Медицина в унитазе

Недостаток финансирования старых провинциальных больниц приводит к разрухе, но дополняется еще и наплевательским отношением медперсонала к пациентам. Равнодушие становится изуверским по отношению к тем, за кого некому заступиться.


© фото ЖЖ "Живой город"

Теракт в Волгограде ознаменовался неожиданным продолжением: пациенты, попавшие в больницы, рассказали об уровне медицинского обслуживания в провинциальной лечебнице. Вряд ли в другое время на эти жалобы кто-то обратил бы внимание, но резонанс вокруг некачественной медицины даже для пострадавших в теракте привел к увольнению главного врача больницы №7 Волгограда.

Лилия Шмиц и ее двухлетний сын Дима, ехавшие в злополучном автобусе, были госпитализированы в отделение травматологии. Посетившие их родственники возмутились тем, что пострадавшим не оказывается помощь, не проводятся обследования. У женщины в результате полученной контузии были головные боли, не слышало одно ухо. На вопросы родственников, почему Лилия до сих пор не обследована, врачи пояснили, что она якобы ни на что не жалуется.

Чем же занимались в это время медики? По словам родственников Лилии Шмиц, в это время по больнице пробегали «табуны проверяющих из департаментов». Очевидно, врачи, в связи с пристальным вниманием, которое стало уделяться больнице из-за теракта, принялись «наводить марафет». А исправлять было что: по словам родственников Шмиц, придя в больницу, они застали Лилию с сыном в коридоре. Выяснилось, что в палате, куда положили контуженную при взрыве маму с ребенком, травили тараканов.

Состояние палаты, где разместили пострадавших, также вызвало вопросы у родных Лилии. Они обратили внимание на нависающий потолок, оборванные обои и сквозняк из щелей старых рам.

Когда власти не могут предотвратить теракты, они компенсируют это демонстрацией по телевидению душещипательных сюжетов о том, как «вся страна помогает пострадавшим». Жалобы родственников Шмиц в органы власти и в СМИ грозили разрушить эту сентиментальную картину, и в итоге областные чиновники уволили главврача больницы Игоря Меркулова с должности.

Тараканы и ободранные обои, сквозняк и обваливающийся потолок – приметы не только волгоградской «семерки», но и многих других больниц российской провинции. Совсем недавно блогер Uglich-jj опубликовал подборку фотографий, показывающих ужас отечественных больничных стационаров и роддомов. Блогер поместил рассказ молодой мамы, дочь которой была госпитализирована в Кировскую областную детскую больницу. Дочка лежала под капельницей, а маме дали матрас – чтобы спать на полу.

«Лечь-то я легла, но через минуту соскочила как ошпаренная – по мне бегали тараканы! По стенам, по полу, по матрасу! Они там толпами ходят! Я попросила переложить нас на большую кровать, но ответили, что эти кровати для подростков, а для детей кровати метр на полметра. Короче, оставшееся время, пока капельницу держали, я сидела на стуле рядом и давила тараканов», – рассказала мама.

Подборка блогера заполнена фотографиями больничных палат, впритык заставленных кроватями пациентов, санузлов с проржавевшей и десятилетиями не менявшейся сантехникой.

«Этот унитаз надо демонтировать и отослать в Москву – путинскому министру Голиковой. Пускай мадам экс-министр здравоохранения (с 2013 года – председатель Счетной Палаты) поставит его у себя в квартире в мега-дорогом комплексе «Остров Фантазий» в Крылатском. Оригинально, со вкусом и на память о пребывании на посту», – иронично прокомментировал блогер фотографию из больницы башкирского Белорецка.

«Думаю, что такую больницу в Еврейской автономии Гитлер бы тоже одобрил… Если ставить своей целью сократить население на определенной территории, то медицинская помощь должна выглядеть именно так», – снабдил комментарием блогер фотографию из лечебницы в ЕАО.

«Эти больницы называют бесплатной медициной. Но она не бесплатная. По российским законам с каждого рубля зарплаты государство берет особый налог – взнос на медстрахование. Примерно 5%. Т.е. люди, чьи истории тут описаны, которые лежат с детьми в ванных комнатах, на полу с тараканами, выпрашивают стакан воды у доктора, корчась от боли – они за все это еще и платят, из своей зарплаты», – подвел итог своей фотоподборки блогер.

Недостаток финансирования старых провинциальных больниц, приводящий к настоящей разрухе, и вороватость чиновников от медицины дополняются еще и безразличным, наплевательским отношением медперсонала к пациентам. Равнодушие становится просто изуверским по отношению к пациентам, за которых некому заступиться и некому заплатить.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по части 2 статьи 117 УК РФ (истязание в отношении заведомо несовершеннолетнего) по факту жестокого обращения с маленькими сиротами в самарской больнице.

26 августа и 12 сентября в инфекционное отделение горбольницы №2 имени Семашко поступили двое малолетних детей с диагнозом «врожденный хронический гепатит С». Один из детей был воспитанником дома ребенка «Солнышко» в Самаре, второй – воспитанником специализированного дома ребенка в Тольятти. «Во время их нахождения в учреждении работниками медицинского персонала ГБУЗ СО «СГКБ №2 имени Семашко» были причинены физические и психические страдания путем систематического совершения насильственных действий, выразившихся в том числе в оставлении малолетних детей на длительное время одних, без присмотра взрослых, в закрытом помещении, в одежде, не соответствующей погодным условиям, в антисанитарийных условиях», – сообщили в СКР.

Уголовное расследование стало возможным в результате жалобы в Росздравнадзор молодой мамы Елены Корневой, которая стала свидетельницей того, как относился персонал к сиротам.

«Ребенок постоянно мочился на пол от холода, – рассказала женщина, – а в больнице действительно были проблемы с отоплением. Малыш, одетый в короткие шортики и футболку (и это при том, что мы, взрослые люди, спали в теплых спортивных костюмах и под одеялами), постоянно истошно орал. От испражнений в помещении стоял ужасный запах. Я ни разу не видела, чтобы палату Вани убирали. Повсюду на полу валялись игрушки и грязные штаны. Только днем Ваню выводили из его «камеры». Ребенок очень радовался этим счастливым минутам. Правда, их было не больше 15-ти. Затем его запирали вновь».

«Ребенка кормили только тогда, когда мамочки уже не выдерживали детского плача и искали медсестру, чтобы сделать ей замечание. Мол, ребенок голодный, да и памперсы надо менять. Медсестра, дежурившая 11 сентября 2013 года, на мой вопрос «Кормили малыша или нет?» отвечала: «Не знаю! Мне не до него!», – поведала свидетельница.

По словам Елены Корневой, она пожаловалась в надзорные органы не только от того, что была шокирована увиденным в этой больнице, но и чтобы прекратить подобные ужасы и в других медицинских учреждениях.

Многократно в СМИ поднималась тема равнодушия медиков к пациентам и халатности из-за отсутствия реального надзора, но воз и ныне там, а перемен не ожидается.

Если у вас нет денег на лечение в дорогостоящих клиниках, то придется получать медуслуги в нынешней государственной системе здравоохранения, с соответствующим уровнем. Но и там не надейтесь на бесплатную помощь: деньги будут вымогать. Иначе рискуете разделить судьбы сирот и одиноких стариков, которых никто не желает лечить «за так». Впрочем, если у вас есть деньги, тоже не обольщайтесь: «коммерсанты в белых халатах» найдут у вас такие болезни, о существовании которых вы не подозревали, и отправят под скальпель, чтобы получить оплату за операцию, которой можно было бы избежать.

Хирург Центральной клинической больницы Прасковья Мошенцова, прошедшая путь от фронтовой медсестры до заведующей отделением «кремлевки», давая интервью еще в 1998 году, заявила, что не считает современных медиков своими коллегами и не называет их «врачами». «Раньше были врачи. А сейчас… Врачи у нас перевелись!», – сказала Прасковья Мошенцова.

Возможно, утверждение прозвучало слишком безапелляционно. Не все медики – «коммерсанты в белых халатах», среди них найдется очень много людей заботливых, участливых к пациентам и при этом – профессионалов своего дела. Может быть, даже большинство. Но система, в которую они попадают, вынуждает их жить и работать по иным правилам.

Как называется у нас медпомощь? «Медицинские услуги». Не служение людям, не помощь больным, а услуги, которые, как известно, требуют шелеста купюр, а не душевного отношения…

Наверное, кому-то из высоких чиновников в Москве и в самом деле нужно послать старые разбитые унитазы в подарок из провинциальных больниц. Чтобы они узнали – во что превратилась отечественная система здравоохранения.

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Коллектив читинского роддома решил уволиться из-за низкой зарплаты