Жизнь в бочке

Жизнь в бочке

На севере страны тысячи людей живут в бочках и вагончиках - они поселились там в надежде на скорое получение жилья, но обещания властей так и остались обещаниями, а люди даже не могут устроиться на работу - нет прописки.


© admugansk.ru

В Сургуте регулярно проходят митинги жителей балков и вагончиков, требующих улучшения жилищных условий. С начала года в городе состоялось уже несколько таких акций, однако значимых результатов пока нет.

«Балки» – это слово западносибирского происхождения. В других регионах России употребляется слово «времянка». Западносибирские балки – это деревянные ящики на полозьях, или железные бочки с прорубленными окнами, или брусовые срубы без фундамента, или вагончики геологов, обшитые сайдингом.

На эти строения иногда отсутствуют технические и кадастровые паспорта.  В постановке на учет «бесхозяйного имущества» жильцам отказывают, как и в регистрации права собственности. В итоге жители балков не могут даже устроиться на нормальную работу.

«Проблема жителей балков заключается в том, что их не ставят на очередь для получения жилья, и они так и живут в балках, где нет ни водопровода, ни канализации. Они много лет терпели и все чего-то ждали. И вот в прошлое воскресенье был митинг, и в следующее воскресенье, 1 июня назначен еще один митинг», – рассказала корреспонденту «Росбалта» 1-й секретарь окружного комитета Российского объединенного трудового фронта Нина Полякова.

Условия жизни в балках отдаленно можно сравнить с условиями жизни американских бедняков в трейлерах, но с поправкой на сибирский климат.

Временное жилье массово возникало в былые десятилетия во время интенсивного освоения Севера. «Многие люди в советские времена приезжали туда на заработки, стремились устроиться на высокооплачиваемую работу, где зарплата превышала зарплату руководителей государства. При этом люди были готовы временно поселиться в малоприспособленные помещения, какое-то время потерпеть неудобства. Но предполагалось, что эти времянки на определенном этапе будут ликвидированы, а люди переселены в благоустроенное жилье. Так оно и происходило, шло мощное жилищное строительство, но в 1991 году советская власть была разрушена. Новой власти заниматься этой темой стало неинтересно, а было интересно продавать жилье за деньги», – рассказал депутат Госдумы из фракции КПРФ Вячеслав Тетекин.

Как заметил депутат, у большинства людей нет возможности купить жилье по цене 40-50 тыс. рублей за квадратный метр. «50-60 тыс. рублей в месяц – это потолок мечтаний о заработке для многих в Ханты-Мансийском автономном округе. Это сравнительно хорошие деньги, но купить жилье на них невозможно. И неудивительно, что в ХМАО насчитывается, как минимум, 10 тысяч балков. Только в Сургуте, по официальным данным, 782 помещения, которые относятся к категории балков. И негодование людей вполне объяснимо, потому что в Сургуте идет большое жилищное строительство, растут новые кварталы, стоят башенные краны, а люди как жили в этих неприспособленных времянках, так и живут», – констатировал Вячеслав Тетекин.

Предел терпению сургутских обитателей балочных поселков наступил в нынешнем году неслучайно. Еще в 2012 году югорские чиновники сообщали о программе «Ликвидация и расселение приспособленных для проживания строений», которая должна была быть исполнена за 18 месяцев. Эти месяцы прошли, а балки остались на своем месте.

«Когда-то, еще до нынешнего главы города Дмитрия Попова, городской бюджет составлял 13 млрд рублей, а сейчас – 19 млрд. На 35% бюджет увеличился, а условия жизни не только не улучшились, а ухудшились. Города с миллионным населением имеют меньший бюджет, но у них и дороги лучше, и балков нет. А куда наши деньги уходят? Сразу ясно, что воруют, коррупция здесь. Надо чиновников прижимать к стенке», – уверен сургутский социальный активист Вадим Абдуррахманов.

17 мая жители пошли «прижимать чиновников в стенке», а их обвинили в попытке захвата здания горадминистрации.

«Люди пошли в администрацию. Полицейские расценили это как захват администрации и начали про законы рассказывать. Но людей это не успокоило. Дело в том, что в администрации находились губернатор ХМАО Наталья Комарова, глава города Дмитрий Попов, все чиновники, однако никто не вышел на встречу к жильцам. Это людей разозлило, поэтому они пошли к администрации. Когда меня спросили – «это что, штурм?» – я ответил, что это не штурм. Там было всего восемь полицейских, а митингующих - несколько десятков. Полиция их не остановила бы. Просто граждане оказались законопослушными, выслушали все и разошлись», – разъяснил Вадим Абдуррахманов.

Активист уточнил, что резолюция митинга была передана губернатору Комаровой, прокурору ХМАО и мэру города. После этого последовало увольнение заместителя мэра по строительству. Также прозвучали очередные обещания, что жителей балков и вагончиков расселят и предоставят им квартиры.

«Когда горожане просят администрацию решить проблему, то остаются неуслышанными. А когда мы выходим на митинг, то нас сразу слышат. Из этого можно сделать вывод, что другого рычага, кроме как устроить митинг, у нас нет», – констатировал Вадим Абдуррахманов.

Депутат Госдумы, член комитета по жилищной политике и ЖКХ Александр Абалаков полагает, что выходить на улицы людей вынуждает отчаяние. «Эта проблема не только Сургута, но и других северных территорий. Народ приезжал на Север, надеясь на высокие заработки и льготы, рассчитывая поработать и уехать, жить на материке достойной жизнью. Но судьба приехавших складывалась иначе. Теперь же люди отчаиваются и потому готовы идти на крайние меры», – заметил Александр Абалаков.

В глазах многих россиян Югра и Ямал выглядят богатыми регионами, этакими Эльдорадо, где местные жители купаются в нефтегазовых и денежных потоках. Однако на практике оказывается, что в этих потоках купаются лишь чиновники да связанные с ними пронырливые дельцы. А местных жителей зачастую обдает совсем другими потоками.

Дмитрий Ремизов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.