О миграции без иллюзий

Страхи россиян насчет «нашествия мигрантов» не подтверждаются данными исследования, согласно которым большинство приезжих из стран СНГ собираются вернуться на родину. Лишь 14% заявили, что хотят остаться в России.


© Фото Александра Калинина

Реальные факты всегда важнее и интересней наскоро слепленных мифов. Особенно мифов, порождающих ксенофобию и фашистские настроения.

Вероятно именно поэтому недавнее заседание Общественно консультативного совета (ОКС) при УФМС города Москвы, на котором было презентовано исследование «Миграционная ситуация в Москве и Московской области: реальность против мифологем», собрало весьма многочисленную аудиторию.

Исследование было проведено фондом развития международных связей «Добрососедство» при поддержке Института общественного проектирования. Было опрошено 700 трудовых мигрантов. Выборка из этого числа составила 456 респондентов. Примерно по 150 человек из Киргизии, Узбекистана, и Таджикистана.

Учитывая, что всероссийские опросы обычно охватывают около 1600 человек, исследование рассчитанное только на Москву и область, можно считать вполне репрезентативным.

Что же оно показало?

Более 80% опрошенных мигрантов, отвечая на вопрос о причинах приезда в Россию, назвали получение работы. 9% заявили, что приехали для того, чтобы воссоединиться со своей семьей и лишь 3,2% хотели начать собственный бизнес.

Вопреки широко распространенным в России представлениям о том, что к нам едут бедные, опрос показал, что в массе своей, те, кто едут в РФ на заработки, отнюдь не были люмпенами в своих странах.

На просьбу определить свое социальное положение в том обществе, откуда они выехали, если представить его в виде лестницы с девятью ступенями, лишь 2,2% опрошенных определили свое место на первой, самой низкой, его ступени. Стоявшими себя на второй ступени общественной иерархии своих стран считают 9%. Еще 23,4% заявили, что они находились на третьей ступени. Однако больше 60% определили свое место на уровне четвертой, пятой и шестой ступеней. К седьмой отнесли себя около 3%. Число же тех, кто определил свое место на родине на уровне высших восьмой и девятой ступеней стремится к нулю.

Таким образом большинство прибывающих в Россию из Средней Азии — это, конечно, не богачи, но и не нищие, а люди среднего достатка. Обычно на родине у них есть жилье и небольшой клочок земли. Главная проблема, толкающая их к выезду в РФ - отсутствие дома работы и, как следствие, живых денег.

Опрос также показал, что большинство мигрантов (62,4%) работают без официально оформленного с работодателем договора. Такой документ имеют лишь 31%. По словам презентовавшего доклад руководителя этого исследования Александра Гаспаришвили, эти цифры коррелируют с данными, которые выдает ФМС.

Весьма показательны ответы мигрантов на вопрос, «собираетесь ли вы вернуться на родину?». Абсолютное большинство (76%) ответили на этот вопрос утвердительно и лишь 14% сказали, что хотят остаться. Около 10% затруднились с ответом.

О чем это говорит? О том, что весьма распространенные страхи москвичей и россиян о том, что вся Средняя Азия спит и видит, как бы навсегда перебраться в Москву и Россию — очередной миф массового сознания.

С другой стороны, это объясняет и низкую степень интеграции приезжих. Зачем интегрироваться, если все равно собираешься вернуться?

В то же время мы прекрасно знаем, что даже тем мигрантам, кто хотел бы интегрироваться в России, сделать это весьма затруднительно.

Опровергают данные этого опроса и представления об особой приверженности среднеазиатских мигрантов религиозным догматам. 36,3% опрошенных заявили, что никогда не посещают религиозные мероприятия, почти 26,7 % бывают на них редко, около 24% - иногда, и лишь около 9,7% сказали, что бывают на них часто.

В свою очередь, начальник отдела Управления ФМС России по Москве Татьяна Дмитриева донесла до присутствующих цифры, по поводу которых обычно бывает больше всего слухов и спекуляций — о численности мигрантов в российской столице и об уровне преступности с их участием.

По данным УФМС, в Москве на июль 2013 года находилось 997 тыс. иностранцев. 827 тыс. из них (83%) составляют иностранные граждане из стран, с которыми у нас безвизовые отношения. То есть, в основном, из СНГ. Примерно треть из их числа в Москве это граждане Украины, Белоруссии, Молдовы, Азербайджана, Армении и Казахстана. Две трети от этого количества (около 552 тыс. человек) - граждане Узбекистана, Таджикистана и Киргизии.

За семь месяцев текущего года 370 тысяч иностранцев официально оформили разрешение на работу или патент. Остальные работали без разрешения.

Таким образом, абсолютное большинство узбеков, таджиков и киргизов, согласно данным приведенного выше исследования, не образуют здесь замкнутые национальные кварталы, живут распыленно и в абсолютном большинстве намереваются вернуться к себе на родину.

То есть, фантастическая картина, согласно которой два миллионов иностранцев (конечно же, опасных азиатов), заполонили Москву, не соответствует действительности.

Ну, и на закуску - о преступности мигрантов и вообще приезжих. По данным МВД, озвученным Дмитриевой, за 7 месяцев 2013 года в Москве было зарегистрировано 102791 преступлений. Из них приезжие (и иностранцы, и россияне из других регионов) совершили 17162 правонарушений. То есть, примерно 17% от общего числа. Иностранцами как из ближнего, так и из дальнего зарубежья совершено 7% от всех преступлений, зарегистрированных в столице за этот период.

То есть, приходится констатировать совсем не патриотический факт: 83% всех преступлений, случившихся в столице, совершили сами москвичи.

Тут вспоминаем известные слова московского градоначальника, о том, что если бы не иностранцы, то Москва была бы самым спокойным городом мира и его окрестностей...

Но, как же быть с цифрами, которые озвучивают милицейские, и не только, начальники, о том, что каждое пятое преступление в Москве совершают иностранцы и лица без гражданства? Они прозвучали и в выступлении Дмитриевой.

Дело в том в том, что 21% преступлений, совершенных в Первопрестольной иностранцами, высчитываются из «общего количества материалов, направленных в суд».

То есть, общую статистику всех зарегистрированных преступлений мы даем в абсолютных цифрах. А число преступлений, совершенных иностранцами — озвучиваем в процентах от «материалов направленных в суд». Как вам такая техника манипуляцией общественным сознанием?

Напоследок нельзя не отметить очень типичное выступление, прозвучавшее на заседании Общественно-консультативного совета при УФМС Москвы. Один из его завсегдатаев со ссылкой на некие загадочные расчеты, якобы сделанные специалистами из КПРФ, заявил, что в России уже сейчас имеется 9 млн. свободных россиян из провинции, готовых, как только страну очистят от иностранцев, поехать на работу в крупные города.

Конечно, было бы неплохо уточнить источник подобных сведений, но заметим, что даже официальные данные Минрегиона РФ говорят об обратной тенденции. В России ежегодно более чем на 1 млн. человек сокращается работоспособное население. И найти недостающие рабочие руки без привлечения мигрантов в обозримой перспективе никак не получится.

Но дело не только в этом. Россияне, которые хотели уехать из дома на поиски работы в другой регион, уже это сделали. Для того чтобы понять это, достаточно посмотреть ту же московскую статистику, представленную УФМС столицы.

На июль 2013 года в Москве проживало 9,5 млн постоянно зарегистрированных жителей. То есть, официальных москвичей.

Между тем, по данным переписи 2010 года в Москве насчитали 11,5 млн человек. Если учесть, что во время переписи считали всех, вне зависимости от прописки (собственно, такая методология соответствует международным стандартам демографической науки), и если мы из этих 11,5 млн вычтем почти миллион иностранцев, о которых говорила Дмитриева, то получается, что мы имеем в Москве еще один миллион — как раз тех самых россиян, которые в разное время рванули на заработки в столицу.

Один миллион иногородних только в Москве! А сколько тех, кто выехал работать в другие города? А рабочих рук у нас как не хватало, так и не хватает.

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.