопрома.


Бывших сотрудников могут ждать сложности при трудоустройстве, а профсоюзное движение — депрессия. © Фото Юрия Журавлева

26 июня прошла последняя массовая волна увольнений на заводе Ford во Всеволожске. Он был знаменит не только автомобилями, но и профсоюзом, который стал символом возрождения российского рабочего движения. «Росбалт» попросил экспертов рассказать, чем обернется закрытие завода для отечественного автопрома, профсоюзной борьбы и бывших рабочих предприятия.

Михаил Чаплыгин, генеральный директор аналитического агентства «Auto-Dealer-СПб»:

Фото из личного архива Михаила Чаплыгина

«В течение последних 4-5 лет все шло к закрытию завода Ford. В конце 2000-х — начале 2010-х годов объем производства здесь составлял порядка 100 тыс. автомобилей в год, но после 2014 года эти показатели упали в три раза, а затем продолжили снижаться. В 2018 году объем производства составил менее 20 тыс. машин. Учитывая, что мощность завода 125 тыс. автомобилей в год, он был сильно недозагружен. Содержать такое огромное предприятие было не оправдано с финансовой точки зрения.

Доля Ford в отечественном автопроме последних лет была минимальна. Недавно открылся завод Mercedes-Benz в Московской области. Так вот там заявленная мощность больше, чем реальное количество машин, которые Ford выпустил в прошлом году. То есть премиальный бренд планирует выпускать машин больше, чем производитель, близкий к массовому сегменту. Думаю, что всеволожский завод в последние годы стал головной болью для компании Ford. Скорее всего, они размышляли о его закрытии несколько лет.

Почему-то, говоря о ликвидации завода, часто забывают о поставщиках комплектующих, которые размещали свои производства в Ленобласти. А ведь они в результате потеряют как минимум часть контрактов. Если же они были заточены только на работу с Ford, результат может быть более плачевным. В свое время в Петербурге работала компания Johnson Controls, которая как раз приходила под Ford. Она выпускала автомобильные сиденья и собиралась развивать производство. Но из-за низких объемов производства машин на Ford Johnson Controls была вынуждена покинуть город.

Мы слышали две версии по поводу будущего завода. Одна из них — покупка его территорий и цехов компанией Hyundai. Мы знаем о ее планах построить в городе завод по производству двигателей. Теоретически для быстрого старта инвестпроекта, с точки зрения инфраструктуры и территории, можно рассматривать площадку Ford как подходящую для их нужд. Но подтверждений пока нет. Также, по слухам, к площадке присматривается Volkswagen.

Вероятно, рабочие столкнутся с определенными сложностями при трудоустройстве. Автомобильные предприятия в городе не расширяются. Некоторые бывшие «фордовцы» найдут места благодаря текучке кадров. Второй вариант — устроиться в одну из близких отраслей промышленности. Например, при закрытии General Motors часть рабочих перешла в судостроение. Третья линия связана с белорусским автопроизводителем «Юнисон», который выкупил завод General Motors в Шушарах. Однако пока нет конкретной информации о том, когда именно планируется возобновить производство.

У Ford был сильный профсоюз в конце 2000-х годов и начале следующего десятилетия, когда его возглавлял Алексей Этманов. Это была медийная история, на которую многие обращали внимание. Требования профсоюза в последние годы были понятны — сокращенная рабочая неделя и вынужденные простои не понравятся любому рабочему. Но я не считаю, что все они бузотеры. Думаю, что многие из них принесут пользу на других предприятиях».

Алексей Этманов, секретарь Совета Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация»:

Фото из личного архива Алексея Этманова

«Рабочих Ford после увольнения ждут проблемы. Многие дожили на предприятии до предпенсионного возраста и вряд ли теперь найдут нормальную работу. «Фордовцы» все время были на передовой и добились одних из лучших условий труда на конвейерном производстве. Почему Hyundai «мочит» профсоюз, почему это делают другие заводы? Для того, чтобы сэкономить на трудящихся.

Как говорят наши коллеги из зарубежных профсоюзов: «Автозаводы производят два вида продукции: автомобили и больных трудящихся». Работа конвейерная, тяжелая. Тейлористская система организации труда, которая присутствует на иностранных предприятиях, не имеет ничего общего с советскими традициями. Ты пришел и работаешь от звонка до звонка с минимальными перерывами. Это потогонка, неудобные позы, межпозвоночные грыжи, сердечные заболевания. Такая картина наблюдается на любом предприятии. Просто на Ford это было заметно из-за активности профсоюза.

У «фордовцев» хороший опыт объединенной борьбы за свои интересы. По этой причине их также могут ждать сложности при трудоустройстве. Жестокий капиталистический мир ставит на них черную метку. Рынок труда «схлопнулся». Правительство бравурно заявляет о минимизации безработицы, но на самом деле работу найти сложно. У нас перед глазами примеры — General Motors закрылся, Ford закрылся. Вопрос только один: кто следующий?

Избежать закрытия завода было почти невозможно. Ford проиграл маркетинговую кампанию с последней моделью Focus, которая первое время продавалась на ура. Дело в том, что Ford Focus — машина C-класса, а B-класс, в который входят, например, Hyundai Solaris и Volkswagen Polo, по цене на 300 тыс. дешевле. И пусть там нет таких комфортных условий как в Focus, для нашего человека цена — это существенный фактор.

Ford проиграл эту кампанию не только в России, но и по всему миру. Поэтому закрывается ряд заводов, производивших «Фокусы». Даже в Южной Америке, где всегда все было благополучно, Ford закрыл одно из своих производств. Другой вопрос, там были сильные профсоюзы, которые заставили правительство участвовать в переговорах, и рабочих завода ждут два годовых оклада.

Поэтому мы не брали свои требования с потолка. У Ford есть практика делать для своих работников золотые парашюты. Но чем меньше организованы трудящиеся, тем больше администрация предприятия может на них экономить. Это произошло и у нас. Ослаб профсоюз — руководство бросает рабочим подачки. Если бы на встречу с губернатором Ленобласти пришло пятьсот человек, а на митинг вышла тысяча сотрудников вместе с членами семей и соседями, для Ford поставили бы более жесткие рамки.

Рабочее движение в России ждут репрессии. Как сейчас гражданское общество «огребает» от полицейских и Росгвардии, так и любая забастовка трудящихся будет рассматриваться как подрыв государственных устоев. Ее участники будут сразу обвинены в том, что «раскачивают лодку». Подобное происходило во врем мире, и Россия не исключение.

После закрытия завода я продолжу работать с теми его рабочими, у которых есть чувство собственного достоинства, проявивших себя отличными активистами. Сейчас у межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» сильная организация на Volkswagen, мы работаем с сотрудниками Mercedes-Benz и рядом других компаний. Но профсоюзная культура в нашей стране все еще на низком уровне. Поэтому работник больше верит начальнику, который его обкрадывает, чем своему товарищу, который пытается его организовать. Как в той шутке: «Почему в аду котлы с русскими не накрывают крышкой? Потому что, когда кто-то пытается вылезти, его за ноги хватают другие и тянут обратно». Хорошего мало, но нос не вешаем, работаем дальше».

Юлия Сахарова, директор HeadHunter по Северо-Западу:

Фото из личного архива Юлии Сахаровой

Ленинградская область — развитый промышленный регион со своей спецификой рынка труда: в отличие от Петербурга, где рабочий персонал уступает по спросу IT-специалистам и начинающим специалистам без опыта работы, одними из самых востребованных кандидатов являются квалифицированные рабочие и кандидаты из производственного сектора. С привлечением этой категории персонала у большинства работодателей возникают сложности — рабочих рук не хватает как в городе, так и в области, об этом свидетельствует растущий кадровый дефицит.

Конечно, уход с рынка труда крупного работодателя — это потеря и для региона — утрата налогоплательщика, и для рынка труда — сокращение рабочих мест.

Ежеквартальный опрос соискателей, проведенный службой исследований HeadHunter во втором квартале, показал, что сложнее всего найти работу топ-менеджерам, представителям НКО, сфер искусства, развлечений и масс-медиа и юристам. Индекс сложностей с поиском работы у кандидатов из профобласти «Производство» в России далек от позитивных значений и, скорее, говорит о негативных настроениях работников.

Автомобильные производства заинтересованы в привлечении людей с опытом работы на высокотехнологичном оборудовании. Поскольку уровень подготовки специалистов в средних профессиональных учреждениях не всегда отвечает этим потребностям, у работодателей есть выбор — привлекать работников со стажем с открытого рынка труда или обучать новичков на собственной базе, однако второй вариант требует серьезных финансовых и временных затрат со стороны компании.

Практически каждая вторая вакансия, открытая в Петербурге и области с апреля текущего года на hh.ru в сфере «Автомобильный бизнес» для работников производства, была ориентирована на соискателей с опытом работы от 1 года до 3 лет, каждая третья — на кандидатов с профессиональным стажем от 3 до 6 лет, и только 10% предложений о работе были доступны начинающим специалистам. При этом, в 77% резюме работников из аналогичной профобласти был указан опыт работы свыше 6 лет, в 15% — от 3-6 лет, в 7% — от 1 года до 3 лет».

Надеюсь, несмотря на летнее затишье в найме (некоторые заводы уходят на производственные каникулы), профессиональные сотрудники Ford будут востребованы у работодателей Петербурга и Ленобласти.

Виктор Тюлькин, глава партии «РОТ фронт»:

Мы живем в капиталистической системе. Или, как ее чаще называют — рыночной. Поэтому неизбежно, что одни предприятия банкротятся и закрываются, в то время как на их месте возникают и развиваются другие. Если говорить о заводе Ford, конкретных людях, которые здесь работают, то ситуацию можно было переломить.

Нам, как партии, обидно, что завод закрыли. Прежде всего, нас огорчает, что коллектив, который умел бороться, за которым стоял профсоюз, в конечном итоге потерпел крах вместе с предприятием. Думаю, что это тоже повлияло на то, что хозяева и российские власти решили не спасать его.

Многие из тех, кто активно проявлял себя на других производствах, уже давно столкнулись с существованием негласных черных списков на петербургских предприятиях. Российское рабочее движение должно делать выводы, учиться на своих ошибках. У него и до этого было осознание, что необходимо выходить за рамки конкретного предприятия и добиваться единых действий в масштабах отраслей и регионов. С закрытием Ford оно получит еще один толчок к развитию и расширению.

Большинство рабочих Ford согласились получить отступные — кто 5, кто 7 окладов, кто даже больше. Небольшое количество рабочих приняло решение оставаться до последнего. Думаю, что место они найдут. Вопрос в том, насколько условия и зарплата будут соответствовать их ожиданиями, принесут моральное удовлетворение и обеспечат семьи.

Анна Очкина, руководитель группы мониторинга Центра социально-трудовых прав:

Фото из личного архива Анны Очкиной

Я не считаю, что вместе с заводом Ford ушла эпоха в рабочем движении. Определенный период, связанный с работой боевого профсоюза на иностранном предприятии, да — для Всеволожска он заканчивается. Но сама идея боевых независимых профсоюзов останется. Многие организации в Конфедерации труда продолжают и развивают ее.

Увы, профсоюз Ford не смог добиться своих условий в соглашениях об увольнении. Борьба шла упорная, но, на мой взгляд, ему не хватило солидарности. Это проблема всего нашего общества.

Профсоюз Ford добился определенных успехов, прежде всего, по коллективному договору, по организации интенсивного общения с работодателем. Они создали практики, воспитали активистов, которые научились профсоюзной работе, прониклись этой идеей. Этот опыт останется.

На заводе работает много квалифицированных работников, но проблемы при трудоустройстве неизбежны. Кому-то придется уехать, кто-то будет искать работу в Петербурге. Из-за этого профсоюз и возмущался.

Сложно сказать, как отразится закрытие завода на рабочем движении в России. Возможно, будет период некоторой депрессии. Но говорить о масштабных последствиях я бы не стала.

Дмитрий Глебов


Ранее на тему На всеволожском заводе Ford проходит последняя волна увольнений

Для уволенных работников завода Ford в Ленобласти проведут ярмарки вакансий

Не желающих увольняться рабочих завода Ford «заперли» в столовой