Горячий северный темперамент

В Сургуте размещают спецподразделение ОМОН для отражения миграционной угрозы. Между тем критики региональной власти считают, что чиновники своей непродуманной политикой в отношении мигрантов уже создали проблемы, которые силовым способом не решить.


© Фото Дениса Гольдмана

Губернатор Югры Наталья Комарова заявила о необходимости дополнительных мер по противодействию терроризму, экстремизму, нелегальной миграции и наркоторговле. Ситуация с преступностью, миграцией и экстремизмом в этом сибирском регионе действительно далека от идеальной, а в будущем, вероятно, ухудшится.

«На 2014 год запланирован вывод американского  контингента войск из Афганистана, в связи с чем прогнозируется общее ухудшение ситуации в области безопасности в Центрально-азиатском регионе. В результате мы можем получить неконтролируемый рост наркотрафика, трансграничной преступности, подрывной деятельности радикальных группировок, волну беженцев и мигрантов, отголоски чего способны достичь границ нашего автономного округа», – сказала Комарова.

Губернатор призвала отладить систему мониторинга транспортных средств, пересекающих границы Югры, подумать об оснащении постов ГИБДД и транспортной полиции досмотровым оборудованием для выявления наркотиков, оружия и взрывчатки. «Мы должны быть полностью уверены в том, что гости с юга, которые прибывают к нам в регион, не несут с собой угрозы для жителей Югры», – заявила глава региона.

На совещании с силовиками было предложено создать спецподразделение полиции отряда мобильного назначения (ОМОН) с базой дислокации в Сургуте. «Необходимость в силовом прикрытии крупнейшего города автономного округа и ворот Югры очевидна, особенно в свете всех последних событий, а также в свете всего того, о чем я сказала чуть выше. Жесткие вызовы требуют принятия жестких мер», – считает Комарова.

Привязка ситуации в российском регионе к событиям в далеком Афганистане не случайна. По мнению руководителя Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раиса Сулейманова, после ухода войск США Афганистан будет экспортировать террористов в СНГ. Как считает эксперт, Афганистан превратится в то, чем он был при талибах до 2001 года. Тогда значительная часть российских исламистов отправлялась в Афганистан для прохождения боевой и идеологической подготовки. Там развернуло свою деятельность бандформирование «джамаат Булгар», которое объединяло выходцев из Поволжья, присоединившихся к талибам. К татарам из бандформирования «джамаат Булгар» потом примкнули и уйгуры, и кавказцы, тоже проходившие боевую подготовку в Афганистане.

«Опасность заключается в том, что если Афганистан вновь окажется под властью талибов, то его территория опять превратится для всех «джихадистов» России в один большой тренировочный лагерь. Можно вспомнить, что когда американцы вошли в Афганистан, то члены «джамаата Булгар» стремились вернуться в Поволжье и тут устроить теракты», – отметил Сулейманов.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин тоже считает, что России следует ожидать усиления религиозного экстремизма. «Многие ответственные люди понимают, что после того, как будет уничтожена Сирия, придет очередь не Ирана, как думают поверхностные наблюдатели, а придет очередь России. «Исламское поле» для этого в России сформировано полностью. Оно обладает не только собственными боевиками, но и собственными юристами, пиарщиками, коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов, которые будут обеспечивать должную защиту боевикам», – считает эксперт.

Если взглянуть на карту, Ханты-Мансийский округ находится строго на север от Афганистана. Но то, что будущей  угрозой озаботились именно в  Ханты-Мансийске, объясняется не только этим географическим фактором. Большинство населения ХМАО – русские, но и мусульманская часть весьма заметна. Представителей народов, традиционно исповедующих ислам, в регионе, согласно переписи 2010 года – свыше 16% населения. И это только официально, не считая скрывающихся нелегалов. Большинство мусульман – это представители поволжских народов, татары и башкиры, но немало и среднеазиатов и кавказцев. Если согласно переписи 1979 года в ХМАО жили 94 таджика, то в 2010 году их стало почти 10 тысяч. Если в 1979 году в округе жили 269 чеченцев, то спустя 30 лет их насчитывается уже почти 8 тысяч. В округе есть целые поселки, где население уже большей частью состоит из мигрантов. А ведь именно мигранты-мусульмане являются рекрутской базой для эмиссаров религиозных радикалов.

Ханты-Мансийский округ – это  нефтедобывающий регион, в котором «крутятся» большие деньги. Это обстоятельство привлекает из других российских регионов и среднеазиатских республик не только работяг, едущих зарабатывать «трудовую копейку», но и криминал, ищущий возможностей поживиться.

Критики региональной власти считают, что чиновники своей непродуманной миграционной политикой сами создали проблемы, которые еще аукнутся жителям ХМАО. Создание нового отряда ОМОНа в этом свете выглядит попыткой тушить разогреваемый пожар, вместо его профилактики. В регионе в последнее время уже не раз вспыхивали драки между местными жителями и мигрантами, а также между разными группами мигрантов. ОМОН, вероятно, будет предназначен для того, чтобы в случае очередной драки какую-нибудь из сторон отмутузить дубинками. Понятно, что это – вовсе не решение проблемы.

Культурные различия между людьми разных национальностей могут приводить к бытовым конфликтам, которые получают национальную окраску. В «мутной  воде» орудуют религиозные радикалы, которые стремятся облечь конфликты в религиозно-политическую оболочку.

Так, 13 апреля полиция Сургута предотвратила массовую драку, задержав у одного из торговых центров 180 вооруженных людей. Сотрудниками полиции были изъяты травматическое и пневматическое оружие, гладкоствольное ружье, обрез ружья, биты, молотки, железные трубы, спортивные снаряды и хозяйственные вилы.

Спустя несколько дней полицейские Сургута задержали более 160 вооруженных участников автомобильной колонны, подъезжавшей к городу со стороны Нефтеюганска. Колонна состояла из 90 автомобилей, в них полицейские обнаружили большое количество бит, несколько травматических пистолетов и ножи.

29 апреля в Ханты-Мансийске произошла массовая драка у здания управления Федеральной миграционной службы. Как сообщали очевидцы, в ней участвовали до 300 человек. Согласно полицейскому расследованию, драка началась, когда мигранты не поделили место в очереди.

Ночью 9 июля в Нижневартовске произошла драка, в которой приняли участие молодые уроженцы Северного Кавказа и выходцы из Средней Азии. По словам очевидцев, в драке применялось оружие. По информации окружного управления МВД, в ту ночь полицейские задержали 20 человек.

Спустя почти сутки драка с участием уроженцев Азербайджана и Дагестана произошла в Сургуте на рынке «Аксания». Там возник конфликт, который перерос в побоище со стрельбой. Незадолго до этого каждая сторона успела позвать на помощь своих друзей и знакомых. В результате двое участников с пулевыми ранениями были доставлены в больницу.

Помимо «бытовых» драк с этнической окраской происходят инциденты, имеющие религиозную подоплеку. Самым громким случаем стало избиение прихожанином мечети престарелого священнослужителя 14 января. «Молодой человек, который избил семидесятилетнего помощника имама, был известен как приверженец радикального течения. Он после вечернего намаза зашел в комнату имама, оскорбил его разными словами, обвинив, что у него неправильная акыда – вероучение, и что после намаза не следует читать Коран. Таким образом, произошла ссора, в результате он имаму разбил нос, ударив по нему несколько раз. Когда это заметили прихожане, он успел убежать… Нам было известно, что он из Дагестана, приверженец радикального течения, несколько раз пытался проповедовать, вести уроки», – рассказал тогда муфтий ХМАО Тагир Саматов.

На фоне такой картины действия властей выглядят несуразно. Сначала чиновники, под разговоры о всеобщей толерантности, создают  проблемы: закрывают глаза на миграцию нелегалов, создание и закрепление в городах этнических диаспор и на практически открытую работу религиозных радикалов-эмиссаров. Потом, когда обнаруживается, что никакой толерантностью и не пахнет, они надеются удержать ситуацию, увеличив количество людей в форме и с дубинками.

Но если проиграна война за умы молодого поколения, головы которого напичканы национализмом и радикальной религиозной шелухой, то звать на помощь ОМОН уже бесполезно.

Дмитрий Ремизов