Блогосфера - все новости
10 января 2017, 09:10

Яков Миркин. Почему бессмысленно сравнивать 1917-й и 2017-й

© СС0

Почему бессмысленно сравнивать 1917 и 2017 годы?

1) В 1917 году шла мировая война. В ней погибло уже несколько миллионов россиян. Война обрыдла «низам». 2017 г. — военные действия затрагивают не миллионы, а сотни семей.

2) В Петербурге в конце 1916 г. был кризис продовольствия. Хлеба нет. Холод и глад для низших классов. Есть нечего. Значит — выход на улицы. Даже Февральская — была революцией голодных. 2017 г. — все более—менее сыты. ВВП на душу населения в $8 -10 тыс. (пусть средняя температура по больнице) позволяет жить более-менее спокойно.

3) В 1917 г. — власти недееспособны, голову в песок (февраль, октябрь). 2017 г. — власти постоянно настороже.

Сегодня конкурирующие с властями идеологии и силы очень слабы. Национализм? Он — умеренный, подменен «антизападничеством». Борьба конфессий, грозящая целостности страны? Ее нет. Конфликт левых, правых, синих, красных, серо-буро-малиновых? Пока все более-менее сыты — он подавлен.

4) Риски, тем не менее, накапливаются в долгосрочной перспективе. Будет накапливаться и внешнее давление. Модель общества, экономики неэффективна, обречена на технологическое отставание, вымывание лучших мозгов и капитала.

5) Но время есть. Мы, как страна, система, экономика — вязки, инерционны. Любая политика может изменяться — долго, годами, в порядке эволюции, если только власти не сделают (случайно, негативный отбор) ошибок, которые резко «вышибают пробки» и выводят страну, как большую систему, за пределы жизнеспособности и управляемости — в голод, холод, потери населения, в катастрофы (1916 — 1917, конец 1980-х- начало 1990-х).

На длинных временных горизонтах есть риски негативного отбора, которые когда-то приведут к разлому.

Но здесь же и «форточка возможностей», которая пока остается, надежда на эволюцию, пусть очень сложную — к свободно дышащему обществу, цель которого — качество и продолжительность жизни, рост доходов и имущества семей.

6) Риски внешнеполитических катастроф — они есть. Это тоже поле для длительных изменений.

Или ошибки, накапливающиеся риски, негативный отбор, жизнь страны на пределе сил, которые могут привести к новым испытаниям.

Или мучительная интеграция, эволюция, которой все равно не избежать.

7) В том, какой будет эволюция, ключевую роль будет играть идеология. Изменение идеологии, владеющей нашими мозгами. Какое? Стоит повториться — качество и продолжительность жизни, рост доходов и имущества семей, прежде всего среднего класса, как основа сильного и открытого общества и государства. Рационализм. Способность к изменениям, новым идеям, инновациям, как свойство любых уровней иерархий.

Не на словах — в ежедневных делах.

Яков Миркин, экономист