Суды против угольного магната Нусенкиса

Спор между Виктором Нусенкисом и его бывшими партнерами приближается к финалу. Как сообщают СМИ, на внеочередном собрании акционеров, скорее всего, будет полностью заменен подконтрольный Нусенкису менеджмент ЗАО «МПО «Кузбасс».


© 23.mvd.ru

Спор между угольным магнатом Виктором Нусенкисом и его бывшими партнерами Виктором Васильевым и Костасом Папунидисом приближается к кульминационной точке: 26 февраля в Кемерово состоится внеочередное собрание акционеров, на котором, скорее всего, будет полностью заменен подконтрольный Нусенкису менеджмент ЗАО «МПО «Кузбасс» - группы, которая владеет рядом угольных шахт и других предприятий в Кузбассе. После чего и сам угольный магнат рискует перейти в разряд «бывших»: собрание акционеров стало возможным после целого ряда судебных решений, подтвердивших право компаний Salesi Investments Ltd (Кипр) и Indtek Finance B.V. (Нидерланды), действующих от имени Васильева и Папунидиса, на 65% акций ЗАО «МПО «Кузбасс». В это же время тем, как 65% акций МПО оказались выведенными в пользу контролируемого Нусенкисом ООО «Интерконсалтинг», заинтересовались кемеровские следователи. И, видимо, это не последняя попытка Нусенкиса спрятать активы от других совладельцев.

Только личное, никакого (совместного) бизнеса

Последний виток разбирательств можно считать логическим завершением российского этапа карьеры угольного предпринимателя Нусенкиса, после того как он перебрался в РФ из Украины в начале 2000-х. Настоящие причины бизнес-эмиграции никогда не назывались, в качестве формального повода в СМИ фигурировали только якобы имевшие место разногласия с Киевской епархией РПЦ.

Впрочем, украинские аналитики отмечали, что причины нужно искать в другой плоскости: построение угольного концерна проходило не без эксцессов, традиционно сопровождающих первоначальное накопление капитала. А среди пострадавших оказались не только шахтеры, но и крестьяне: создание подконтрольного Нусенкису «земельного банка» шло «по-живому», в том числе по выделенным паям бывших колхозников, которые не очень стремились вступать в новую «общину». Якобы, опасаясь уголовных последствий, магнат и поспешил отбыть из страны вместе с семьей, благо за «ересь» последние несколько столетий никого не преследуют. После отбытия Нусенкиса в известном направлении управление бизнесом на Украине как раз и осуществляли Папанидис и Васильев, которого подконтрольные Нусенкису менеджеры пытаются представить как одного из чиновников, с которым был знаком их патрон. В пользу версии о том, что Васильев именно что стоял у истоков совместного бизнеса, кроме документальных свидетельств, имеются и косвенные: двое бизнесменов совместно перечисляли деньги на благотворительность и социальные программы.

Васильев, впрочем, был вынужден на время отойти от участия в бизнесе в связи с занятием должности генпрокурора Украины. Папанидис же контролировал совместное имущество в качестве управляющего трастом, бенефициарами которого выступали все совладельцы активов. Строительство нового бизнеса фактически на пустом месте начать без местных, российских партнеров было практически невозможно, и они появились: как писал «Форбс», бывший совладелец шахты «Заречная», основного добывающего предприятия МПО, Валерий Зубарев, у которого было 30% акций, помог консолидировать контрольный пакет. Но когда возник вопрос о совместной собственности, Зубарев денег не получил. В 2003-м, незадолго до открытия нового перерабатывающего предприятия, базировавшегося на угольных активах, Нусенкис предложил ему продать пакет. По словам Зубарева, вместе с техническим директором Виталием Харитоновым они владели 49% акций. Такую же долю в горно-обогатительном комбинате «Спутник» он лично контролировал через кипрскую компанию своего зятя. Харитонов сразу же согласился продать свой пакет, а Зубарев отказался. Тогда Нусенкис вызвал Зубарева в Москву. «Ты великолепный организатор, производственник, но мы так решили, акции должны быть у нас», - передает слова Нусенкиса Зубарев. Он не согласился. Четыре часа длился этот разговор, но Зубарев был непреклонен. Под конец Нусенкис крепко рассердился и пригрозил: «Я вокруг тебя сделаю круги». Как выяснилось позже, под «кругами» подразумевалась зона отчуждения, созданная благодаря административному и частично коррупционному ресурсу, когда контрагенты один за другим стали отказываться от исполнения своих обязательств, а правоохранительные и налоговые органы внезапно стали проявлять особое рвение.

Впрочем, управляющий активами Нусенкиса Александр Стариков придерживается другой версии этих событий: якобы в свое время Нусенкис просто подарил пакет акций Зубареву как менеджеру по доброте душевной, потом передумал и решил выкупить обратно, причем заплатил цену, названную Зубаревым, а тот отплатил черной неблагодарностью.

Однако такая версия явно противоречит фактам и стилю ведения бизнеса Нусенкиса: по данным «Форбс», сегодня долей нет ни у директора шахты «Покровская» Леонида Байсарова, ни у самого Старикова, который с 1992 года был топ-менеджером компании и продал свою «Волгу» ради первых инвестиций в концерн «Энерго», головное предприятие, объединяющее практически все активы Нусенкиса, Васильева и прочих партнеров на Украине.

Ситуация с партнерами, неожиданно для себя оказавшимися на правах «халявщиков», в истории наращивания активов промышленной империи Нусенкиса повторялась не раз. Так случилось с Александром Козадоем, бывшим генеральным директором одной из шахт в Донбассе, являвшейся структурным подразделением концерна «Энерго». Как и во многих других случаях, Нусенкис с ним не рассчитался за продажу доли в совместном бизнесе.

Разыскивается предприятие

Ситуация приняла новый, неприятный для Виктора Нусенкиса оборот, когда уже наработанную схему решили применить не к полностью зависимым от него менеджерам-контрагентам, а к полноценным партнерам. Успешное отстаивание Геннадием Васильевым своих интересов в судах доказывает, что подход «на бога надейся, а сам не плошай», оказывается, применим и к нормам английского права. Именно четко прописанная структура распределения собственности между партнерами позволит признать ничтожными сделки, в результате которых уже упомянутая доля в 65% МПО отошла непонятно откуда возникшей фирме-прокладке, подконтрольной лично Нусенкису.

Судебные решения следуют одно за другим: в конце 2012 г. кипрские суды дважды подтвердили наложение ареста на все оспариваемые активы в России, на Украине и в зарубежных юрисдикциях, а суды в Кемерово поддержали это решение. В середине февраля окружной суд Никосии вынес адресный запрет Виктору Нусенкису совершать любые сделки с собственностью под угрозой уголовного преследования.

После отказа менеджмента ЗАО «МПО «Кузбасс» предоставить реестр акционеров для выяснения обстоятельств манипулирования акциями само предприятие было объявлено в розыск ввиду невозможности установить фактическое местонахождение – и его самого, и его генерального директора Виктора Шевцова. А буквально через несколько дней Рудничный межрайонный следственный отдел по городу Кемерово возбудил уголовное дело по факту злоупотребления полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации – все в том же МПО. То есть «круги» сужаются уже в обратном направлении: за судебными решениями вырисовывается тенденция, которая не сулит ничего хорошего нынешнему менеджменту временно контролируемых Нусенкисом компаний.

На фоне всего происходящего проявился новый фактор: в феврале интернет-издания заполонили сообщения о якобы имевших место попытках действующего президента Украины Виктора Януковича захватить угольные предприятия Кузбасса. В СМИ в России и на Украине появился ряд публикаций, позиционирующих выяснение рейдерского вывода предприятий (уже упомянутая пропажа реестра акционеров и невозможность установить его местонахождение) чуть ли ни в плоскости геополитического противостояния двух стран. Вряд ли кто-то всерьез может считать, что объем бизнеса «Заречной», являющейся отнюдь не самым крупным угольным предприятием региона, может стать рычагом давление на межгосударственном уровне. Между тем, источники в украинском МИДе неофициально подтверждают, что уже занялись оценкой ситуации: если будет выявлена попытка провокационных действий частных лиц, может последовать реакция на межгосударственном уровне.

Одновременно звучат призывы к трудовым коллективам шахт и обслуживающих предприятий в Кузбассе принять участие в несанкционированных митингах и несогласованных забастовках. По всей видимости, с целью предотвратить восстановление легитимного реестра акционеров МПО «Кузбасс». А на ряде сетевых ресурсов внезапно были опубликованы тексты, в которых поименно названы судьи, вынесшие правомочные решения в пользу оппонентов Виктора Нусенкиса.

Если отбросить в сторону абсурдные теории заговора с участием высших лиц дружественных России государств, все равно остается странное совпадение: шквал материалов абсолютно совпал по времени с проигрышем команды Нусенкиса в судах своим бывшим – и, очевидно, будущим – партнерам. Притом что никто в этой ситуации не решается называть конкретных заказчиков кампании, очевидно: попытки втянуть шахтеров в регионе губернатора Амана Тулеева в конфликт хозяйствующих субъектов могут свидетельствовать о полной беспринципности и, в определенно мере, отчаянии одной из сторон. В России тактика «выжженной земли» редко встречает понимание как в бизнес-сообществе, так и во властных структурах. Обычно такая земля очень быстро находит нового собственника, готового сеять что-то, кроме ветра.

Хотя возможности «сеять» новое у команды Нусенкиса в обозримом будущем будут сильно ограничены: как сообщил ряд изданий, в понедельник, 18 февраля, на бизнесмена судом Никосии (Кипр) наложен запрет проводить любые операции с контролируемыми им активами. Вплоть до завершения всех разбирательств в российских и иностранных судах.

Источник – ИА «ИнтерРайт»