Обыкновенный садизм

Гибель задержанного в отделе полиции «Дальний» не является чем-то уникальным ни для Казани, ни для полицейской системы по всей России. Однако на протестной волне возмущение россиян может принять угрожающие масштабы.

Жестокое убийство жителя Казани Сергея Назарова вызвало волну возмущения. В столице Татарстана у здания МВД прошел народный сход, во время которого скандировались лозунги об отставке министра внутренних дел и призывы к бойкоту предстоящей в 2013 году Универсиады. «Мучительная смерть Сергея Назарова показала, что переаттестацию проходят даже маньяки», – говорилось в воззвании инициаторов, опубликованном в социальных сетях. В воскресенье в Казани пройдет новый митинг против полицейского произвола.

Между тем, инцидент, случившийся в отделе полиции «Дальний», не является чем-то уникальным ни для Казани, ни для полицейской системы по всей России. Случаи жестоких пыток и смертей случались и раньше. Но теперь, в период подъема общественной активности, граждане страны не наблюдают за происходящим у телевизора, а готовы выходить на улицы с требованием положить конец беспределу.

Казань в последние десятилетия стала известна как некая «криминальная столица» Поволжья. Именно там возникла еще в 70-х годах известная преступная группа «тяпляповцев», осужденная за бандитизм. Преступность «нового вида» расцвела в «лихие девяностые». Молодежь, выросшая в казанских дворах, выделялась наглостью и жестокостью. При этом «гопники» из одного двора могли пойти разными путями: первые шли в криминал, вторые – в милицию. Не удивительно, что их нравы не сильно различаются.

Погибший в отделе полиции «Дальний» 52-летний Сергей Назаров был ранее судим за различные преступления. Удивительно, что до сих пор защитники полицейских-убийц не используют этот факт для общественного оправдания своей жестокости. Однако жители Казани не считают произошедшее в «Дальнем» разборкой между двумя подвидами «гопников», одни из которых носят погоны, а вторые – татуировки. Безнаказанный произвол полицейских обрушивается не только на головы преступников, но и на вполне добропорядочных граждан.

16 марта в Казани прошла встреча правозащитников из общественного движения «Против преступности и беззакония» с прокурором республики. Как рассказал корреспонденту «Росбалта» председатель движения Дмитрий Бердников, правозащитники представили прокурору Кафилю Амирову материалы о произволе полиции за последние годы.

Отдельной темой стали случаи гибели людей в камерах для административно задержанных. Правозащитники напомнили прокурору об истории Ольги Алфимовой, задержанной в мае 2010 года. 36-летняя женщина, работавшая бухгалтером в солидной фирме, задержанная за мелкое правонарушение, на утро была найдена в камере ОВД «Ямашевский» повешенной на собственной одежде. Следствие тогда заявило о самоубийстве, а за «недосмотр» были отстранены некоторые сотрудники ОВД, однако, по данным правозащитников, они по сей день работают в полиции. Кроме этого случая, в Казани за последние годы произошли, как минимум, еще четыре подозрительные смерти задержанных.

«Сейчас мы готовим материалы не только по Казани, но и по районам республики. Чем дальше от республиканского центра – тем ситуация хуже», – констатировал Дмитрий Бердников.

После резонанса от гибели Сергея Назарова о случаях пыток в «Дальнем» рассказали и другие жертвы. Так, по данным правозащитной организации «Агора», житель Казани Булат Ихсанов рассказал, что в прошлом году его племянника тоже изнасиловали бутылкой от шампанского. Молодой человек остался жив, но добиться наказания для насильников ему не удалось.

Торговец с Приволжского рынка Альберт Загитов рассказал, что полицейские задержали его за отказ уйти с торговой точки. В отделении его принялись избивать. «По приезде в отделение меня завели в кабинет, где было четверо человек, которых я могу опознать, и мне стали угрожать изнасилованием», - рассказал Загитов.

Бутылка из-под шампанского снова фигурирует в рассказе 20-летней Алии Садыковой. От девушки, работавшей в букмекерской конторе, требовали признаться в хищении 70 тыс. рублей. «Марат схватил за волосы и головой бил об стены, буквально таскал за волосы по кабинетам. Бил и Рамиль, он угрожал: «Не будешь признаваться, мы тебя изнасилуем в задницу бутылкой», – рассказала Садыкова.

Следствию предстоит установить хотя бы примерное количество пострадавших в этом отделе полиции за несколько лет. Однако доверия к следственным и надзорным органам жители Казани не испытывают: ведь следователи и прокуроры все это время, несмотря на обращения людей, "не замечали" того, что творится в полицейских застенках.

Случаи пыток задержанных в полиции характерны не только для Татарстана, считает криминолог Сергей Слепцов. По мнению эксперта, подобные инциденты происходят из-за безнадзорности полицейских. «То, что считается прокурорским надзором, я давно называю российским позором. Прокурорский надзор за органами внутренних дел существует только на бумаге. На моей памяти, примерно лет 30 назад, в порядке вещей было, что посреди ночи, вечером, днем или утром в любой райотдел милиции мог совершенно неожиданно приехать кто-нибудь из ответственных работников прокуратуры. Он заходил, внимательно смотрел: что происходит, кто задержан, за что задержан и на каком основании находится в камере. Это всегда дисциплинировало. И это у меня не ностальгия по советским временам, а ностальгия по действенному прокурорскому надзору, который сейчас просто-напросто отсутствует», – заявил криминолог в комментарии «Росбалту».

Уголовные дела в отношении маньяков в погонах, применявших подручные средства для изнасилований задержанных, возбуждались и раньше, причем в разных регионах страны. Широкую известность приобрела гибель томского журналиста: в медвытрезвителе милиционер Алексей Митаев изнасиловал Константина Попова рукояткой швабры.

Жителю Предгорного района Ставрополья Вячеславу Мерехе удалось выжить, но он стал инвалидом: для издевательств над ним в опорном пункте поселка Вин-Сады «стражи порядка» также применили швабру. Следствие «не нашло» виновных.

В Краснодаре в 2010 году полицейские использовали для насилия над задержанным ножку стула.

Всего по три с половиной года лишения свободы получили московские милиционеры – майор Александр Мишин, сержанты Валерий Грузинин и Сергей Гарлоев – за изнасилование резиновой палкой мужчины, задержанного за мелкое правонарушение.

Эти и другие случаи насилия над задержанными не сопровождались уличными акциями протеста, так как происходили до «митинговой эпохи», наступившей в декабре прошлого года. Теперь же социальные сети способны мобилизовать на акции протеста сотни и тысячи разгневанных граждан. Если власть не обратит внимание на происходящее, то протест может принять не только форму пикетов.

«У народа терпение уже лопнуло. Многие призывают выходить на открытое противостояние, чуть ли не суды Линча устраивать. Мы пытаемся объяснять, что не все сотрудники внутренних дел такие уроды», – заметил правозащитник Дмитрий Бердников.

В органах власти, похоже, понимают опасность роста таких настроений. Поэтому начальственные правоохранители на людях демонстрируют решимость «пресечь», «наказать предателей» и т.д. Прокурор Татарстана, чье ведомство не пресекло полицейский произвол, теперь встречается с правозащитниками и обещает расследовать дела о полицейском произволе, накопившиеся за последние годы.

Дмитрий Ремизов