Блогосфера - все новости
28 декабря 2017, 20:09
4439

Евгений Левкович. Зачем эти шарики, зачем эти уточки?

© СС0 Public Domain

Подводя итоги уходящего политического года, я вспоминаю разговор с одним умным человеком из штаба Алексея Навального (фамилию называть не буду). Я спрашивал у него то, что интересует многих: зачем эти «шарики», зачем эти «уточки», зачем эти бессмысленные прогулки по тротуарам, если они, в конечном итоге, ни на что не влияют, и совершенно понятно, что в какой-то момент понадобится не «шариками» махать, а блокировать здание ЦИК, Госдумы или здание тюрьмы, в которую отвезут всех вас? Почему не ведется никакой работы именно в этом направлении? На что он честно ответил: «Женя, мы все считаем. Если взять условную пирамиду из ста наших сторонников, то внизу ее будут те, кто готов перечислять деньги на нашу работу. Их будет, допустим, семьдесят. На следующем этаже — те, кто готов тратить свое время на агитацию, раздачу газет и листовок, ходить по квартирам. Те, кто в принципе готов тратить какое-то свое ВРЕМЯ. Их будет, например, двадцать пять. Следующий этаж пирамиды — те, кто готов работать в штабах 24/7. Организовывать, координировать, креативить, ДЕЛАТЬ. Их будет четверо. Остается вершина пирамиды. Люди, готовые жертвовать своей свободой, здоровьем, может быть даже жизнью. И это, как правило, один человек. В лучшем случае. Один из ста. И то пока только на бумаге».

Я было хотел возразить — мол, для того, чтобы поставить эту пирамиду на попа, нужно создавать соответствующие условия. Токарь не танцует балет, а боксер не играет в шахматы. Но вовремя осекся. Я подумал о том, являюсь ли сам тем человеком, кто готов поставить на кон саму свою жизнь. Не знаю. Даже на бумаге не готов с уверенностью сказать «да».

Вспомнил, что когда три года (ого, уже почти три года) назад я уходил с Манежки, которую сам же и организовывал, я мечтал именно о такой движухе. «Один за всех, все за одного» — в прямом смысле этого слова. И, как мне казалось, недвусмысленно об этом объявлял (хотя, может, это мне так казалось). В любом случае, я столкнулся ровно с тем же. Мы все столкнулись ровно с тем же. Кто-то был готов печь вкусные пирожки. Кто-то читать зевающим ментам конституцию. Кто-то собирать передачки. Кто-то ходить в суды. Кто-то приходил побухать. Кто-то — помолиться. Кто-то предлагал мне отрезать по пальцу и послать в администрацию президента. Кто-то махал колокольчиком и устраивал бесконечные голосования по программе. Кто-то пел «Возьмемся за руки, друзья». Кто-то читал вслух детские сказки и облизывал малолеток. Человек десять за это короткое время эмигрировали. Человек двадцать надо было просто сразу отправлять к доктору, а приходилось взаимодействовать с ними ежедневно. Я сам почти сошел с ума. Я никогда в своей жизни не пил так, как после Манежки. С каждым днем все это отдаляло от заявленной цели, как все мы сейчас отдаляемся от настоящего сопротивления и перемен — с катастрофической скоростью. Ни о какой организации хотя бы в сто человек, готовой блокировать вход в Госдуму, ЦИК или отделение полиции, не могло быть и речи. Повторюсь, не уверен, что я сам был к этому на сто процентов готов.

Так к кому предъявлять претензии? К тем, кто придумывает сначала круглые шарики, а потом квадратные? Уточек меняет на гусей и в очередной раз «сливает все в унитаз»? А что им остается делать? Призвать блокировать ЦИК, остаться там вдесятером и сесть уже надолго? Сегодня вышел Волков — арестовали Яшина. Выйдет Яшин — сядет Навальный. Выйдет Навальный — сядет Иванов-Петров-Сидоров. И так по кругу. Кто-нибудь хоть раз попытался хоть кого-нибудь по-настоящему отбить?

Нет.

И я нет.

Подводя итоги политического года, могу констатировать, что мы по-прежнему ни на что не пригодны. И в очередной раз поразиться силе духа Алексея и его совсем небольшого, на самом деле, окружения, которые продолжают в этих условиях что-то придумывать и барахтаться. Я бы давно уже бросил все к чертовой матери и уехал в Баден-Баден поправлять здоровье.

Конечно, я выйду 28 января на площадь. Ради них и за них.

А далее — по кругу. С 2011-го — и до конечной остановки.

Но в том только моя вина.

Евгений Левкович, журналист

Лучшее за неделю