Урал разорен и голодает

Рабочие протесты на Урале – это не вспышки недовольства из-за проблем на отдельных предприятиях, а следствие депрессивной ситуации в промышленности. Произвол собственников и безразличие властей только усиливают социальную напряженность.

Голодовка становится негативным «трендом» промышленного  Урала. В начале осени голодали сотрудники предприятия «Автомобили и моторы Урала» (АМУР), Верхнесинячихинского металлургического завода, Богословского алюминиевого завода. Работники шахты «Красная шапочка» в Североуральске объявили забастовку. Акции завершились частичной победой протестующих, которые добились начала выплат задолженностей по зарплате (на АМУРе и ВСМЗ), обещаний модернизации и сохранения предприятия (БАЗ), повышения зарплаты («Красная шапочка»).

Рабочие протесты на Урале – это не вспышки недовольства из-за проблем на отдельных предприятиях, а следствие депрессивной ситуации в промышленности. В октябре о готовности прибгнуть к отказу от пищи заявили сокращенные работники обанкротившихся Режевского механического завода и Лобвинского лесоперерабатывающего комбината в Свердловской области. Требования – погашение долгов по заработной плате. В соседней Перми 21 октября голодовку объявили работники абразивного предприятия. Требование то же – вернуть задолженности по зарплате.

Хотя в начале 2000-х годов Пермскую и Свердловскую области развели по разным федеральным округам, проблемы у двух уральских регионов схожи. Часто задолженности по зарплатам возникают в результате банкротств предприятий. Причины могут быть как объективными – из-за экономических трудностей, так и «беспредельными» – из-за махинаций собственников. Нередко кризисные явления переплетаются с произволом владельцев.

В 2011 году в арбитражный суд Свердловской области в связи с банкротством обратились 849 предприятий либо их кредиторы. В первой половине 2012 года – 527. По данным прокуратуры, в сентябре в регионе насчитывалось 68 предприятий-должников, имеющих задолженности перед работниками на общую сумму в 409 млн рублей. Выплаты заработанных денег ожидают 8 тысяч уральцев. Лидером по долгам оказался Екатеринбургский мясокомбинат (49 млн руб.).

На заседании совета безопасности Свердловской области в середине сентября уполномоченная по правам человека Татьяна Мерзлякова констатировала, что безденежье работников поддерживается недобросовестными владельцами предприятий. Омбудсмен привела пример трехлетней давности, когда угроза ареста вынудила топ-менеджера Кушвинского электромеханического завода найти 9 млн рублей для расчетов с рабочими. «Достал из кармана и рассчитался. Я уверена, что и у других есть деньги, ведь отели они покупать могут. Просто в СИЗО я только одного видела», – заметила Мерзлякова.

По словам омбудсмена, прокуратура и полиция не могут либо не хотят принимать меры в отношении нерадивых собственников. Хотя правоохранители на все лады склоняют имя формальной владелицы Екатеринбургского мясокомбината и Лобвинского гидролизного завода, перед работниками которых накоплен огромный долг, но никаких претензий предъявить не могут. Сама собственница Елена Копытова, по слухам, просочившимся в СМИ, живет в Испании и на Урал, решать проблемы земляков, не торопится.

Согласно федеральному закону о банкротстве, требования по оплате труда и выплате выходных пособий удовлетворяются лишь после завершения расчетов с кредитными и налоговыми организациями, после удовлетворения внеочередных требований по текущим платежам. «На деле это означает, что организациям-банкротам после обязательных первоочередных выплат рассчитываться с работниками уже просто нечем. Это нарушение прав не только работников, но и членов их семей, поскольку обычно зарплата работника – единственный источник дохода его семьи», – напомнила Татьяна Мерзлякова. Многочисленные обращения правозащитников к законодателям, правительству, президенту РФ с предложениями пересмотреть такую систему, остались неуслышанными.

Последние десять лет Режевский механический завод специализировался на производстве компонентов для Автоваза, АМУРа, Шадринского автоагрегатного завода. Вопрос о закрытии РМЗ встал в марте этого года из-за сокращения заказов на продукцию. Заводчан перевели на трехдневный режим работы, потом они стали работать по два дня в неделю. Затем предприятие объявили банкротом и ввели конкурсное управление. В июле литейный цех был расформирован, сокращению подверглись также работники заводоуправления. По словам бывших работников завода, прежде чем остановить литейное производство, горе-хозяева вывезли все, что можно, вырезали даже металлические конструкции, так что литейщики опасались, что цех рухнет. После этого необходимое для остальных производств литье стали привозить из Белоруссии.

Общее число уволенных на РМЗ – 98 человек. У всех на руках есть судебное решение – выплатить долги по зарплате и положенные при сокращении компенсации. Однако до сих пор судебные приставы не могут вручить эти постановления руководству предприятия, и люди уже несколько месяцев сидят практически без средств к существованию. Лишь изредка им в рамках погашения долга со счетов завода перечисляют по 500 рублей. Общая сумма задолженности составляет более 9 млн рублей. «Нас назвали людьми второго сорта, поскольку мы уже не работаем, прибыль не приносим, а значит, и деньги нам будут выдаваться в последнюю очередь», – процитировала слова уволенных рабочих местная газета «Режевская весть».

В случае с Лобвинским лесоперерабатывающим комбинатом уже возбуждено уголовное дело по ст. 196 УК РФ (Преднамеренное банкротство). О намерении начать голодовку бывшие работники Лобвинского ЛПК говорили еще в сентябре. Почти за полгода с момента остановки предприятия им так ничего и не выплатили, а в конце лета стало известно о банкротстве юридического лица – ООО «Лесоперерабатывающий комбинат «Урал-Лобва». Теперь рабочие называют дату начала акции протеста: 1 ноября.

«У людей нет денег: растут долги за коммунальные услуги, нет денежных средств на покупку дров для отопления печей (большинство работников живут в неблагоустроенных домах), нет возможности купить детям зимние вещи, нет средств для покупки медикаментов и получения квалифицированной медицинской помощи», – говорится в заявлении лесопереработчиков.

Работники Пермского абразивного завода требуют выплаты долгов, накопившихся с 2010 года. Завод был признан банкротом в феврале 2011 года. С мая 2011 года сотрудники ПАЗ работают на том же оборудовании, в том же производственном корпусе, по тому же адресу, но под другим названием – ООО «Завод «Торгмаш», учредителем которого является прежний собственник. «Для нас, работников завода, ничего не изменилось, кроме невыплаченной заработной платы в размере 7 млн рублей. На наше письменное обращение о погашении задолженности по заработной плате учредитель не ответил. Наши права на получение заработной платы при банкротстве предприятия оказались никак не защищены», – говорилось в заявлении трудового коллектива еще год назад. А воз и ныне там.

28 сентября работники  завода первый раз объявили  голодовку, потребовав выплаты задолженности. 29 сентября губернатор края Виктор Басаргин лично попросил рабочих прекратить акцию, пообещав выплатить заработанные деньги. С 6 октября вроде бы началась выплата реестровой задолженности за август-сентябрь 2010 года. Однако основная задолженность в размере 6,1 млн рублей, возникшая за период с ноября 2010 года по апрель 2011 года, рабочим так и не выдана. Срок обещания истек. Утром 21 октября активисты возобновили бессрочную голодовку. Акция через веб-камеру транслируется в Интернет.

Произвол собственников, безразличие властей и не защищающая работников законодательная система - все это становится причиной стабильной социальной напряженности на просторах рабочего Урала.
 
Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Рабочие уральского метзавода не готовы прекращать голодовку за «500 рублей»