Ребрендинг Ткачева

Губернатор Кубани Александр Ткачев, пытаясь избавиться от ассоциаций с Кущевкой, занялся формированием нового имиджа. Политическую элиту должны "порадовать" перетасовки в администрации, общественность - развитие культуры "по Гельману".

Вновь назначенный губернатором Краснодарского края Александр Ткачев занялся ребрендингом лица власти.  Поскольку от истории с Кущевкой  кубанская власть еще не отмылась (подробнее об этом читайте здесь), возникла необходимость создать хотя бы видимость перемен.

Ребрендинг назван «модернизацией» и заключается, прежде всего, в перетасовывании рядов чиновников. С места на место.

Первым делом Ткачев решил "обновить" состав краевой администрации. «Я долго думал и принял очень непростое решение. Решение такое: в отставку отправятся все высшие должностные лица администрации края. Если конкретно – это мои заместители, советники и руководители всех краевых департаментов и управлений. Без исключений», – разъяснил кубанский губернатор в своем твиттере.

Ткачев пообещал «модернизировать» непомерно разросшийся бюрократический аппарат.

«Аппарат власти края – не колода карт. Никакой показухи. Штат будем не раздувать, а сокращать и оптимизировать, менять структуру. На освободившиеся места мы возьмем работоспособных людей со свежими идеями. Но вот сам аппарат адмкрая оптимизируем и сократим. На 20% команда будет обновленная. Ее состав скоро узнаете. Но и в прежнем есть умные, грамотные и работоспособные люди», – поведал губернатор.

Хотя событие, в принципе, довольно заурядное, краевые СМИ создают вокруг него ажиотаж. Пережевывание «новости» должно создать у жителей Краснодарского края уверенность в наступающих переменах к лучшему.

Понятное дело, что у большинства кубанцев такие телодвижения власти вызывают не более чем усмешку, особенно – обещание губернатора устроить «личную» переаттестацию сотрудникам администрации. В блогосфере высказываются язвительные предположения о том, в какой форме будет проходить переаттестация.

Сдержанно, но по-деловому, высказался руководитель фракции КПРФ Законодательного собрания Николай Осадчий. «Губернатор получил полномочия на новый срок. Логично, что вся прежняя команда должна либо сама уйти в отставку, либо ее должны отправить в отставку. Но, с другой стороны, хотелось бы надеяться, что кадровые перемены не будут носить формального характера. Кадровые изменения в администрации края были нужны. Это – созревший вопрос. Хотя бы потому, что в крае большое количество граждан на недавних федеральных выборах проголосовали за представителей оппозиции. Но наша партия ставит вопрос еще и так: дело – не только в перемещениях или перестановках управленцев, а еще и в векторах развития. Мы всегда критично относились к политике партии власти. В развитии края сегодня есть явный перекос в сторону «индустрии развлечений и зрелищ», в ущерб развитию производства», – заметил  Осадчий.

Но Ткачев сейчас озаботился улучшением собственного имиджа не только в глазах земляков, но и столичной богемы. А потому «индустрия развлечений и зрелищ» не может быть им забыта.

В этом направлении кубанский губернатор сделал более неожиданный, креативный ход - пригласил в регион известного галериста Марата Гельмана. Он должен будет создать в Краснодаре «Центр современного искусства» (ЦСИ) и разработать специальный культурный проект.

Очевидно, что такой известный человек, как Марат Гельман, не приехал бы работать в провинциальный центр, если бы ему не предложили выгодные условия. «Встретился с Маратом Гельманом. Обсудил с ним новый культпроект для Краснодара. Очень интересный, креативный человек. Профи. А нам нужен его опыт – Кубань должна греметь на культурном фронте», – написал еще в феврале в Твиттере Александр Ткачев.

Работать в провинции Гельману не впервой. Широкий резонанс и скандальность ранее получила его культурная деятельность в Перми. В уральском регионе московский галерист также создал собственный центр и развивал проекты по продвижению «современного искусства». Символами этой современности стали большие красные буквы «П» и не менее красные стилизованные фигурки человечков, расставленные по улицам и крышам Перми.

Проекты Гельмана вызывали неоднозначную реакцию местных жителей. Представители творческой интеллигенции даже устраивали пикеты и митинги, протестуя против новой культурной политики в регионе. Иные сравнивали творения Гельмана с «шедеврами» Остапа Бендера из «Двенадцати стульев». «Когда уж Бендер умотает из Перми куда подальше со своей убогой фантазией?», – написал в блоге пермский филолог Николай Пономарев в ноябре прошлого года.

«Куда подальше» оказалось Краснодаром. Сам Марат Гельман в одном из интервью подчеркнул, что теперь станет уделять внимания Кубани не меньше, чем Перми, а на Москву и времени не останется. «Краснодар в короткие сроки должен стать современным городом с насыщенной культурной жизнью, с достаточно активным населением», – так обозначил свою цель московский галерист.

Объемы финансирования на свои проекты Гельман раскрывать не стал, отказавшись комментировать журналистам слухи о 400 млн рублей. В сотрудничестве с кубанской властью он не видит ничего зазорного, даже несмотря на ее негативный имидж. «Я достаточно активно сотрудничаю с властью, и в связи с этим ко мне бывает много вопросов у мятущейся интеллигенции», – заявил однажды Гельман.

Примечательно, что явление Гельмана на Кубань положительно встретили даже некоторые московские коллеги галериста, обретающиеся в оппозиции. «Совсем скоро Гельман презентует проект ЦСИ в Краснодаре. Это дает надежду на то, что и в Краснодаре что-то начнет меняться, что краснодарским художникам удастся самим избавиться от влияния власти и избавить от этого общество, снять табу и на критику Ткачева, и на демонстрацию обнаженной натуры в краснодарских галереях», – написал в своем блоге художник и член «Солидарности» Алексей Кнедляковский.

Но то, что нравится представителям московской богемы, может не понравиться «аборигенам». В связи с этим некоторые наблюдатели вспомнили, что Кубань позиционируется как «казачий край», а местные казаки не раз делали «культурные» заявления, то призывая закрыть «Дом-2», то жестоко покарать Pussy Riot. С другой стороны, если Гельмана пригласил сам Ткачев, то галеристу явно не стоит опасаться каких-то серьезных нападок тех же казаков, прикормленных властью.

«Я не встречал в Краснодаре ни одного человека, кто бы сказал, что это не нужно. Большинство только стращало, а не боитесь ли вы, у нас тут казачество… Традиционное – это замечательно, когда оно занимает место традиционного. Когда оно занимает все место, то начинает мешать. Казачество – это ж такая субкультура, как хиппи. То есть у них есть своя атрибутика, история. Прошлое не должно стараться стать будущим, и это главное», – заявил галерист, приехав в конце марта в Краснодар.

Критика предстоящего сотрудничества Гельмана и Ткачева уже звучит на Кубани. Но пока только из уст радикалов, не имеющих сил помешать наступлению «современности».

«Этого Марата уже били в морду. Неужели ему еще не ясно, что люди не хотят видеть его мерзости. Но больше всего меня поражает позиция губернатора Краснодарского края. По сообщениям некоторых источников, на этот мерзкий проект собираются потратить более 400 миллионов народных рублей. У нас что, власть с ума сошла?», – вопросил директор краснодарского правозащитного комитета «Презумпция» Альберт Гаямян. Правозащитник, бывший член комиссии по правам человека при губернаторе пообещал лично организовать протесты на Кубани против гельмановских «храмов безбожья». Впрочем, «национал-правозащитник», как он себя называет, пока остается в гордом одиночестве.

Возможно, по мере дальнейшего «обновления» Кубани и «насыщения» культурной жизни Краснодара протесты и будут нарастать. Может, даже некоторые кубанские казаки модернизируются и встанут в одни ряды с защитниками Pussy Riot. На то он и ребрендинг.

Дмитрий Ремизов