"На муфтия покушались из-за денег"

Религиозный мир - это в том числе огромные деньги, которыми интересуются криминальные группировки. Об этом в связи с нападением на высших мусульманских священнослужителей Татарстана рассказал публицист Максим Шевченко.


Религиозный мир - это не только молитвы и верующие, но и огромные деньги, которые вполне могут привлечь внимание криминальных группировок. О том, почему муфтий Татарстана Илдус Файзов, на которого было совершено покушение, и его первый заместитель Валиулла Якупов, убитый киллером, могли стать жертвами этих разборок, корреспонденту "Росбалту" рассказал публицист и телеведущий Максим Шевченко.


- Максим Леонардович, сейчас есть несколько версий случившегося в Татарстане. Какие из них, на ваш взгляд, наиболее реальны?

- Я рассматриваю любые версии, в том числе действия экстремистов. Но мне трудно представить, что в Казани может возникнуть какая-то экстремистская группа, которая организует столь высокопрофесиональный и требующий специальной подготовки двойной теракт. И при этом данная группа не будет находиться под контролем спецслужб. Все оппозиционные мусульмане там, даже более-менее молодые, - наперечет и находятся под очень пристальным надзором.

В этом покушении были две цели, которых "вели", выслеживали их контакты. Очевидно, велось долгое наружное наблюдение, выяснялось время посадки в машину и выхода из подъезда жертв. Наводились киллеры - одни специалисты по подрывным устройствам, другие - по физическому устранению. В этом двойном теракте принимали участие не менее десяти человек, включая тех, кто оказывал электронную и техническую поддержку.

- Вы считаете, что это все-таки были профессионалы, а не просто фанатики?

- Подобную акцию непрофессионалы просто не в состоянии сделать. Это же не хулиган шел по улице и выстрелил, и не подъехал кто-то на "шестерке" и расстрелял наряд ГИБДД. Такая акция требует тщательной и долгой подготовки. Такие профессионалы есть у криминального сообщества. Но я не думаю, что какие-либо формы радикального религиозного направления способны сегодня в Татарстане организовать такой теракт.

- А северо-кавказские боевики?

- Северо-кавказские боевики и на Северном Кавказе таких терактов не организовывают. Какой смысл в том, чтобы ехать в Татарстан из Дагестана или каких-либо еще мест, чтобы там организовать такой достаточно сложный теракт, при том, что ни в Дагестане, ни в других местах мы ничего подобного не видим. Мы видим истерические атаки с помощью смертников или какой-то молодежи.  

- Говорят, что муфтий Илдус Файзов - борец с ваххабизмом в Татарстане...

- Я не знаю, что это значит. Его избрание сопровождалось очень большими критическими высказываниями, обсуждения были очень бурные. Многие мусульмане, которые не являются ваххабитами, были очень недовольны его избранием в качестве муфтия. Я слышал, что помимо этого там были очень серьезные разборки по поводу денег на хадж, по поводу этих огромных неконтролируемых сумм, которые связаны с хаджем. В свое время мне довелось консультировать государственную комиссию по хаджу, когда ее возглавлял Ахмед Хаджиевич Билалов. И я столкнулся с обзором денег на хадж, которые идут по стране через муфтияты. Могу сказать, что в некоторых регионах, особенно татарских, речь идет об огромных суммах и о так называемых незаполняемых квотах. Куда деваются деньги, которые являются дельтой между количеством реально поехавших в Мекку и количеством теоретически запланированных людей для поездки, - это, как говорится, одному Аллаху известно.

Сейчас, конечно, можно начать дикие репрессии и вернуть Татарстан в ситуацию Кабардино-Балкарии 2004 года. Но надеюсь, что хватит разума и рассудка и у руководства республики, и у местных силовых структур, которые, еще раз подчеркну, держат руку на пульсе и хорошо осведомлены о том, что на самом деле происходит в религиозном мире Татарстана. Они прекрасно понимают, что ни у каких "исламских групп" нет возможности в Татарстане провернуть теракт такого масштаба, требующий специальной диверсионной и военной подготовки.  

- То есть ваша версия покушения на муфтия Татарстана и убийства его заместителя основывается на контроле над этими деньгами?

- В Татарстане очень сильные криминальные сообщества. Об этом написаны десятки книг. Почти каждый день в Татарстане, в Приволжском и Уральском федеральных округах взрывают машины, убивают бизнесменов. Нападают на сотрудников полиции. А сотрудники полиции нападают на людей, засовывая им бутылки из-под шампанского в разные места. В целом ситуация достаточно криминальная. И выискивать там ваххабистские следы - это искать соломинку в стоге сена. Вокруг полно соломы, а ты начинаешь выискивать травинку, которая во всем виновата. Начать сейчас репрессии среди части верующих, превратив спокойный и мирный Татарстан в территорию террористической войны, - было бы безумием и абсурдом. Еще раз повторю: там огромные суммы денег. Я сейчас говорю вещи, которые реально могут стоить мне жизни. Я знаю, что криминальные группировки, которые связаны с некоторыми духовными управлениями по стране опасны, жестоки и серьезны. Мне приходилось сталкиваться с материалами по этим делам.

- Насколько муфтият Татарстана близок правительству республики? Он не играет роль этакой "РПЦ" при Казанском руководстве?

- Предыдущий муфтий был очень близок Ментимеру Шаймиеву. А избрание нынешнего муфтия, повторю, сопровождалось громким скандалом. Против него выступили много людей, которые были далеко не салафитами и ваххабитами. Более того, они негативно относятся к разного рода ваххабистским проявлением в исламе.

Мне кажется, что наступают большие перемены. И демократизация коснется, в том числе, и исламского пространства Татарстана. Выросло целое поколение, которое хочет быть законопослушными гражданами, мусульманами, татарами, оно с уважением относится к своему народу, но которое совершенно не хочет никак участвовать, например, в схемах избрания муфтия или распределения денег на хадж. Достаточно сделать финансовую деятельность всех муфтиятов открытой для верующих, через ревизионные комиссии и соответствующие институты, и количество так называемых "терактов" и убийств резко сократится. Я вообще подозреваю, что многие убийства религиозных деятелей в последнее время, как в Дагестане, так и в Татарстане, - это не следствие террористической деятельности их политических оппонентов, а следствие криминальных разборок из-за больших сумм.

Беседовал Константин Петров