Блогосфера - все новости
10 октября 2017, 15:40
5225

Константин Северинов. Вместо самобытной российской науки — карго-культ

© СС0

Количество людей, которые получают Нобелевские премии, безусловно, связано с размерами национальной науки. Самая «большая», по-видимому, американская — как по количеству ученых, так и по количеству средств, выделяемых на их работу. Российская наука в количественном выражении очень «маленькая», по крайней мере, если принимать во внимание научных сотрудников, ведущих исследования на приличном международном уровне. Наука — это свободный поиск. Представьте себе грибников, которые хотят найти большой белый гриб. Если в одном лесу этот гриб ищут два человека, а в другом — 200, в каком лесу гриб найдут раньше?

Качество российской науки относительно низкое. К сожалению, по сравнению с коллегами из научно развитых стран, отечественные ученые в целом выглядят немножко неполноценными… И не потому, что у них идеи какие-то не такие, глупые, ведь многие наши соотечественники на Западе достигают действительно выдающихся результатов. Дело в том, что инфраструктура, логистика, которая должна поддерживать науку и делать ее эффективной, в России находится в отвратительном состоянии — будь то выделение или распределение бюджета, закупка реагентов и оборудования, или возможность обеспечения его бесперебойной работы. Сильно затруднены по сравнению с западными коллегами возможности поездок за рубеж на конференции, обмена образцами. Все это ставит российских ученых в заранее проигрышные условия.

В развитых странах, как правило, конкурсное финансирование на проведение исследований получают более талантливые, интересные и результативные ученые. В России часто больше денег получает тот, кто ближе к «корыту». Несмотря на попытки преодолеть эту проблему, она осталась, и в последний год, возможно, в связи с сокращением финансирования, усугубляется. Кстати, проблема, по-видимому, не связана с недоработками чиновников, а является результатом деятельности ученых, заседающих в различных комитетах и не соблюдающих элементарные принципы вроде недопустимости конфликта интересов. Впрочем, такие накладки опять же прямое следствие малого размера российской науки, что с необходимостью приводит к появлению клик и кланов, которые принято называть «школами».

Прогресс науки сильно зависит от технологических прорывов, от новых методов и инструментов. Подавляющее большинство последних разрабатываются зарубежными учеными и инженерами и выводятся на рынок не у нас. Естественно, что западные ученые получают к ним доступ первыми, со всеми вытекающими.

Нобелевскую премию дают за передовые вещи — за то, что вы открываете новые горизонты. В условиях закрытости советская наука была самобытна, и среди большого количества хлама, безусловно, втречались настоящие жемчужины, были прозрения, которые опережали свое время. Сейчас былой самобытности стало гораздо меньше, она исчезает. Вместо этого бурно расцвел карго-культ. Мы бросаемся за всякими новыми подходами и методами, за «железячками», которые декларируются и производятся на Западе (в основном в Америке), и, задрав штаны, пытаемся сделать что-то подобное. Так было, к примеру, с нанотехнологиями, со стволовыми клетками, с инициативами по нейронаукам. Эта ситуация обрекает нас на провинциализм и отставание, потому что мы своей повестки не имеем, а просто пытаемся догнать и перегнать кого-то. В этих условиях рассчитывать на прорывы нобелевского уровня бессмысленно.

А так у нас все прекрасно.

Константин Северинов, доктор биологических наук, профессор Университета Ратгерса (США), профессор Сколковского института науки и технологий

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.