Украинские прецеденты

Российская власть играет на Украине со спичками. Поощряя протест на востоке страны, она демонстрирует собственным гражданам, что проблемы можно решать при помощи захвата административных зданий и создания «народных республик».

Российская власть сегодня играет на Украине со спичками. Не только в том смысле, что в любой момент там может разразиться полномасштабная война, последствия которой окажутся глобальными. «Спички» - это еще и попытка разыграть там карту социального недовольства.

Мизерные зарплаты шахтеров, металлургов, врачей, учителей, жалкие пенсии пенсионеров ― все это на востоке Украины в наличии. Желание части восточных украинцев перейти под руку Москвы объясняется простыми экономическими причинами ― чтобы зарплаты и пенсии были как в России.

Нюансы, а именно то, что в России, как и на Украине - те же олигархи, что они и здесь держат в руках 95% экономики, что власть тоже коррумпирована, что с демократическими правами и свободами в России дело обстоит даже хуже, чем на Украине, эту специфическую часть восточных украинцев интересуют мало. По той причине, что они не относятся к политически активному меньшинству. Это патерналистская, политически пассивная часть украинского общества, которой такие вещи всегда безразличны.

Как и положено патерналистам, они хотят немногого. Они мечтают о сильном лидере, который придет и наведет порядок. Пусть этот порядок будет не в жизни, а по телевизору ― это тоже для них неважно. Главное картинка. Главное, что в том же телевизоре им покажут, как власть приструнила олигархов, расскажут о повышении (пусть и небольшом - все равно приятно) пенсий и зарплат бюджетников, о том, что инфляция составляет всего 5-6%. И пусть на самом деле для обычных граждан она будет подползать к 30%, пусть... Не это главное.

Они хотят получать зарплаты «как в России», не желая думая, что случись присоединение востока Украины к РФ, не только зарплаты, но и цены на все достигнут российского уровня.

Социальное недовольство, которое двигает сейчас частью жителей Харьковской, Донецкой и Луганской областей, в основном пассивное. В городах востока на уровень политических протестов это недовольство выплескивают сотни, в лучшем случае 2-3 тысячи граждан в крупных городах.

Вчерашний Антимайдан в Харькове собрал от силы 1000 человек, а когда пришла пора выбирать очередного «народного» то ли мэра, то ли губернатора, на площади оставалось 300-250 человек. К вооруженным захватам местных обладминистраций прибегают группы неясного государственного происхождения численностью от 20 до 50 человек с автоматами.

И все же протест на востоке Украины (пусть и не такой масштабный, как киевский Майдан) имеется. В основе его лежат социально-экономические проблемы. Российская власть сейчас разыгрывает эту карту, искусственно раздувая социальное недовольство и маскируя его разговорами о языковой проблеме, нелегитимности киевских властей, угрозах со стороны националистов и необходимости федерализации. Другое дело, что таким образом она создает в Украине серьезные прецеденты и демонстрируют российскому телезрителю пример того, что социальные проблемы можно решать насильственным путем.

Нам постоянно рассказывают про «народных мэров», «народные советы» на юго-востоке Украины. Причем из контекста российских СМИ, выступлений первых лиц государства, провластных общественников и журналистов следует, что РФ признает их законными представителями украинского народа.

Достаточно вспомнить недавнее телеобщение Владимира Путина с россиянами, в ходе которого он призвал «киевских руководителей» общаться с людьми, «с их реальными представителями, с теми, кому люди доверяют». Кто это такие, президент не уточнил. Но из сообщений прокремлевских СМИ это видно ― те, кто вооруженным путем захватил и удерживает здания областных обладминистраций, отделений милиции и СБУ в Донецке и Луганске.

Но если мы, то есть, официальная Россия, сейчас признаем несколько десятков вооруженных людей, захватывающих силовым путем административные здания в Украине, восставшим народом, отстаивающим свои законные права, то, в случае, если что-то подобное произойдет у нас, будет уже как-то странно кричать, что это «террористы» и «бандиты», с которыми не может быть никаких переговоров.

Давайте-ка запомним, что теперь ― «это народ», с которым власти должны идти на диалог. Захватит, допустим, пара десятков «доведенных до отчаяния» людей с автоматами здание, скажем, Орловской областной администрации, а две сотни ребят вокруг нее провозглашают «народного мэра» и создание «Орловской (Рязанской, Калужской и пр.) республики» ― будьте любезны, с этих пор считайте их не террористами, а народом, с которым надо считаться. Вряд ли с подобным ходом рассуждений согласится кто-нибудь из тех, кто поддерживает сейчас протест на востоке Украины. Но ведь найдутся и те, кто простодушно спросит: «Почему в Украине можно, а у нас нельзя?».

Александр Желенин

Перейти на страницу автора


Ранее на тему МВД Украины открыло дело о пропаже подполковника милиции в Славянске

Украинские социологи: Более 70% граждан Украины поддерживают унитарную форму госустройства

В Луганской области шахтеры вышли на митинг, требуя повышения зарплат