Военные играют на раздевание

Военные играют на раздевание

Форма «от Юдашкина» не понравилась военным - она неудобная, холодная и плохо сохнет. В результате солдаты мерзнут и болеют. При этом стоит новое обмундирование втрое дороже старого. Видимо, кто-то неплохо заработал на здоровье бойцов.

О том, что военная форма нового образца «от Юдашкина» никуда не годится, заговорили сразу после ее появления. С тех пор солдаты не раз поминали известного модельера недобрым словом, периодически переходя на "русский матерный".

Во-первых, по мнению российских военных, форма получилась «гламурная». Во-вторых, некоторые образцы сильно смахивают на натовскую одежу, а иные – на вермахтовскую. При этом, как выяснилось, носить ее неудобно. Но все это можно было бы стерпеть или списать на капризы, если бы не еще одно обстоятельство – новейший военный «прикид» оказался неприспособленным к морозам.

«Новая форма – неудобная и непрактичная. Ее неудобно одевать, неудобно снимать. Это относится и к полевой форме, и к повседневной. «Берцы» дорогие, и в них тоже неудобно. В бушлатах холодно из-за материала, из которого они пошиты. В моей воинской части солдаты мерзнут. Причем, себестоимость этой формы велика, а практичности – никакой», – рассказал корреспонденту «Росбалта» армейский офицер.

О том, что форменная одежда, разработанная агентством Валентина Юдашкина, холодная, громко заговорили зимой 2010 – 2011 года. Солдаты стали массово мерзнуть и заболевать – от ОРВИ до пневмонии и менингита.

Сразу же появились подозрения, что недобросовестные офицеры пытаются списать «на Юдашкина» собственное небрежное отношение к здоровью личного состава. Но военных поддержали общественники и сторонние наблюдатели.

«Ребята получают воспаление легких из-за некачественной формы, которая спроектирована модельером Юдашкиным. Одежда не предназначена для холодов. В результате, тревожные сигналы поступают со всей страны. Мои коллеги из других регионов также жалуются на новинку. Вот сейчас, например, в Хабаровске много заболевших пневмонией», – заявила руководитель краевой общественной организации «Совет родителей военнослужащих Прикамья» Александра Вракина.

Зампредседателя общественного совета Минобороны РФ Александр Каньшин считает, что виноват не Юдашкин, а исполнители идеи, решившие сэкономить на здоровье и жизнях солдат. «Факты свидетельствуют о том, что одной из причин массовых заболеваний военнослужащих в последнее время стало их переохлаждение. А оно было вызвано особенностями военной формы нового образца. По имеющейся у нас информации, утеплители «холлофайбер», планировавшиеся и рекомендованные специалистами для использования в новой военной форме, в итоге при госзаказе были заменены на более дешевые материалы», – рассказал Каньшин в одном из интервью.

На исходе зимы военные прокуроры сделали строгие лица и пообещали «разобраться». «Нам абсолютно все равно, кто эту форму разрабатывал и моделировал. Но в том, что люди в ней мерзнут, у меня сомнений нет. Сейчас мы проводим проверку, в ближайшее время получим результаты экспертизы и тогда сделаем свои выводы», – заявил в марте главный военный прокурор Сергей Фридинский.

Проверки явно затянулись, и с наступлением очередного холодного сезона из воинских частей стали поступать данные о новых переохлаждениях служивых. Самым резонансным стал случай в военной части в городе Острогожске Воронежской области, произошедший уже в августе-сентябре. По слухам, количество заболевших простудными заболеваниями и пневмонией там достигло шестисот человек. Один солдат-срочник умер от менингита, еще один – от пневмонии. После разразившегося скандала Министерство обороны РФ опровергло появившиеся в прессе данные о количестве пострадавших. Военные стали утверждать, что заболели не сотни солдат, а только около сорока. Командира и начальника медпункта войсковой части отстранили от занимаемых должностей.

Военная прокуратура пришла к выводу, что солдаты болели из-за того, что носили мокрые мундиры. «Централизованное горячее водоснабжение в казармах отсутствует, в результате чего солдаты не имели возможности своевременно просушить отсыревшее обмундирование и были вынуждены исполнять обязанности по военной службе во влажной одежде», – сообщили прокуроры. При чем тут Юдашкин или швейники? Да все при том же – форма нового образца сохнет дольше, чем старая.

Игры с переодеванием явно оказались неудачным экспериментом. Ругаясь на новое обмундирование, поминая крепкими словцами модельеров, текстильщиков и чиновников Минобороны, офицеры, когда никто чужой не видит, надевают старую «флору» вместо новой «цифры» и выдают часовым старые бушлаты вместо юдашкинского «гламура». Но это там, где еще есть запасы старого обмундирования, которые рано или поздно закончатся.

С учетом того, что новая форма стоит едва ли не в три раза дороже предыдущей, возникает вопрос: на что были потрачены деньги из военного бюджета, и кто на этом обогатился?

Дмитрий Ремизов