Россия на «Хромой лошади»

С момента пожара в пермском клубе «Хромая лошадь», унесшего жизни 156 человек, прошло ровно три года. Однако практика показывает, что самая страшная трагедия за всю постсоветскую историю мало чему научила чиновников, бизнес и самих граждан.


© Ura.ru

С момента пожара в пермском клубе «Хромая лошадь», унесшего жизни 156 человек, прошло ровно три года. Однако практика показывает, что самая страшная трагедия за всю постсоветскую историю мало чему научила чиновников, бизнес и самих граждан.

С пророческих слов шоумена «Хромой лошади» «Господа, мы горим!» пошел счет жуткого мартиролога: 156 человек погибших непосредственно в результате пожара, плюс родственники, умиравшие потом от горя из-за смерти своих детей — погибали-то в основном молодые. У людей, отдыхавших в ночном клубе, шансов спастись не было. Крохотные окна под потолком не пропустили бы даже мышь, главный вход за считанные секунды оказался забит людьми, а о запасном выходе никто не знал, да и через него было не пробраться из-за куч хлама. Люди задыхались от ядовитого дыма, а со всех сторон на них падал расплавленный пластик. Потом уже были продемонстрированы потрясающие кадры: на многих столах необгоревшими оказались бумажные салфетки. Значит, около сотни человек в первые же минуты убил не огонь, а смертельный дым.

Даже видавшие виды медики Ожогового центра петербургского НИИ скорой помощи им.Джанелидзе, куда экстренно были переправлены самые тяжелые пермяки, говорят, что это были «запредельно тяжелые больные».

«У всех пациентов из "Хромой лошади" были тяжелейшие термоингаляционные поражения внутренних органов, в первую очередь легких, — говорит заведующий Ожоговым центром НИИ им. Джанелидзе Константин Крылов. - То есть легкие попросту сожжены огнем и той химической дрянью, которой пришлось дышать людям. У всех — тяжелейшие отравления окисью углерода. Карбоксигемоглобин — соединение гемоглобина с окисью углерода, образующееся при отравлении ею и делающее невозможным перенос кислорода в ткани — достигало 30 и более процентов. Только такое отравление без учета сопутствуюших травм, ожогов, сепсиса, ожогов дыхательных путей — это уже 15-20% официальной, многократно научно подтвержденной летальной статистики… Плюс каждая из травм — свой серьезный процент летальности».

Из 18 пациентов, поступивших в НИИ им.Джанелидзе из Перми, умерли 7 человек. 11 выживших из 18-ти поступивших — это хороший результат. Врачи редко употребляют слово "безнадежен", но в нашем случае про большинство этих пациентов можно было сказать именно так.

«Многие из наших пациентов и сейчас приезжают к нам за консультацией или на реконструктивные операции, - рассказал «Росбалту» Константин Крылов. - Кстати, для всех наших ожоговых пациентов эти операции и даже лечение в санатории в Лоо бесплатны, хотя лечение ожоговых больных безумно дорогое. За таких платят территориальные фонды ОМС, а мы, в свою очередь, стараемся подбирать такие препараты, которые бесплатны для больного. Только в том случае, если пациент хочет какой-то особенной пластики или лечения, он должен платить из своего кармана».

Между тем никаких компенсаций на лечение от хозяев «Хромой лошади» пострадавшие не получили. Владельцы клуба давно расписали имущество между «своими», чиновники и вовсе избежали какой-либо ответственности.

Судебные слушания по делу «Хромой лошади» идут и по сей день. Судят владельца клуба, исполнительного директора, арт-директора, пиротехников и трех инспекторов госпожнадзора. Еще одному совладельцу, Константину Мрыхину, в мае 2012 года суд присудил 6,5 лет колонии общего режима. Но самое страшное, что какая-нибудь очередная «лошадь» может «захромать» в любой момент.

После пермской трагедии прокуратура России инициировала проверки во всех учреждениях и организациях, где может находиться большое количество людей. В первую очередь проверялись увеселительные заведения, где всегда найдутся любители «зажечь». Например, только в Петербурге за декабрь 2009-го было проведено 359 проверок в развлекательных заведениях, выявлено более 2000 нарушений. К административной ответственности привлечены 90 физических лиц и 169 юридических. Суды вынесли 26 постановлений о приостановке деятельности клубов на различные сроки — от 30 до 90 суток.

По итогам проверки МЧС России опубликовало "черные списки", в которых на территории страны только развлекательных заведений, подлежащих немедленному закрытию из-за вопиющих нарушений правил противопожарной безопасности, оказалось более 300. Больше всего нареканий вызвали предприятия Москвы, Уральского федерального округа, Дальнего Востока, Приволжья и Санкт-Петербурга. В одной только столице были на различные сроки закрыты 106 объектов.

Тогда условную «хромую лошадь» превентивно погасили, а что потом?

«А ничего, - говорят представители МЧС. - Те громкие проверки в конце 2009 года были инициированы прокуратурой. Заведения проверили, через положенный срок проверили выполнение указанных требований, и — все. По пресловутому ФЗ №94 закону мы не имеем права проверять даже «рецидивистов» чаще, чем раз в 3 года, а на деле получается еще реже. Предприятию достаточно сменить одну букву в названии, и формально это — уже другое юрлицо. Значит, еще 3 года беззаботной жизни. Оказывается, переоформить документы и зарегистрировать новый статус проще, чем выполнять указания надзорных органов».

Ругают проверяющих, ругают бизнесменов, ругают законодательство. Мало проверяют — разгильдяи и бездельники, часто проверяют — взяточники. Прокуратура и суд инициируют проверки только в исключительных случаях — после громких ЧП или по жалобам. Да и то неохотно — едва ли каждое решение надзорных органов предприниматели обжалуют. Например, сейчас существует понятие обоснованности отступлений от нормативных актов. То есть предприниматель может доказать, что отсутствие в его заведении, например, автоматической системы пожаротушения по каким-то причинам обоснованно, то и санкций к нему никаких применено не будет. На крайний случай, всегда можно найти обходные пути — в самом прямом смысле. Так, представитель одного из институтов Петербурга рассказывал, как в его закрытое пожарными учреждение сотрудники просто ходили через черный ход.

Бизнесмены и руководители жалуются на чрезмерность требований со стороны контролирующих и проверяющих организаций. Те, в свою очередь, ссылаются на законодательство и вполне обоснованно говорят о том, что кричать «караул!», как в той же «лошади», будет поздно. При этом, по официальной оценке ГУ МЧС по Санкт-Петербургу, стандартные предписания о нарушениях при проверках в большинстве случаев включают около 15 основных требований. Средний процент выполнения предписаний составляет 80%, 15% предприятий и организаций можно назвать отличниками — они выполняют все требования. Остальные 80% работают на «троечку», и как минимум 5% надо закрывать незамедлительно.

О последствиях страшных пожаров лучше всего знают спасатели и врачи. Однако доктор Константин Крылов считает, что все-таки выводы после той трагедии были сделаны.

«По крайней мере, последние 3 года к нам не поступило ни одного пациента из какого-нибудь «зажигательного» клуба или ресторана. Примечательно, что впервые за 3 года нет и ни одной Снегурочки, только парочка пьяных Дедов Морозов, вспыхнувших со всем своим антуражем. А раньше ни одного декабря не обходилось без сгоревших на «елках» Снегурочек и Зайчиков», - говорит врач.

Крылов также замечает, что стало гораздо меньше жертв петард и прочей новогодней атрибутики.

«Тут мы должны поблагодарить МЧС и журналистов за ту активную кампанию, которая развернулась против пиротехники после «Хромой лошади», - говорит доктор. - И хорошо, что телевидение показывало страшные последствия этих травм, а пишущие журналисты не уставали «долбить» население про опасность фейерверков и петард. Тут такой случай, когда народ надо элементарно напугать — иначе ничего не подействует».

Ожоговые больные — самые тяжелые пациенты из всех возможных. Корреспондент «Росбалта» видел пермяков в Ожоговом центре, это действительно страшно (репортаж из больницы 2009 года читайте здесь). Юные девушки без ушей и носов — они сгорели, неспособные дышать, говорить и даже плакать, с голым мясом без кожи на «плавающих» кроватях... Плюс тяжелейшие психологические травмы, ведь при всех возможностях современной медицины вернуть молодость, красоту и здоровье ожоговым больным не удастся уже никогда.

«И все равно за год к нам традиционно поступают около 1000 больных, в ожоговую реанимацию — около 400-500, - говорит Константин Крылов. - В основном виноват алкоголь, но надо понимать и то, что даже от законопослушных трезвенников, решивших сходить на праздник в какой-нибудь клуб или сводить детей на елку, все равно мало что зависит — как их будут развлекать, решают ведь не они».

Пожарные и представители других надзорных органов давно просят ужесточить законодательство в плане проверок — по крайней мере, разрешить проверять их не один раз в три года, да и то по предварительному уведомлению, а по мере необходимости. Прокуратура не менее резонно говорит, что очень часто руководитель или хозяин просто безответственны, безграмотны и элементарно не знают, что и как надо делать. Суды ссылаются на загруженность и невозможность присуждать нарушителям реальные штрафы, способные раз и навсегда заставить пресечь бардак и беспредел. Бизнесмены кивают на коррупционный момент и уверяют, что они вполне способны самостоятельно создать нужные условия для безопасного функционирования, а все остальное пусть решает рынок — в плохое место гость не пойдет.

Однако пока алчность и коррупция перевешивают на чаше весов сгоревшие «Хромые лошади», утонувшие «Булгарии» и разбившиеся самолеты.

Марина Бойцова