Блогосфера - все новости
24 апреля 2018, 18:02
1900

Владимир Милов. Армения никогда не переставала бунтовать

© Стоп-кадр видео Euronews

Вижу, многие начинают посты о событиях в Армении словами «Я не эксперт в армянской политике, но…» Не могу о себе этого сказать — не то что бы я какой-то суперэкспертище по этому поводу, но я бывал в Армении и общался там с представителями и властей, и оппозиции, давно интересуюсь армянской политикой, видел Саргсяна на съезде Европейской народной партии и много обсуждал в последнее время армянскую тему с европейскими политиками. Армения была очевидным ближайшим кандидатом на постсоветском пространстве на демократизацию как минимум по двум причинам.

Первое — Армения никогда не переставала бунтовать против авторитарной власти и протесты брали лишь передышку, но это движение постоянно продолжалось. Каждые выборы там были связаны с бурными протестами. В 2008 году эти протесты были вообще кровавыми, погибли люди (я был там буквально за несколько месяцев до этих событий). В 2013 году оппозиционный кандидат в президенты Раффи Ованисян объявлял голодовку, требуя второго тура, протесты тоже были массовыми. Были также протесты против российской армии января 2016 года после убийства армян в Гюмри российским военнослужащим. То есть вот эти нынешние протесты — это не что-то новое, это происходило постоянно и довольно горячо, и по сути те же самые протесты просто брали передышку на некоторое время.

Второе — в Армении властям никогда не удавалось полностью задавить и выдавить на улицу оппозицию, она сохраняла серьезное присутствие в официальной политике. Левон Тер-Петросян набрал на выборах президента в 2008 году 21,5% голосов, Раффи Ованисян в 2013-м — уже 37%. Лидер нынешних протестов Никол Пашинян — глава какой-никакой, но официальной фракции в национальном парламенте.

Сравните с Россией, где после конституционного переворота 2003 года, когда партия «Единая Россия» вопреки воле избирателей нарисовала себе «конституционное большинство», реальная оппозиция в парламенте и официальной политике более не была представлена, получив неформальный статус «несистемной».

Если вы хотите вывода в отношении параллелей с Россией, то он простой. В Армении оппозиция действует на волне многолетней разогретой и небезуспешной истории протеста, и ее никогда не удавалось полностью вытеснить на обочину, хотя Саргсян и смог технически узурпировать власть. Были и протесты, и заметное представительство. Но эти мощности всегда вращались в «горячем резерве» и действовали «с ходу».

В России все иначе — оппозиция вот уже 15 лет как полностью вытеснена из официальной политики, а 10 лет путинского благополучия в начале 2000-х напрочь убили протестную активность, ее сложно восстанавливать. Если продолжать аналогии с энергетикой, то это похоже на вывод мощностей в сеть из «холодного резерва», откуда их гораздо сложнее раскочегарить.

Людям типа Бабченко, которые не знают физики, трудно это понять. А вот энергетики поймут меня хорошо — выводить мощности из «горячего» и «холодного» резерва это совершенно разный бизнес по сути своей. Ну и про разницу в масштабах репрессивного аппарата я уже писал.   На мой взгляд, это диктует принципиальную разницу в диспозиции в Армении и России — нам приходится действовать исходя из совершенно разных стартовых условий. Но всему свое время.

Владимир Милов, политик

Лучшее за неделю